aif.ru counter
60

Главное, чтобы свои не "замочили"!

После уничтожения банды Мовсара Бараева в Москве Чечня замерла в ожидании жестоких спецопераций со стороны федеральных силовых структур. Однако этого не произошло. Наоборот, в республике возросла активность боевиков. Участники штурма "Норд-Оста", офицеры спецназа ФСБ России, сейчас находятся в Чечне. Обласканные властью на словах, они до сих пор не дождались обещанных президентом наград и ордеров на жилье. Но Родине по-прежнему служат честно.

ПОСЛЕ уничтожения банды Мовсара Бараева в Москве Чечня замерла в ожидании жестоких спецопераций со стороны федеральных силовых структур. Однако этого не произошло. Наоборот, в республике возросла активность боевиков.

Участники штурма "Норд-Оста", офицеры спецназа ФСБ России, сейчас находятся в Чечне. Обласканные властью на словах, они до сих пор не дождались обещанных президентом наград и ордеров на жилье. Но Родине по-прежнему служат честно.

Спецназовский омлет

НАД фанерным столом - в кружок десятка два стриженых командирских затылков. Между ними - карта района предстоящей спецоперации. Один из главарей чеченских террористов остановился на ночевку в ближайшем селе. Спецназу предстояло зачистить несколько "адресов" - четыре дома, в каждом из которых столовались по 25 боевиков. Главный удар - по краснокаменной вилле, в которой разместился полевой командир с двенадцатью телохранителями.

Выход на спецоперацию назначен в 00 часов. Быстро накрыт фронтовой стол: картошка в мундире, сало, спонсорская сырокопченая колбаса. Для желающих - на снарядных ящиках - "шведский стол" из консервов. Открывай любую банку, ешь от пуза. Никто слова не скажет. Спиртного - ни-ни. На время спецопераций - сухой закон.

На фронте мужики из спецназа ФСБ проявляют себя непревзойденными кулинарами. Для них сварить кашу из "топора" - самых невероятных продуктов - раз плюнуть. Вряд ли кто из профессиональных поваров сможет так мастерски "исполнить" на костре рыбный суп из кильки в томатном соусе, как делают эти парни. Фирменное блюдо - омлет "спецназовский" толщиной сантиметров в десять на громадной "семейной" сковороде, в которую вмещается около полусотни яиц.

Ночь на дворе изумительная. На небе ни звездочки. Плотный туман - в двух шагах ни черта не видно. Спецназовцы говорят, что такую ночь разведчики ждут три года. На их рукавах - белые матерчатые полоски, нарезанные из старой простыни... Это опознавательный знак - "я свой". Как при штурме "Норд-Оста".

Отряд идет быстро, почти "коньковым" ходом. Здесь главное - не задохнуться. Шаг - вдох, шаг - выдох. Становится жарко. Специалисты говорят, что по горам нужно ходить так, чтобы при движении можно было играть в шахматы.

Иногда останавливаемся на минутку-другую. Саперы проверяют дорогу. Не дай бог мины. Боевики тоже не лохи. Свои базы и стоянки окружают всевозможными "сюрпризами". В последнее время террористы стали приспосабливаться к нашим техническим средствам обнаружения фугасов и мин. Они все чаще ставят безоболочные взрывные устройства - так называемые тротиловые "кирпичи", собранные из десятка 100-граммовых шашек, с простейшим механическим взрывателем нажимного действия.

На очередной горе неожиданно входим в облако. Словно в сауну - только мерзкую и холодную, из смеси воды и снега. Одежда промокает моментально и покрывается тонкой хрустящей корочкой льда.

Первые шесть километров отряд спецназовцев промахнул на одном дыхании. Впереди показалось "наше" село. С обледеневшей горы тихо скатываемся, копчиком считая каждую кочку. В крайнем доме во дворе загорается лампочка. Вышедшая на улицу пожилая чеченка, увидев вооруженных "призраков", охает и со страху выливает на себя тазик с помоями.

Неожиданно забрехали собаки. В некоторых домах как по команде загорелись окна. И не просто хаотично, а словно по определенной схеме - выстроившись в цепочку огней в сторону гор. Ясно, местные жители семафорят боевикам: в село пришли русские. Одновременно с оконной сигнализацией над печными трубами появились белые дымки. Издалека их хорошо видно. Для этих целей пособники боевиков зимой всегда держат ворох кукурузной соломы, летом - промасленную бумагу. Для черного дыма.

Горный марафон

В ЭТУ ночь боевая удача изменила спецназовцам. По нужным адресам - домам, в которых, по данным армейской разведки, останавливались бандиты, спецназовцы нашли только разбросанные в спешке матрасы и остатки еды. Как выяснилось, боевики ушли из села за час до прихода отряда. Обычно места отдыха VIР чеченских командиров охраняют десятки людей, их служба безопасности заранее приходит на место ночевки, расставляет везде наблюдателей, оснащенных приборами ночного видения и мобильными средствами связи. Боевикам к тому же помогают местные жители. И ничего с этим не поделаешь.

Назад на базу возвращались еще быстрее. Злые от досады. Идем в гору, с уклоном в 60 градусов. Сердце и легкие почти выпрыгивают из груди. В глазах иногда темнеет. От сумасшедшего темпа промок насквозь. Даже бронежилет чавкает. Но останавливаться нельзя. Иначе - замерзнешь. Самый большой привал - на десять секунд. Из села нас провожал гортанный голос муэдзина - призыв к утреннему намазу: шел второй день мусульманского праздника Ураза-Байрам.

От всей души матерю наших российских оборонщиков. Просто садисты. Кому в голову пришло разработать армейский, почти неподъемный бронежилет весом в 14 килограммов. Плюс шлем весом в шесть кило. Если в него попадает пуля, ее ударная сила сломает вам шейные позвонки.

На горе попадаем под автоматный обстрел. Вместе со всеми падаю на землю, ползу по-пластунски в поисках любой ямки, чтобы запихнуть туда хоть голову. Черт с ней, с задницей. Над головой, в ветки кустарника, бьют пули, затем кувыркаются в воздухе - ф-р-р, ф-р-р. Возможно, калибр 5,45 мм. Неужели по нам лупят свои? Ведь боевики любят больше классику - 7,62 мм.

Так оно и оказалось. По нам попали армейские разведчики, совсем необстрелянные еще салаги. И командир их такой же зеленый - впервые на войне. В густом тумане, как потом выяснилось, они "ошиблись". И приняли нас за боевиков. Обстрел продолжался минут пять. В воздух идут зеленые ракеты - "я свой". Но их плохо видно - гаснут в тумане. По рации почти крик: "У нас 300-й (значит, кто-то ранен). Все матерятся. Хорошо хоть, что спецназовцы не ответили огнем. Они-то профессионалы и уж точно не промахнулись бы.

...На главную базу возвращаемся поздно вечером, пропахав по горам 12 км с полной выкладкой. А это 30 кг, не считая оружия. Из одежды, промокшей насквозь, можно было отжать литр пота.

За ужином под хорошую закуску парни жахнули по сто фронтовых грамм. Тост был один. В армии его еще называют пятым: "Главное, чтобы свои не "замочили".

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Нужно ли пенсионеру сообщать в ПФР о трудоустройстве?
  2. Кто сможет получить 50% скидку на железнодорожные билеты?
  3. Почему нельзя крепить иконки, гаджеты и другие предметы на руль и торпеду?