aif.ru counter
22

Терроризм сродни туберкулезу

Уже очевидно, что из-за разгула уголовщины в Северной Осетии терроризм неотвратимо превращается в социальную болезнь, сродни открытой форме туберкулеза. Болезнь, которая лечится только в здоровой среде.

В СУББОТУ вечером, 10 ноября, на владикавказском рынке прогремел взрыв. 7 человек погибло, включая маленькую девочку, более 40 ранено. Это третий по счету взрыв на столичных рынках Северной Осетии за неполных три года.

НАКАНУНЕ случившегося только и разговоров было, что о террористе, захватившем в детской поликлинике заложников и исчезнувшем с тремя миллионами рублей. "Упустили, - соглашалась милиция, - зато на рынке у нас и охрана, и видеослежка, комар не проскочит". А коренные владикавказцы насмешливо качали головами: "Ерунда, плати и на машине заезжай, а еще можно через запасной вход, через магазин, в торговые ряды попасть..." Как всегда, оказались правы не профессионалы, а "люди с улицы".

С беспристрастностью диспетчеров

ВЗРЫВОМ на рынке "ознаменовали" День милиции. Десятью днями раньше, 30 октября, захватом поликлиники "отметили" 9-ю годовщину начала осетино-ингушского конфликта. Террорист в черной маске положил в граненый стакан гранату на растяжке, чтобы силу взрыва усилили осколки стекла. "Я покажу вам афганский тюльпан", - пригрозил он трем женщинам-заложницам в белых халатах. На шее у каждой из них висел смертоносный груз - гранаты. Наверху, на втором и третьем этаже поликлиники, врачи и медсестры прятали по кабинетам пришедших на прием мам с детишками. Одни звонили в милицию. Другие, особо не надеясь, что кто-то придет и спасет их, распахнули окно в конце коридора на втором этаже. Сначала два подростка спрыгнули вниз, потом матери, перегибаясь через подоконник, спускали на руках малышей.

Приехали милиция, ФСБ, прокуратура. Террорист отпустил заложников и к исходу третьего часа, припугнув обещанием взорвать жилые дома, выторговал у силовиков три миллиона рублей, чтобы в центре Владикавказа бесследно исчезнуть на милицейской машине. Начальник ФСБ Северной Осетии В. Безуглый лежит с инфарктом, ехавший в машине с террористом замминистра МВД В. Рубаев отстранен от должности. Оба помалкивают. Зато бескомпромиссны министр К. Дзантиев ("На нет сведен наш профессионализм") и президент республики А. Дзасохов, он же председатель Совета безопасности ("Или найти, или уйти"). Их обоих не было во Владикавказе, когда все случилось. Зато накануне силовики с большой помпой проводили командно-штабные учения, лихо, в считаные секунды, освобождали "заложников", захватывали "террористов". На деле же все оказалось иначе.

120 осколков на одну душу населения

ВПРОЧЕМ, головы во Владикавказе "не летели" даже тогда, когда несколько лет назад из-за неудачной попытки обезвредить террориста, захватившего детский садик, погибло четверо малышей. Заведующая Л. Швыдко, которая вела с бандитом переговоры, оказалась между двумя взорвавшимися гранатами, но чудом выжила. Экспертиза насчитала на ее одежде 120 отверстий. Людмила Александровна сидит дома как приговоренная - в любую минуту может "отключиться", потерять сознание. Ей до сих пор не выплатили компенсацию за утраченное здоровье, правда, орден "За личное мужество" после долгих раздумий все-таки дали. А ее коллегам - тем, кто детей эвакуировал, собой закрывал, - и вовсе ничего.

За ту неделю, что была в командировке, трижды оцепляли университет - искали взрывчатку. Как утверждают в милиции, одного из пяти "телефонных террористов" находят, но они все равно не унимаются. Конечно, проще всего теракты ложные и настоящие списать на предстоящие выборы. Или еще лучше - на дурное влияние соседней Чечни. Но террорист, захватывавший садик, - свой, местный, далекий от политики люмпен, жаловавшийся своим заложникам на безденежье. Бандиты, которых обвиняют в организации взрывов трех домов в военном городке "Спутник", тоже местные, за исключением нескольких грузин. По ходу дела всплыли 17 убийств, 22 разбойных нападения. "Тысячи людей ходят по городу с оружием", - констатирует секретарь Совета безопасности республики Ю. Бзаев. Бесспорно, терроризм не имеет национальности. Но очевидно и другое. Из-за разгула уголовщины в Северной Осетии терроризм неотвратимо превращается в социальную болезнь, сродни открытой форме туберкулеза. Болезнь, которая лечится только в здоровой среде.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. О чем говорил Путин в послании Федеральному собранию 2019 года?
  2. Что Дмитрий Медведев рассказал о новой системе обращения с мусором?
  3. Что такое «плазменная артиллерия»?


А что вы думаете по поводу тарифной политики в ОСАГО?