aif.ru counter
253

Лесные люди

"ОЙ, опять ко мне журналисты. Вот только пишут и показывают про нас всю неправду. По телевизору сказали, что мы по тайге босиком ходили - так была у нас обувь", - улыбаясь, мягким голосом говорит Анна Антипина. В с. Сереброво Иркутской области с осени прошлого года осела семья сибирских отшельников Антипиных: Виктор, Анна и четверо их детей - семнадцатилетняя Оленья, тринадцатилетний Виктор, восьмилетний Михаил и трехлетняя Алеся.

Семья отшельников прожила в тайге 20 лет. Здесь у них родилось четверо детей

"ОЙ, опять ко мне журналисты. Вот только пишут и показывают про нас всю неправду. По телевизору сказали, что мы по тайге босиком ходили - так была у нас обувь", - улыбаясь, мягким голосом говорит Анна Антипина. В с. Сереброво Иркутской области с осени прошлого года осела семья сибирских отшельников Антипиных: Виктор, Анна и четверо их детей - семнадцатилетняя Оленья, тринадцатилетний Виктор, восьмилетний Михаил и трехлетняя Алеся.

Таежная одиссея

О ТОМ, как они познакомились с Виктором, говорит неохотно. "Судьба у меня сложная и запущенная. Если честно, то мне стыдно об этом говорить", - грустно замечает Анна.

Ей было 15 лет, когда в первый раз увидела Виктора - крепкого, статного мужчину. Не испугала ее ни большая разница в возрасте - 16 лет, ни, казалось бы, его странные мысли: уйти подальше от людских глаз, человеческих пороков и жить в девственно чистой и стерильной тайге. Таким местом должна была стать сказочная страна Фактория, которая однажды ему пригрезилась. Наверное, на ее-то поиски он и отправился еще юношей, сбежав подальше из родительского гнезда, что на Смоленщине, подался на край света. Предварительно он избавился от краснокожей паспортины (впоследствии то же сделает и Анна, когда они вместе отправятся в далекий путь).

Неизвестно, как восприняли такой поступок родители Виктора Марцинкевича, по словам Анны, люди высокообразованные. Отец - не последний человек в Смоленской области и мать - сотрудница библиотеки научного института. Однако за несколько тысяч километров от отчего дома он нашел свое счастье - любимую жену и то, о чем мечтал с детства. Кстати, он даже вывел три заповеди, по которым жила семья и которые повторяла постоянно, как "Отче наш":

1. Счастье жизни - в ее простоте.

2. Человек, стремись к естеству - будешь здоров.

3. Болезнь - это сигнал к изменению образа жизни.

Первое семейное отшельничество, правда недолгое, они совершили вместе с матерью Анны, чью девичью фамилию он и взял, став Антипиным. Во второй раз в свободное "плавание по сибирскому бездорожью" пустился только с Анной. Они обошли вдоль и поперек Хакасию, Эвенкию и Восточную Сибирь. Нехитрую поклажу - все самое необходимое - носили с собой.

Руки Анны исколоты иголками. Столько на своем веку ей пришлось одежды вручную перешить, и вспоминать не хочется. Питались тем, что даровала матушка-природа. Причем мясо Виктор добывал только капканами и силками - ружья никогда в семье не было. Анна вспоминает, что очень туго им приходилось без хлеба. Но со временем даже из кабачков хлеб научилась печь, готовила супы из разных трав, в том числе и подорожника. Летом и осенью было проще - тайга богата на черемшу (сибирский чеснок), грибы, ягоды. А зимой, в самые голодные и трудные времена, из одних и тех же костей варили по несколько раз бульон, питались кореньями растений. Иногда Виктор брал панягу (большой специальный рюкзак) и выходил к людям.

- Говорят, что он ходил и просил еду, одежду. Никогда такого не было - он обязательно рассчитывался за то, что ему давали, или отрабатывал. Нагружал панягу всем необходимым - продуктами, одеждой, обувью и возвращался к нам. Обязательно приносил газеты, среди них были и "Аргументы и факты", которые мы очень любили читать.

- А чем он мог рассчитаться?

- Добытыми ушканами (зайцами), белками. Я шила из их шкурок шапки. Летом-осенью продавали орехи, ягоды, травы.

Все недуги, которые посещали сибирских отшельников, хозяин семейства врачевал травами, а зубную боль умел заговаривать. Все роды жены он также принимал сам. Перерезал пуповину, ловко заворачивал ребенка, предупреждал заговорами кровотечения и другие родовые осложнения. Но первых двух детей спасти не смог. Они в тайге не выжили. Третьего ребенка спасло только чудо. Когда же от укуса клеща умер 6-летний Ванюша, Анна задумалась о будущем детей.

Оленья история

УДИВИТЕЛЬНАЯ история произошла после рождения старшей дочери Оленьи. Был голодный март. Семья мучилась от недоедания. Анна потеряла молоко, нечем было кормить ребенка - его жизнь была под угрозой. И тут - о чудо - к стоянке отшельников пришли олени. Виктору удалось забить одного животного и тем самым спасти мать и дочь. Анна разжевывала оленину и давала малютке.

- Как галка клювом кормит своих птенцов из клюва, так и я свою дочь.

В честь благородного животного, спасшего жизнь ребенку, родители и нарекли своего первенца Оленьей. Имя младшей Алеси они трактуют как "алое дитя леса". А сына Виктор назвал Михаилом, отдавая дань своему любимцу, с которым не раз он находил при встрече "общий язык", - хозяину тайги - медведю. Много раз он попадался на пути отшельников, но какая-то неведомая связь взаимопонимания устанавливалась между животным и Виктором, после чего косолапый поворачивал восвояси.

После долгих скитаний семья осела километрах в 15 от поселка Сереброво Тайшетского района Иркутской области. В живописнейших местах, "там, где речка течет Бирюса", провели последние 13 лет Антипины. Но что-то надломилось в душе Анны. Все чаще они ругались с Виктором, и, не выдержав больше отшельничества, женщина однажды решила уйти к людям. Виктор же, узнав о замыслах жены, предупредил ее, что детей не отдаст. Тогда Анна обратилась за помощью к председателю сельсовета. Тот с участковым пытались уговорить Виктора выехать из тайги, но ничего не получилось. Тогда председатель выделил пустующий дом в поселке и машину, на которой Анна перевезла детей и нехитрые пожитки. В районе организовали акцию по поддержке переселенцев: собрали одежду, обувь и другие, необходимые в быту вещи. Передача "Что хочет женщина" прислала 15 тысяч рублей, на которые они выкупили дом. Виктор же не изменил своей мечте жить без пороков и излишеств. Правда, он обращался в районную администрацию, чтобы выделили ему участок промысловой тайги, но делянки все уже давно расписаны. "Вот и ждет он какого-то неведомого спонсора, - вздыхает Анна. - Столько писем в Москву писал, даже Кобзону, только вот ответа от него так и не получили".

- Дети видятся с отцом?

- Конечно. Несмотря на то что мы жили недалеко от людей, нас никто не мог найти. Но дети к отцу дойдут с закрытыми глазами.

- Страшно было жить в лесу?

- Нет. Мы опасались встречи с людьми. Мало ли что у них на уме может быть...

Больше всего Анна гордится успехами Оленьи. Девушка пишет необыкновенные стихи и поэмы - все больше про лес и прошлую жизнь. Еще она рисует самобытные картины, хорошо вяжет. На дом к Антипиным приходит педагог, чтобы заниматься с детьми. Оленья за полтора месяца освоила 1-й и 2-й классы начальной школы.

- Я думаю, что Оленье достаточно будет получить начальное образование, а алгебра, химия и другие совсем не нужные науки убьют в ней ее самобытность.

Оленья как-то даже сходила на дискотеку, но ей там не понравилось - отовсюду несется мат и разит перегаром - не к такому она привыкла.

Районная администрация пытается Анне подыскать работу, но в поселке и с образованием-то безработных хватает, а у Анны и профессии никакой нет. Пока живет семья на детские пособия и людскую помощь. А летом, чтобы хоть немного заработать, придется Анне с детьми вернуться к тому, чем занималась до этого: к травам-ягодам и привычному таежному промыслу.

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Когда в России появятся новые плацкартные вагоны?
  2. Когда лучше подкопить на жилье, а когда — сразу взять ипотеку?
  3. Почему в России привыкли есть с хлебом?