aif.ru counter
417

Наркодилеры с Лубянки

Самая крупная за всю историю России партия наркотиков, задержанная на прошлой неделе в Подмосковье, - 420 кг героина - предназначалась для продажи внутри России. Хотя еще несколько лет назад такие партии задерживали на территории страны как транзитные, следующие в Европу. Что ужасно: теперь наркотик можно купить в любой российской подворотне, в школе, институте - проблем нет. Да что там говорить, вся страна знает, что в столице "дурью" торгуют почти на самой главной площади столицы - Лубянке, под окнами ФСБ. Рядом Кремль, Госдума, администрация президента, огромный магазин "Детский мир". Несмотря на заверения столичной милиции о том, что здесь уже давно не торгуют наркотиками, наш корреспондент на собственном опыте убедился: торгуют всем, что наркоманской душе угодно.

САМАЯ крупная за всю историю России партия наркотиков, задержанная на прошлой неделе в Подмосковье, - 420 кг героина - предназначалась для продажи внутри России. Хотя еще несколько лет назад такие партии задерживали на территории страны как транзитные, следующие в Европу. Что ужасно: теперь наркотик можно купить в любой российской подворотне, в школе, институте - проблем нет. Да что там говорить, вся страна знает, что в столице "дурью" торгуют почти на самой главной площади столицы - Лубянке, под окнами ФСБ. Рядом Кремль, Госдума, администрация президента, огромный магазин "Детский мир". Несмотря на заверения столичной милиции о том, что здесь уже давно не торгуют наркотиками, наш корреспондент на собственном опыте убедился: торгуют всем, что наркоманской душе угодно.

Героин по рецепту

ПОМОЩНИКОМ в этом редакционном задании стал давний знакомый Антон. "Сначала, - разъяснил он, - мы с тобой "организуем" рецепт, найдем аптеку и купим "колеса". Я себе беру десять капсул. Остальное потом продадим на Лубянке. В итоге я получаю дозу, а ты - свой репортаж".

Выясняется, что "организацией" аптечных рецептов занимается какой-то человек с окраины Москвы. Антон звонит ему и конспиративно объясняет суть дела: "Лавэ (деньги) со мной... нужен один (рецепт) на три (упаковки капсул)... через полчаса на Лубе (метро "Лубянка") в центре зала". По довольному выражению лица понимаю, что все в порядке. Закурив, идем к метро.

По дороге Антон открывает мне неизвестные доселе проблемы столичной молодежи: "Трамал" - это таблетки и капсулы, которые прописывают раковым больным. Их действие сопоставимо с действием героина". Еще год назад их втихаря продавали почти во всех аптеках. Большая часть сидевших тогда на героине перешла на раковый препарат. Кайф тот же, но дешевле в несколько раз.

Однако "идиллия" закончилась спустя шесть месяцев - таблетки запретили, занесли в ранг наркотиков и изъяли из продажи. Немногочисленные аптеки, в ассортименте которых они остались, подвергались круглосуточному наблюдению сотрудников милиции. Те, кто, отчаявшись от ломок, рисковал их покупать там, сразу же задерживались стражами порядка. "Меня, - говорит Антон, - "принимали" дважды. Первый раз отдал ментам 500 рублей, а второй - 1500".

"Сейчас, правда, появились аптеки, - говорит Антон, спускаясь по эскалатору, - которые продают этот препарат строго по рецептам. Сегодня мы с тобой пойдем в одну такую".

Пока разговаривали, доехали до "Лубянки", вышли в центр зала. Антон просит меня отойти в сторону: "Этот парень боится незнакомых людей. Меня он знает, а тебя испугается". Я отхожу, а из потока людей выходит высокий парень в темных очках и приближается к Антону. Никаких приветствий и рукопожатий. Пока разговаривают, человек кладет что-то в нагрудный карман Антоновой рубашки. Тот, в свою очередь, передает деньги, и они расходятся. Проходящий рядом с ними дежурный милиционер демонстративно отворачивается от этой парочки.

Пока поднимаемся по эскалатору, я разглядываю рецепт. Бумажка настоящая, с множеством печатей и подписей. "Значит, - спрашиваю, - это выписывает реальный врач?" "На реального больного, - кивает Антон. - За эту услугу люди в белых халатах берут 500 рублей".

Наш разговор обрывается перед большой зеленой вывеской "Аптека". Антон входит внутрь, и я, минуту спустя, следую за ним. Традиционную аптечную тишину нарушает резкий голос фармацевта отдела рецептурного отпуска: "Молодой человек, я повторяю, что "Трамала" сегодня нет! И завтра его не ожидается..." На Антона смотрит вся аптека, как на прокаженного. Тем не менее, культурно поблагодарив, выходим из помещения. В следующей аптеке все складывается удачнее: Антон выходит из здания, сжимая в руке три пачки. Садимся в близлежащем сквере. Пока я разглядываю упаковку, Антон одну за другой глотает капсулы.

Разыскивается баба Клава

МЫ СНОВА на Лубянке. Антон прячет оставшиеся капсулы в сломанном радиоприемнике: "Если попадемся, придется пятихатку (500 рублей) платить ментам, чтобы отпустили. Лучше перестраховаться..." Мой спутник уже совсем другой: теперь он выглядит абсолютно спокойным и хладнокровным. Вероятно, химия начала действовать.

Подходим к известному шикарному торговому центру для богатых. "Видишь тех двух парней с лысой девкой? - спрашивает Антон. - Это "винтовые" (наркоманы, употребляющие наркотический стимулятор - первитин. - Ред.). Часто "кидают" новичков, которым позарез нужен наркотик. Берут деньги и заходят в магазин, якобы забрать у продавца дозу. А там есть второй выход". Я смотрю на троицу у магазина. Скуластые худые лица и злобные нервные взгляды. Несмотря на жару, у всех водолазки с длинным рукавом, очевидно, скрывающие исколотые вены. Антон просит меня перестать так явно изучать их персоны. Мало ли что у них на уме...

Приближаемся к аптеке N 1. Группа парней у входа смотрит в нашу сторону. Это, как выясняется, друзья Антона. Он подходит к ним и начинает разговаривать. Парни лезут в карманы за деньгами - видимо, покупают у Антона оставшиеся капсулы. Я отхожу к передвижному холодильнику взять мороженое. В тот момент, когда подходит очередь, у морозильной тележки появляется Антон. "Катя здесь?" - спрашивает он у продавщицы. Кинув на него косой взгляд, девушка отвечает: "Здесь..."

"Сейчас, - говорит Антон, - ты увидишь самого интересного персонажа Лубянки - бабу Клаву. Ее на самом деле зовут Катя, но все называют ее Клавой. Баба Клава - самая пожилая "барыга". Торгует, разумеется, "Трамалом". По слухам, у нее есть доступ к складу, где хранятся эти таблетки. Она всегда ходит с большими сумками, но "колеса" прячет в лифчике. Вот она, гляди..." На другой стороне улицы замечаю пожилую женщину с двумя хозяйственными сумками. Вопреки ожиданиям, она превосходно одета и хорошо выглядит. Аккуратно уложенные волосы и бежевый летний костюм. Антон перебегает дорогу и, поравнявшись с ней, спрашивает: "Есть что, Клав?" Бабуля, не поворачивая в его сторону голову, отвечает: "Все есть". - "Стоит сколько?" - "Как всегда, - спокойно отвечает Клава, - решайте скорее, я ухожу через полчаса". "Ну, - подытоживает Антон, - мы подойдем, если что".

Клава сворачивает в ближайший переулок. Антон садится на лавку и закуривает сигарету. Сидит, опустив голову. Минуту, вторую... "Ты в порядке?" - спрашиваю я его и хлопаю по плечу. Он поднимает голову, и тут я вижу, что его зрачки стали совсем маленькими. "В порядке. Пора расходиться". Тут к нам подбегают трое парней: "Клава еще здесь?" Антон кивает головой в сторону переулка. Компания уходит в одну сторону, я - в другую. Антон продолжает сидеть.

P. S. ЛУБЯНКА как наркоточка не умрет никогда. Нынешнее поколение молодых уже не помнит дурной славы этой площади как синонима зверств НКВД и КГБ. Зато и начинающие наркоманы, и родители тех, кого мучит смертельная ломка, с любого конца города приедут сюда, потому что знают: в любое время суток из подворотен площади вынырнут люди и скажут заветные слова: "Чего ищешь?" А сотрудники спецслужб, работающие рядом, так комментируют подобное соседство: у нас глобальные задачи - международный наркобизнес. Уличная торговля наркотиками - дело милиции. Правда, пару раз чекисты устраивали на площади облавы и на наркодилеров, и на крышующих их ментов. Ловили по 60-80 человек за один раз. А потом опять занимались своей глобальной задачей.

Комментарий специалиста

СИТУАЦИЮ комментирует заместитель председателя Госкомитета по наркоконтролю генерал Александр МИХАЙЛОВ:

- ЛУБЯНКА превратилась в знаковую наркоточку города с подачи самого ведомства, расположенного на площади. Это по нашей инициативе (я в то время работал в КГБ) средства массовой информации рассказали о Лубянке как о месте, где торгуют наркотиками. И вместо антипропаганды получилась своеобразная реклама, из которой все московские наркоманы узнали, где, что и почем продается. Потом уже из окна моего кабинета велась видеосъемка самого процесса, после которой мы и задержали наркодилеров и тех, кто их покрывает. Кстати, милиционеров среди задержанных было больше чем достаточно, и из местного отделения милиции, и из РУБОПа, и из других ведомств, причем далеко не простых рядовых сотрудников. Они пытались действовать грубо, но с нами на операции были сотрудники Главного управления собственной безопасности, которые привели всех в чувство. Многие тогда пошли под суд. Но, видимо, разовые акции не имеют должного эффекта. Поэтому сегодня создан специальный комитет (по наркоконтролю. - Ред.), который призван координировать взаимодействие всех правоохранительных органов и спецслужб в борьбе не только с наркодилерами, но и их теневыми покровителями, среди которых немало продажных милиционеров.


Наркотики в России в последнее время наконец-то признаны национальной катастрофой. Еще бы: одна только Свердловская область, по оценкам некоторых экспертов, в год употребляет 14 тонн(!) героина. А ведь кроме этого белого порошка есть еще масса и других разновидностей дурмана.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Чем запомнился режиссёр Франко Дзеффирелли?
  2. Кого подозревают в убийстве чемпиона России по сноуборду Дмитрия Кольцова?
  3. Можно ли замораживать молоко?