aif.ru counter
10

Почему сделки совершаются на островах?

"Сейчас много говорят о желании транснациональных корпораций купить российские нефтяные компании. Как правило, комментаторы и политики приветствуют эти сделки - мол, России нужны иностранные инвестиции. При чем здесь инвестиции? Если некий олигарх продает иностранцам свои акции, миллиарды долларов перекочевывают не в российскую экономику, а к нему в карман. При этом, по официальным данным, износ оборудования в нефтяной отрасли - до 80%. Это ли не свидетельство того, что никаких инвестиций нет?" Г. Т а р а с о в, кандидат наук, Новосибирск

Сейчас много говорят о желании транснациональных корпораций купить российские нефтяные компании. Как правило, комментаторы и политики приветствуют эти сделки - мол, России нужны иностранные инвестиции. При чем здесь инвестиции? Если некий олигарх продает иностранцам свои акции, миллиарды долларов перекочевывают не в российскую экономику, а к нему в карман. При этом, по официальным данным, износ оборудования в нефтяной отрасли - до 80%. Это ли не свидетельство того, что никаких инвестиций нет?
Г. Т а р а с о в, кандидат наук, Новосибирск

Мимо денег

НАШ читатель, безусловно, прав. Покупка акций - это еще не инвестиции, это всего лишь смена хозяина. Более того, к российской экономике эти сделки имеют опосредованное отношение. Большинство отечественных компаний уже сегодня принадлежат иностранным офшорам (фирмам, зарегистрированным в государствах, где налоги минимальны).

В качестве пропуска на Лондонскую и Нью-Йоркскую биржи дотошные иностранцы требуют прозрачности: они хотят знать, кому на самом деле принадлежат компании. Российские акулы капитализма вынуждены раскрывать своих акционеров.

И вот что выясняется. Скажем, есть нефтяная компания "ЮКОС" с выручкой больше 11,4 млрд. долларов в год. Она зарегистрирована в России. А основные акционеры этой компании - гибралтарская фирма Group Menatep (60,5% акций) и кипрский фонд Veteran Petroleum (10%).

97,5% акций Тюменской нефтяной компании (до сделки с BP) принадлежало фирмочке TNK International, зарегистрированной на Виргинских островах, с уставным капиталом всего 50 тысяч долларов. Эта TNK International на 100% принадлежит другому офшору - TNK Industrial Holdings Ltd.

На Кипре зарегистрирован металлургический Евразхолдинг. Офшоры контролируют 38% компании "Объединенные машиностроительные заводы" (Уралмаш-Ижора). Акции "Русского алюминия" распределены между 6 фирмами, зарегистрированными на Британских Виргинских островах. И так далее - см. таблицу.

Оттуда - с островов - передел российского бизнеса выглядит совсем иначе, чем из правительственного Белого дома на московской набережной. Активами Абрамовича управляет британская фирма Millhouse Capital. Если она продает пакет офшорных акций "Русского алюминия", какое отношение к этому имеем мы, наше правительство, наш бюджет? Покупка "бритишами" половины ТНК свершилась на Виргинских островах. Можно предположить, что и платеж в 3 млрд. долл., который осуществил "ЮКОС" в обмен на акции "Сибнефти", тоже происходил за пределами родины.

Сделки совершаются на островах. А Россия все сожалеет об утечке капитала. Да был ли он на родине, этот капитал?!

Уйти от налогов

НОВАЯ компания ТНК-BP тоже зарегистрировалась на Британских Виргинских островах. Решение пресс-секретарь BP Тоби О.Дони объяснил так: "Там действуют знакомые нам британские законы, и это позволяет снизить наши риски".

Представитель ТНК-BP Владимир Бобылев успокаивает, что регистрация в офшоре ничего не изменит: "TNK International тоже там зарегистрирована. Тем не менее в прошлом году мы заплатили налогов 48,8 долл. с тонны добытой нефти - один из самых высоких показателей в России, - говорит В. Бобылев. - Мы обещаем, что центр прибыли компании останется в России".

Если все так радужно, зачем надо было уводить бизнес из России?

У "слинявшего" бизнеса три главные заповеди: платить поменьше налогов, легче продаваться иностранцам и не светиться.

"Сегодня большинство российских компаний, особенно сырьевых, работают через офшоры, - комментирует эксперт "Атон" Тим Маккатчен. - Продают в офшор баррель, скажем, по 20 долларов и с этих денег платят в России налоги, а офшорная фирма потом перепродает этот баррель на мировом рынке по 25 долларов и с этих денег уже никаких налогов не платит. Все это происходит на глазах у государства, но почему-то никто не обращает на это внимания".

Компании готовы делиться с государством, но какую именно долю барышей отдать - каждая решает сама (зависит от того, как устроен бизнес, много ли уходит на экспорт и, как выразился Маккатчен, "от наглости"). В прошлом году, скажем, "Сибнефть" отдала в виде налогов 12% своих прибылей, "ЮКОС" - 13% , TNK International - 14%, "ЛУКОЙЛ" - 32% и т. д.

Много это или мало? По информации, полученной "АиФ" у экспертов "Тройка-Диалог", в 2002 году "ЛУКОЙЛ" с каждой тонны добытой нефти заплатил в бюджет 47,5 долл., "Сибнефть" - 38,5, "ЮКОС" - 38, "Сургутнефтегаз" - 37, "Татнефть" - 33,9. Прогнозы на этот год - "ЮКОС" заплатит более 4,5 млрд. долл. налогов. "ЛУКОЙЛ" только в первом полугодии отдал 3 млрд. На первый взгляд цифры огромные. Но, возможно, платежи оказались бы в несколько раз больше, если бы не офшорные цепочки, деликатно именуемые "минимизацией налогов".

"Умелое налоговое планирование позволяет снизить налоговую нагрузку в 3-4 раза", - говорит Валерий Тутыхин, партнер юридической фирмы John Tiner & Partners (фирма предоставляет рекомендации по налоговому планированию). На полностью легальной основе, подчеркивает он.

Все эти операции абсолютно законны. "Налогоплательщика нельзя упрекать, что он воспользовался просчетами правительства и законодателя, - говорит Сергей Шаталов, первый замминистра финансов. - Но с этической точки зрения это выглядит по-иному. Я работал в крупной аудиторской компании, там консультанты предупреждают клиентов: в принципе, схема допустима, за нее нельзя привлечь к ответственности, но пахнет это дурно".

Капитал: бегом из России?

МИНИМИЗАЦИЯ налогов - не главное, что привлекает российский бизнес в офшоры. По словам Валерия Тутыхина, компании, занимающиеся экспортом-импортом, вынуждены выстраивать эти цепочки, чтобы российский капитал мог свободно перемещаться из России и обратно.

Когда у компании "иностранное юрлицо", зарубежным партнерам понятнее правила игры и удобнее с ней работать. Кроме того, такой бизнес можно быстро и легко продать иностранцам. "Российские активы, которым вовремя была придана правильная международная оболочка, стоят на мировом рынке гораздо дороже", - заключает Валерий Тутыхин.

Ну и главное - офшоры позволяют не светиться. Россия - страна с непредсказуемым отношением к собственности и к собственникам.

Бизнес ищет оправдание своим действиям в воровстве государства (в разговоре с "АиФ" крупный предприниматель заметил: "Если я начну платить больше налогов, чиновники будут больше воровать, только и всего. А учителя и врачи все равно ничего не получат").

Так кто же все-таки должен убедить российский бизнес выйти из тени и приплыть с островов? Президент? Прокурор? Материальный интерес? А может быть, любовь к России, как это ни банально звучит.

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Как мошенники используют материнский капитал?
  2. Где находится Константинополь?
  3. Сколько патриархатов в православной церкви?