72

Обыкновенное чудо (04.01.2004)

В сорок лет его жизнь круто изменилась. Не было больше Тамбиева - преуспевающего бизнесмена, Тамбиева - депутата в кепке, низко надвинутой на глаза. Он стал человеком, который был должен всем партнерам. Человеком, при виде которого даже друзья крутили пальцем у виска. Он бросил все и занялся дельфинами. И был почти счастлив. Впервые за многие годы начала отпускать боль, занозой засевшая в сердце в тот день, когда на свет появилась его дочь.

В СОРОК лет его жизнь круто изменилась. Не было больше Тамбиева - преуспевающего бизнесмена, Тамбиева - депутата в кепке, низко надвинутой на глаза. Он стал человеком, который был должен всем партнерам. Человеком, при виде которого даже друзья крутили пальцем у виска. Он бросил все и занялся дельфинами. И был почти счастлив. Впервые за многие годы начала отпускать боль, занозой засевшая в сердце в тот день, когда на свет появилась его дочь.

Семь лет...

ДИАГНОЗ Мадине поставили почти сразу. Родовая травма... Мать и дочь в тяжелом состоянии... ДЦП...

Они не спрашивали: "За что? Почему?". Леван и Аля Тамбиевы решили бороться, несмотря на безнадежность борьбы. Потому что их дочь - самая лучшая. Потому что она ни в чем не виновата. Потому что и они ни в чем не виноваты. И потому что - иногда - на свете случаются чудеса. И они заставят себя в это поверить.

Мадина была третьим ребенком в семье. Она не ходила и неразборчиво мычала. Но была - и осталась - на удивление улыбчивым ребенком. Мама и папа тоже должны были улыбаться, потому что подрастали старшие дети, потому что на ее плечах был большой дом, на его - большой бизнес. И - Мадина. "Это не наказание, это - испытание". И они испытали все, что могли.

- Иногда он приезжал вечером домой и говорил: "Собирайся! Завтра едем". Я даже не спрашивала, куда. А наутро мы были уже в пути. Мы объездили с Мади все клиники России: Москва, Санкт-Петербург, Саратов... - говорит Аля.

Они уезжали к врачам, полные надежд. И возвращались в дом, стараясь пристроить на лица улыбку, когда хотелось рыдать оттого, что еще одна надежда пошла прахом. Потом снова уезжали.

Семь долгих лет не случалось ничего.

Мадине пора было идти в первый класс. Врач Муксим Баташева, которая наблюдала девочку с полуторамесячного возраста, дала заключение, что ей необходимо обучение на дому.

И наконец случилось чудо.

...и семь дней

О ДЕЛЬФИНОТЕРАПИИ, то есть о том, что дельфины помогают больным детям, Леван Тамбиев услышал по телевизору. Передавали репортаж с Кубы: совместное плавание больных и дельфинов давало неплохие результаты. Он уже созвонился с друзьями в Москве, чтобы те подыскали надежную турфирму для поездки, а Аля стала складывать вещи для их самого дальнего путешествия, когда один из друзей рассказал, что есть дельфинарий совсем под боком, в Анапе. В Анапу поехали всей семьей.

- Я уже к тому моменту столько о дельфинах наслышался! Что они творят чудеса, что у них какой-то особенный разум, легенды всякие, мифы... И я готовился к этой встрече. Стою, вглядываюсь в даль, где они, дельфины... И вдруг прямо у меня из-под руки выныривает, обдает брызгами и тыкается в меня холодным носом! Как сейчас помню этот момент и не забуду его никогда.

Старшие дети резвились в море, маленькая Мадина, со скрюченными ручками и ножками, в ярком жилетике болталась в воде рядом с огромными животными, которые подталкивали ее упругими резиновыми боками и брызгались. Проходил день, другой и третий, а изменений не наблюдалось. На седьмой день решено было возвращаться, и родители привели Мади в бассейн в последний раз.

Она, как всегда, поплескалась рядом с дельфинами. Когда папа вытащил ее из воды за лямочки жилета и поставил на пол, она пошла к маме. Шла и улыбалась.

- Я не верила и все думала: "Боже, она ведь сейчас упадет! Она же не может идти!" Было так страшно. А она не упала. Она шла! И я поверила.

Спустя месяц Леван Тамбиев привез дочь к детскому невропатологу Муксим Баташевой, в кабинет которой раньше Мади вносили на руках:

- Открывается дверь, а на пороге Мадина с букетом цветов, стоит и держит папу за руку!.. - В этом месте врач Баташева плачет.

Ближе к концу учебного года Мади пошла в школу.

Городской сумасшедший

МОЖНО спорить, что помогло Мадине - дельфины ли, любовь ли родителей, их вера или что-то еще. Тем более можно спорить об эффективности дельфинотерапии вообще, потому что на этом виде лечения пока не стоит гриф "Одобрено Минздравом". Но речь не об этом. Речь о том, что было после того, как Мади Тамбиева встала на ноги и пошла. И хотя нет в этом ничего сверхъестественного и необъяснимого, но все же это - тоже чудо.

- Если гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе, - так обычно Тамбиев отвечает на вопрос, как ему пришла идея построить для дочери дельфинарий. Он всегда немногословен.

Он боялся, что целебный эффект пропадет, если Мади не будет общаться с дельфинами. Тогда-то он и бросил бизнес, залез в долги и на некоторое время сделался едва ли не городским сумасшедшим.

Построить - легко сказать. Леван Тамбиев, агроном по образованию, в прошлом - директор совхоза, бизнесмен, ничего не знал о морских млекопитающих и тем более о возможностях использования их лечебных способностей. Да и мало кто в округе знал что-либо подобное.

- Прихожу оформлять документы. Пишу: частное предприятие "Дельфинарий "Мади". На меня смотрят во все глаза и спрашивают: "Что, и дельфины будут?" - "Будут". - "Живые?" - "Живые!"

После долгих поисков в курортном городе был найден уже несколько лет пустующий дворец спорта. Тамбиев взялся за ремонт. Когда нанятые им рабочие узнали, что он планирует устроить в бывшем дворце, то решили работать бесплатно: "Гиблое это дело! Не хотим на твоем горе наживаться". И много ушло времени, чтобы убедить их взять деньги и заставить поверить в обратное.

Из Утришского дельфинария в бывший дворец спорта доставили в больших чанах Бонанана, Мону, Цыганенка и Афоню - белуху и трех афалин. Нашли тренера, купили рыбы на прокорм, развесили по городу объявления о представлениях. Два раза в день дельфины выступали, а в свободное время с ними плавала "Хозяйка дельфинария" - так стали звать Мадину в школе.

Ирина Журба, живущая неподалеку от возрожденного дворца спорта, одна из первых принесла к Тамбиеву на руках своего ребенка и попросила разрешить дочери поплавать с дельфинами. Сказала, что слышала о том, что открылся дельфинарий, что у Левана - такой же ребенок... А за ней приходили другие. И Леван Тамбиев, озабоченно стягивая с головы бейсболку, вел их в бассейн и с помоста руководил купанием орущего иногда от восторга, иногда от страха, иногда от холода больного, искореженного ребенка и дельфинов, сам никогда не зная, что из этого получится.

Получается всегда по-разному. У одних детей происходят изменения, у других не меняется ровным счетом ничего. И когда в дельфинарии "Мади" появляются родители с больным ребенком, у него сжимается сердце, потому что он знает, что такое надежда, не ставшая реальностью.

- Прихожу однажды в гостиницу, где одна мама с сыном остановились. А он в коридоре один, плачет. "Чего плачешь?" - спрашиваю. "Есть хочу". - "А мать где?" - "Пошла покушать поискать, может, найдет что". Они все у себя продали, чтобы сюда приехать, даже на еду не осталось. Пришлось им билеты обратные покупать.

- Я у него сразу спросила: "Сколько денег готовить?" - рассказывает Ирина Журба. - А он говорит: ничего не надо. Он просто поклялся помогать таким детям. А если кто-нибудь пытается ну даже хоть бутылку шампанского ему оставить, он вежливо выпроваживает из кабинета.

Конечно, Леван не предполагал, во что выльется затея с дельфинарием для Мадины. Говорит, знал бы, сколько будет проблем, не начинал бы. И тут же говорит, что если судить о счастье человека по тому, хотелось бы ему прожить жизнь по-другому, то ему свою - не хотелось бы.

Дельфинарию "Мади" уже 5 лет. Сейчас это не частное предприятие, а филиал Утришского дельфинария. А трудовая книжка Тамбиева теперь лежит в Академии наук, куда он сообщает о своих наблюдениях за животными и детьми. В работе дельфинария очень много трудностей. Тамбиев физически не успевает пропустить огромное количество желающих попытать у дельфинов счастья. В курортном городке то теплотрасса рванет, то отопление отключится, то воду перекроют... А люди все едут и едут.

Леван Тамбиев целыми днями собственноручно отвечает на письма измученных родителей со всех концов страны. Он знает, что дать надежду и не помочь - страшно. Но еще страшнее такой надежды не иметь.

P. S. Герой материала просил редакцию не давать свой адрес - слишком много людей приезжает к нему за помощью и слишком многим он не успевает помочь...

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Куда обращаться, если не пришла пенсия?
  2. Действительно ли современные люди глупее предыдущих поколений?
  3. Почему нельзя выбрасывать старые холодильники, не сняв дверцу?




Каких изменений от реформы тарифов ОСАГО вы ждете?