aif.ru counter
84

Ни агентов, ни влияния

Взрывы и кровь на улицах российских городов - результат постоянных провалов в оперативной работе всех вместе взятых врасплох компетентных органов, считает бывший сотрудник спецподразделения ФСБ. Некоторыми наблюдениями он поделился с "АиФ", по понятным причинам попросив сохранить в тайне свое имя.

ВЗРЫВЫ и кровь на улицах российских городов - результат постоянных провалов в оперативной работе всех вместе взятых врасплох компетентных органов, считает бывший сотрудник спецподразделения ФСБ. Некоторыми наблюдениями он поделился с "АиФ", по понятным причинам попросив сохранить в тайне свое имя.

УНИЧТОЖЕНИЕ агентуры, десятками лет создававшейся в стране и за рубежом, началось в 90-х, когда Борис Ельцин привел на Лубянку господина Бакатина.

К началу первой чеченской кампании агентурная сеть МВД и Госбезопасности внутри страны была развалена почти полностью. Постоянные чистки руководящих кадров этих ведомств довершили дело. А молодым операм не под силу было сразу соткать новую паутину связей ни по территориальному принципу (в заданном районе или учреждении), ни по направлению (в сектах, оппозиционных организациях). Практически невозможно было использовать и традиционные способы вербовки - деньги, компромат, потому что не стало доверия к органам. Станет ли человек доверять милиции, зная, что добрая половина этих ребят крышует кавказцев?

Агентура на Кавказе есть. Но, к сожалению, в основном на бумаге. Каждый оперативный сотрудник обязан иметь определенное количество вербовок. Но сотрудник этот большую часть времени занят крышеванием различных коммерческих структур. А вербовка - процесс долгий. Надо изучить, убедить человека. Но начальство-то спрашивает. И опер придумывает несуществующего агента-чебурашку. Периодически пишет от его лица донесения. Кто-то эти донесения отрабатывает. Вот почему малоэффективно работает кавказская агентура. Часто информацией делятся в обмен на освобождение задержанного федералами родственника. Иногда потенциальный агент желает получить пост: доходное место поближе к нефтяной трубе или денежным потокам. Но чаще всего джигиты банально стучат друг на друга. Скажем, доносят на личного врага, что он боевик, - пусть солдаты с ним разберутся. Кстати, так иногда расправляются и с нашими осведомителями. Подбросят оружие, донесут, что опасных гостей ждет. Так из-за неразберихи происходят несчастные случаи, гибнут люди.

Неразбериха происходит и из-за того, что силовики нечасто делятся крохами оперативной информации друг с другом. А еще имеет значение, на чей стол, в какое управление попадут эти крохи. Полевые командиры тоже свою агентуру имеют.

Сегодня многие спрашивают: почему у нас не могут действовать, как в Израиле, - на каждый теракт отвечать ударами по лагерям противника? В результате маленькая страна хоть и страдает от терактов, но не парализована ими. Израильским спецслужбам легче работать и со спонсорами террористов, они все под боком. Да и вообще, страна эта более сплоченная. Одна вера, одна цель. Другой уровень самосознания. И навык.

Я не верю, что у всех силовиков есть реальное желание ликвидировать Басаева и Масхадова. Так как многим во власти тогда не на кого будет списывать будущие теракты. Смешно говорить, что его не могут найти. Басаев ездит на лечение в Турцию. Разговаривает по телефону с Лондоном. Туда же своему другу Закаеву звонит Масхадов. Кстати, после гибели Дудаева оставшиеся полевые командиры стали осторожнее выходить на связь. Они используют специальный удлинитель. С его помощью телефон находится в 200 метрах от самого говорящего. И удар ракетой не страшен.

У Басаева хорошая диверсионная и антидиверсионная выучка. Этот человек имел очень тесные связи с ГРУ и в начале 90-х проходил подготовку на их базах. Затем он воевал в Абхазии против грузин вместе с другими чеченцами... Разыскать скрывающегося террориста с таким послужным списком сложно. Но возможно. Была бы политическая воля.

Валерий БУЛДАКОВ

"Не хочу идти в школу!"

"МНЕ страшно. Я перестала спать по ночам. Лежу и думаю об этих несчастных малышах в Беслане, об их матерях. У меня самой двое детей. Я не могу отпустить их в школу. Целыми днями они сидят со мной дома, постоянно включен телевизор, я смотрю новости и плачу. Дети утешают меня, я знаю, что пугаю их, но не могу остановиться. Что мне делать?"

ЭТА женщина из Улан-Удэ, как и сотни других, позвонила на "горячую линию" психологической помощи, организованную Федеральным агентством по образованию. Психологи работают днем и ночью. На три телефона в маленькой комнатке стекаются боль, возмущение и страх.

Звонит восьмилетняя Анечка из Якутска: "Я не хочу идти в школу!". Потом трубку берет ее мама, говорит, что в последние дни малышка стала нервная, боится заходить домой, часто с родителями за ручку обходит все комнаты - проверяет, нет ли кого.

- Анечка, а какие мультики ты любишь? - интересуются психологи. - Попроси маму, пусть покажет твои любимые. И ничего не бойся. Бандиты хотят, чтобы ты боялась, а ты сделай наоборот.

Семиклассник Руслан из Москвы рассказывает, что в школе вывесили стенгазету: Беслан, окровавленные дети, полные ужаса глаза. Фотографии каждый день меняют - одна страшней другой.

- Мы считаем, что это варварство, - комментирует психолог Александр Шадура, руководитель "горячей линии". - Надо снижать напряжение, а не усиливать его. Дети и дома постоянно видят эту кровь по телевизору. Кстати, мы рекомендуем родителям ограничить просмотр новостных передач.

Многие спрашивают, стоит ли обсуждать с детьми то, что произошло. "Обязательно, - считают специалисты. - Надо, чтобы ребенок выразил свои чувства, не держал страх в себе".

И главный совет - больше внимания своим близким. Воспитывайте своих детей, делайте их счастливыми. Живите, несмотря ни на что. Это и будет наш ответ террористам.

Номера "горячей линии" для жителей Москвы - 237-81-42, 237-27-23, многоканальный телефон для других регионов России - 8-800-200-11-12. Все звонки бесплатные.

Вероника СИВКОВА

Спецназ ФСБ был готов к смерти

ПОГИБШИХ в Беслане спецназовцев провожали в последний путь от здания ФСБ. Их гробы утопали в десятках тысяч цветов. Лубянка была черной от горя, слез и зонтов. Тысячи москвичей первый раз видели, как плачут настоящие мужчины, их боевые друзья из "Альфы" и "Вымпела".

ОНИ действовали совсем не по инструкции, а по-людски: в первую очередь прикрывали своими телами детей. А террористы расстреливали их в спину.

Потом на Николо-Архангельском кладбище говорили хорошие и скупые слова. Почетный караул, троекратный оружейный салют и поминальные фронтовые сто грамм. Бойцов "Альфы" и "Вымпела" похоронили, словно в едином строю, рядом с могилами их боевых товарищей, которые были убиты раньше - в Буденновске, Первомайском, Чечне.

Биографии погибших были строго засекречены при жизни. И только после смерти мы можем прочитать их имена на могилах. Троим присвоено звание Героя России, а семеро удостоены ордена "За заслуги перед Отечеством". Все - посмертно. Запомните их имена.

Сотрудники управления "А" ("Альфа"):

    майор Вячеслав Маляров,
    майор Александр Перов,
    прапорщик Олег Лоськов.

Сотрудники управления "В" ("Вымпел"):

    подполковник Олег Ильин,
    подполковник Дмитрий Разумовский,
    майор Андрей Велько,
    майор Роман Касатонов,
    майор Михаил Кузнецов,
    лейтенант Андрей Туркин,
    прапорщик Денис Пудовкин.

Только в этом году в бою с террористами погибли 16 лучших офицеров Центра спецназначения ФСБ...

Владимир СВАРЦЕВИЧ

Герои по цене пары ботинок

ЧТО ждут от государства бойцы спецназа, рассказал бывший начштаба подразделения "Витязь" ВВ МВД, член Комитета Госдумы по обороне Андрей ГОЛОВАТЮК.

- ОБ ОРУЖИИ, которым пользуется наш спецназ, не стоит судить по красивой телекартинке. На тульском заводе, например, есть новая разработка - автоматический гранатомет АГС-30. По сравнению с АГС-17, который стоит на вооружении, он в 2,5 раза легче. Но обзавестись новым вооружением можно только через гособоронзаказ, а бюрократическая волокита растягивается на годы.

У боевиков в Грозном мы находили образцы стрелкового оружия, которые несколько месяцев назад видели только на выставках. Себе новейшие виды вооружений мы добывали в бою. Вот еще пример. В 2000 году во время боев в Грозном боевики пользовались гранатометами "Муха", произведенными летом (!) 1999 года. У нас были "Мухи", выпущенные в начале 90-х, с просроченным сроком годности. Некоторые из них не работали.

А теперь о том, сколько платят за риск. Командир части в "Витязе" получает около 8 тыс. рублей. Бойцы срочной службы - 800 рублей. Среднее звено - от 5 до 6 тыс. В 2002 году у меня ранили бойца. Теперь с железной пластиной в черепе и инвалидностью 2-й группы (у него частично парализована левая часть тела) он живет в Смоленской области. На работу устроиться не может и получает 2 тыс. рублей пенсии. Вот вам и все наши социальные гарантии.

"АиФ" - в "черном списке"?

ВО ВРЕМЯ кровопролитного боя с террористами в Беслане наш фронтовой корреспондент Владимир СВАРЦЕВИЧ был рядом с бойцами "Альфы" и "Вымпела" .

МЫ НЕОДНОКРАТНО на протяжении последних трех лет печатали на страницах "АиФ" репортажи В. Сварцевича из "горячих точек". Он писал о мужестве и героизме бойцов Центра специального назначения ФСБ РФ. С фотоаппаратом и блокнотом неоднократно сам принимал участие в спецоперациях против террористов.

Среди погибших в Беслане офицеров были и его близкие друзья. В день похорон В. Сварцевич пришел на панихиду на Лубянку как их товарищ, чтобы отдать дань памяти. Но в ДК им. Дзержинского на Лубянке, где проходила траурная церемония, его не пустили. Даже несмотря на то что бойцы "Альфы" и "Вымпела" предпринимали неоднократные попытки провести его в траурный зал. Как стало известно редакции из источников в спецслужбах, военный журналист "АиФ" (кстати, у В. Сварцевича около 100 командировок в "горячие точки") попал в какие-то "черные списки" Центра общественных связей ФСБ РФ (начальник - полковник С. Игнатченко).

Положить цветы на могилы погибших офицеров Владимир Сварцевич смог только на кладбище.

После панихиды спецназовцы (вместе с родственниками, друзьями и коллегами погибших) пригласили его за поминальный стол на базе спецназа.

Но вскоре ему приказали покинуть базу, сославшись на распоряжение с Лубянки.

Подобная вызывающая позиция Центра общественных связей ФСБ России по отношению к нашему журналисту, мягко говоря, удивляет. Учитывая долгие и дружеские отношения, установившиеся между "АиФ" и спецподразделениями ФСБ, редакция приняла решение (в рамках нашей программы "АиФ - Доброе сердце") оказать материальную помощь семьям погибших спецназовцев. Подробнее об этом "АиФ" расскажет в ближайших номерах. И никакие чиновники этому не помешают!

Редакция

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Можно ли разным людям пользоваться одной мочалкой?
  2. Что за история с избиением школьника в Хабаровском крае?
  3. Где и когда смотреть матчи сборной России с Германией и Швецией?