aif.ru counter
20

Уйдет ли наша культура в монастырь? (часть 2)

"АИФ", не раз знакомивший читателя с позицией известных экономистов и политиков, на этот раз вопрос: "Куда идет Россия?" решил задать нашим артистам

"АИФ", не раз знакомивший читателя с позицией известных экономистов и политиков, на этот раз вопрос: "Куда идет Россия?" решил задать нашим артистам. Над судьбой страны, а вместе с ней и российской культуры сегодня размышляют сопрезиденты Общероссийской творческой конфедерации (ОРТК) народные артисты СССР Ролан Быков, Алла Пугачева, Эльдар Рязанов и председатель правления ОРТК Сергей Лисовский.

Э. РЯЗАНОВ: Понимаю, что сейчас все силы брошены на преодоление финансового кризиса, понимаю, что искусством, особенно на голодный желудок, сыт не будешь, что говорить о бедствиях музеев, театров, кино в стране, где зарплату не платят месяцами, - бесполезно: все равно не услышат, а услышат, так отмахнутся. Да, нельзя спасать все сразу - велик риск все в одночасье и потерять, не сохранив ничего. Но это не означает, что что-то - в нашем случае культуру уникальной, неповторимой в плане мировой цивилизации страны - надо заранее обрекать в лучшем случае на весьма хилое выживание, а в худшем - на смерть. При таком подходе мы рискуем оказаться в ужасной ситуации: народ будет накормлен и счастлив (в материальном плане), но духовно он будет пуст. Вряд ли в этом случае российское общество будет чем-то отличаться от большого стада неандертальцев.

Р. БЫКОВ: На мой взгляд, ничто так не пострадало в ХХ веке, как именно сфера культуры. И это было предсказано в бестселлере начала века "Закат Европы" Освальда Шпенглера, где он приходит к выводу, что "цивилизация есть конец культуры". В этой ситуации Байрону, Данте и Пушкину трудно соперничать с рестораном, проституткой и шоу в Лас-Вегасе - им остаются лишь монастырские стены высокого знания. Я снимаю фильм о конце ХХ века, о его итогах. Главная моя цель - взглянуть на течение времени с точки зрения развития человеческого духа. Я хочу понять, отчего благо сегодня то и дело превращается во зло?

С. ЛИСОВСКИЙ: Мне кажется, что, при всей глобальности упомянутых вами тенденций, на положении российской культуры все-таки больше сказываются наши отечественные особенности. Простой пример, знакомый, как мне кажется, каждому из участников нашей беседы: певец, чьи творения распевает вся страна, или актер, фильмы с участием которого есть в каждом доме, сидит без денег, а в это время плоды их творчества в виде вполне конкретных с финансово-экономической точки зрения аудиои видеокассет свободно продаются на рынке, принося кому-то весьма ощутимую прибыль. Конечно, проблема нарушения авторских прав есть и на Западе, но у нас она приобрела совершенно катастрофические масштабы, последствия чего у нас еще очень слабо осознают. Кризис отечественного кино и театров, музыки классической и эстрады обусловлен не столько кризисом потребления (мол, гражданам нечем за это платить), но и нарушением цепочки, гарантирующей, что труд актера, режиссера, певца, композитора будет вознагражден. В некотором смысле здесь мастера культуры оказываются в положении, сходном с положением нынешнего правительства: и у тех, и у других нет денег потому, что одни законы не работают, другие еще просто не созданы, а правовое сознание общества таково, что жить в согласии с законом не хочет никто.

А. ПУГАЧЕВА: Насчет сходства нашего положения с правительственным замечено верно. Другое дело, что власти не придают этому особого значения. Складывается циничная и обидная ситуация: власть нас зовет, когда хочет, чтобы мы ее поддержали и таким образом оправдали перед народом, и гонит, когда ей недосуг. Хотя культуры обращения с народом у наших правителей не было никогда. При социализме мнение народа ставили превыше всего, но это мнение надо было еще высказать, что с кляпом во рту сделать достаточно проблематично. Сегодня ситуация иная - можешь говорить все что угодно и где угодно, на тебя просто не будут обращать внимания. На какие только ухищрения не идет народ, чтобы быть услышанным: шахтеры стучат касками под окнами Дома правительства, танкисты выгоняют свои боевые машины на центральные площади городов, симфонический оркестр Якутской филармонии каждый день напротив резиденции тамошнего

президента ровно в полдень играет похоронный марш по культуре - все без толку. На самые экзотические формы протеста власть просто не обращает внимания, как будто живет в параллельном мире.

Р. БЫКОВ: Природа власти так же, как и природа общества, изменилась. Рынок с какого-то момента становится молохом, пожирающим культуру правопорядка, культуру экономики, политики и финансов. Разрушение культурного пространства создает самые благоприятные условия для развития коррупции, теневой экономики и организованной преступности, финансовые потери от которых неисчислимы, не говоря уже о нравственных. Для России - это сегодня национальное бедствие и самая большая проблема развития.

С. ЛИСОВСКИЙ: Можно вспомнить известную фразу британского премьера Уинстона Черчилля: "Нет ничего хуже демократии, но лучше нее ничего не придумано". Меня все время интересовало, почему "у них" эта система работает, а у нас нет. Существует множество объяснений на этот счет: философских, исторических, идеологических, географических и даже климатических - мол, в России очень холодно, потому у нас и "отморозков" больше во всех сферах человеческой деятельности - бизнесе, культуре, политике. Глупо, конечно, все списывать на события теперь уже 80летней давности, тем более что через кровавый передел власти и собственности проходили практически все развитые страны, но для нас последствия той революции были поистине страшны. Закон и сегодня многие рассматривают как ограничитель, своеобразный загон, в рамки которого государство загоняет своего гражданина. Немудрено, что психологически человек, существо по натуре своей стремящееся к свободе, пытается "выйти за флажки" - как в бытовом поведении, так и социальном. До тех пор, пока россияне не начнут относиться к законам иначе - например, как к правилам игры, которые принимает общество для установления равных, справедливых условий сосуществования личностей, - сегодняшний бардак в той или иной форме будет продолжаться.

А. ПУГАЧЕВА: Сергей, ты говоришь о влиянии жестокости, несправедливости, допущенной в теперь уже далеком прошлом, о котором многие молодые россияне сегодня, может, и не знают толком ничего. За это время по всему миру свершилось не меньше несправедливостей, которые оказали не менее пагубные последствия на день сегодняшний. Кровь, пролитая во Вьетнаме, Афганистане, Чечне, на Ближнем Востоке, в Югославии, Албании, Средней Азии, Ольстере, Африке - по всему миру, воспитала апатию и безразличие к самому факту убийства в массовом сознании. Количество крови, льющейся сегодня на голубых и белых экранах мира, приучило сотни миллионов людей к ежедневному развлечению картинами насилия, изуверскими драками и убийствами - картинами индивидуального или группового террора.

Э. РЯЗАНОВ: Мне представляется, что сегодняшняя масс-культура, особенно наиболее яркое ее проявление - телевидение, просто вышла изпод контроля человеческого разума, превратившись в вещь в себе. Приучив публику к острым ощущениям от увиденного на экране, телевизионщики загнали сами себя в угол: они должны воспроизводить этот "наркотик", иначе падает рейтинг, а с ним реклама, а с ней и доходы - в общем, замкнутый круг.

Окончание следует

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Имеет ли право на наследство гражданский муж или жена?
  2. Какие введенные с 2014 года санкции против России действуют до сих пор?
  3. Что стало причиной задымления на борту авиакомпании Norwind?