aif.ru counter
15

Геннадий Селезнев. Линия жизни

КРЕСЛО думского спикера какое-то волшебное, оно творит с людьми чудеса. Иван Рыбкин, народно-патриотический аграрий по своему избранию, спустя какое-то время стал похож на античную сирену, умело усыпляющую буйство оппозиции

КРЕСЛО думского спикера какое-то волшебное, оно творит с людьми чудеса. Иван Рыбкин, народно-патриотический аграрий по своему избранию, спустя какое-то время стал похож на античную сирену, умело усыпляющую буйство оппозиции. Покинул же думский президиум окончательно сформировавшимся, закоренелым защитником "ненавистного режима". Следующая Дума была куда левее, и спикером стал уже не аграрий, а коммунист Геннадий Селезнев. В отличие от предшественника

он не превратился в агента президентского влияния, однако и с ним происходят не то превращения, не то мутации в сторону, противоположную первоначально красной.

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ ГОВОРИТ О МНОГОМ

ГЕННАДИЙ Николаевич Селезнев консервативен (не убеждениями даже, а по природе своего характера), несомненно, честолюбив и властен, но не особо тщеславен. Нейтрален, не стремится особо сблизиться, равно как и конфликтовать, прекрасно умеет вести беседу и быть центром компании, но не "душа нараспашку". Что еще есть в Селезневе такого, чего нет в других?

Некоторые узловые моменты в биографии Геннадия Николаевича помогают ближе понять эту загадочную

фигуру. Что бросается в глаза? Он прошел фильтр погранучилища, входившего в те времена в структуры КГБ. А там умели распознавать психологические качества человека: целостность личности, устойчивость психики, жесткость характера - умение говорить "нет" и умение оказывать давление, хорошую память, дисциплину, контроль эмоциональных проявлений, острый ум, лояльность. Позже - работа в комсомоле, кузнице кадров, основной из задач которой была селекция

и продвижение способных людей с задатками лидера и внешне приятных (на фотографиях той поры Селезнев похож на артиста А. Абдулова). Еще более поражает скорость, с которой он поднимался по комсомольской и журналистской лестницам, - его биография изобилует фразами "а через несколько месяцев назначен". Он, токарь с дипломом о заочном высшем образовании, в 33 года стал главным редактором "Комсомольской правды".

Еще нельзя не отметить, сколь часто он был

"правой рукой". Вся его карьера, кажется, построена по принципу "из зама в зам перелетая". С одной стороны, это указывает на его работоспособность - как известно, чаще всего именно "зам" тянет воз самой грязной и рутинной работы. Он всегда знал место, своей работой не заслонял начальников. Наоборот, подчеркивал их значимость и свою непритязательность - его и выдвигали наверх потому, что он не представлял видимой угрозы. С другой стороны - хотя бы

в шутку можно прогнозировать - в будущем Геннадий Селезнев активно проявит себя там, куда уйдет "замом". А таких мест совсем немного - кресло вице-премьера и администрация президента... Хотя сам Геннадий Николаевич заявил, что в это правительство, к этому президенту работать никогда не пойдет.

Размышляя о деятельности Селезнева, всегда надо помнить о его комсомольском пути - он оттуда. Там он научился почти всему, что умеет, там он понял, что такое

жизнь, там сформировались его установки, знание аппаратных законов, мастерство интриги, умение правильно строить отношения с людьми и с начальством.

Следующая важная деталь - редакторская деятельность Геннадия Николаевича. Он был не просто комсомольским функционером на печатном фронте. Он возглавлял самую популярную газету СССР на протяжении восьми лет. Пришел в газету при тираже 9 млн. экземпляров, а когда уходил через восемь лет, тираж "Комсомолки"

составлял 18 млн.! Как говорят, не будучи блестящим журналистом или генератором идей, мог выбрать нужное и актуальное из предлагаемого, что, собственно, и есть задача главреда, - на это у него было чутье отменное. Но что самое интересное - Селезневредактор не был ретроградом, как могло бы показаться. Он публиковал весьма острые материалы, иногда настолько, что имел вызовы "на ковер" в ЦК партии и даже разбирательства на комиссии. Из-за одной публикации

об Афганистане ему даже грозило увольнение. А в последний день своего руководства "КП" он заслал в набор интервью - ни за что не догадаться, с кем, - с Борисом Ельциным.

Наконец, последнее, что важно не пропустить в его биографии, - неудачный бизнес-опыт. Прекрасный редактор, он не смог делать газету в новых экономических условиях, когда потребовались навыки хозяйственника. В результате провального акционирования "Правда" - издательский монстр (это

не только колоссальная инфраструктура, недвижимость, но и нематериальная собственность - огромный бесценный архив, налаженная корсеть, десятилетиями прививаемая марка) - развалилась на части и потеряла свое влияние.

ОН НЕ ПРЕДАТЕЛЬ

КАК только Геннадий Николаевич был избран спикером Госдумы, он заявил, что не собирается завтра же возбуждать вотум недоверия правительству. Более того, подчеркнул, что считает для себя обязательным взаимодействовать с Кремлем и "Белым домом". При этом, в отличие от Рыбкина, из партии выйти отказался. Так что принципы у Селезнева все-таки есть.

По сути своей он скорее не коммунист, а талантливый и профессиональный бюрократ. Ортодоксальные коммунисты

упрекают его в измене, называют предателем. По большому счету это не так. Его преданность партии более сложного характера, она, как бы это сказать, шире. Вот, скажем, Рыбкин - это человек клана, правящей группы, и ей он верен, пока этот клан обладает властью и един: КПСС, затем Ельцин, затем Березовский. А Селезнев другой. Он человек государства. Он верен не человеку, партии или идее - всем этим он может пожертвовать. Он верен государственной власти.

В этом есть что-то, если хотите, китайское: власть государственная для него - от Бога. Не мы ее выбираем, все, что происходит, должно произойти.

ОТНОШЕНИЯ С ВЛАСТЬЮ

ЕЩЕ в 1996-м Селезнев говорил о необходимости закона о переходном периоде, то есть о такой передаче власти, при которой Ельцин был бы уверен в спокойной и почетной старости для себя и в безопасной жизни для своей семьи.

Он никогда не позволял себе каких-то оскорбительных слов в адрес Ельцина вообще, а по поводу его здоровья в особенности: "Госдума поступила очень правильно, что сразу после выборов поздравила Бориса Николаевича Ельцина с избранием

президентом". Зимой 1997-го: "Должен признать, что он вполне здоров. Чувствовалось, что говоришь с человеком, который выполняет свою роль. Наверное, медицина может еще делать чудеса..." Это в то время, как остальная оппозиция хоронила Ельцина заживо. А осенью прошлого года, когда он добился своего и его контакты с президентом стали просто-таки систематическими, он перешел из обороны в наступление. Не только одобрил отзыв вотума недоверия (а на самом

деле активно способствовал этому), но и набросился на противников консенсуса исполнительной и законодательной власти с небывалой до того критикой. Говорят, что у Селезнева позиции собственной нет. Это не так. Селезнев называет себя почвенником, и не просто почвенником, а таким, который противостоит западникам вроде Чубайса. При этом одновременно он не считает своими единомышленниками ни почвенника Лужкова, ни почвенника Бабурина, откровенно не любит

"лидера духовной оппозиции" Проханова. Вот такое парадоксальное у него почвенничество.

Геннадий Селезнев призывает оппозицию бороться с режимом законодательно, то есть системно. При этом, когда он в январе 1998-го предложил президенту концепцию коалиционного правительства, выяснилось, что об этой концепции не имели понятия не только лидеры фракций НДР, "Яблоко" или ЛДПР, но даже, казалось бы, единомышленники по мечте о коалиционности - Купцов и Строев.

Если так пойдет и дальше - а оно, врастание оппозиции во власть, еще как пойдет, - то Селезнев в конце концов олицетворит собой эту системную, ставшую цивилизованной оппозицию, а быть может, ее же и возглавит.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Кто взял на себя ответственность за взрывы на Шри-Ланке?
  2. Когда Зеленский вступит в должность президента?
  3. Стоит ли мыть руки антибактериальным мылом?