aif.ru counter
17

Борис Федоров: "Начнем не с тети Моти..."

Раньше не было политической воли довести до конца налоговую проверку некоторых очень известных людей

Раньше не было политической воли довести до конца налоговую проверку некоторых очень известных людей. У меня такая воля есть

НЕСМОТРЯ НА"интеллигентскую" внешность, Борис ФЕДОРОВ боец, каких мало. Видимо, поэтому недавно он и был назначен руководителем Государственной налоговой службы.

- Борис Григорьевич, не боитесь подставляться? У нас ведь так бывает - "поматросят и бросят". Помните, секретарь Совета безопасности Лебедь хотел порядок навести...

- Я же не Лебедь. Я уже два раза был министром. И для меня третий, четвертый, пятый, десятый раз не имеет никакого значения.

Ведь политическая жизнь у нас в стране краткосрочная, и я иду во власть не для того, чтобы укрепиться на одном месте и сидеть там всю жизнь. Есть политическая потребность: я востребован обществом, и я должен действовать. В том, что мне не скажут "спасибо", сомнений никаких нет.

- Все говорят о богатых людях из "черной тысячи"? Как вообще будет происходить набор в нее?

- Просто поразительно, как интерпретируются те или иные высказывания! Никакой "черной

тысячи" не существует в природе. На самом деле проблема очень простая. На тех людей, которые более известны и более богаты, чем все остальные, наверное, в первую очередь и надо обращать внимание. Поэтому первая условная тысяча (хотя там наверняка уже больше тысячи человек) - это просто первый срез общества. 90% людей, которые там были, есть или будут, даже и не узнают никогда, что попали в списки. К ним никто никогда не придет, и мы не собираемся

ничего публиковать. Но считаю, что надо накапливать информацию; в любом государстве должны быть базы данных. Сегодня это тысяча человек, завтра - десять тысяч, потом - миллион, а потом все граждане данного государства будут иметь налоговую историю.

С другой стороны, есть гораздо более короткие списки, в которых всего несколько десятков человек. Я подписал конкретные поручения о расследовании, потому что есть основания полагать, что они не полностью

платят налоги. И опять же этим людям нечего бояться, потому что никто не собирается их ловить, пугать... К некоторым из них уже приходил инспектор и показывал поручение о том, что начинается определенная работа; все происходит цивилизованно, никто не достает наручники. Если будет выявлено нарушение и предъявлены санкции, то человек может заплатить и тем самым искупить вину. А если он не согласен с тем, какие требования к нему предъявляют, то суд может

решить, является он преступником или нет. Это же не я решаю. Налоговая инспекция просто выявляет нарушения, и если человек согласен, берутся штрафы.

Но, согласитесь, логичнее все-таки начинать с тех людей, имена которых на слуху. Допустим, Жириновский, Брынцалов, Мавроди или, например, Борис Федоров или Филипп Киркоров. Логичнее начинать с нас, чем с тети Моти, которая привезла пучок редиски и продает его на автобусной остановке.

- То есть облав не

будет?

- Есть цивилизованные методы, они существуют во всех странах. Я сейчас не буду обсуждать кого-то конкретно, но у нас, допустим, в Думе есть очень много известных и богатых людей, которые декларацию не подавали. Они говорят, что у них только зарплата депутата. При этом они разъезжают на хороших машинах, имеют охрану, но заявляют, что это партия или еще кто-то дает средства. Поэтому к ним есть вопросы, и надо эти вопросы цивилизованно задать.

У меня такое ощущение, что по некоторым очень известным людям не было политической воли доводить проверку до конца. Лично у меня такая воля есть. Другое дело, что в некоторых случаях нужно устраивать рейды. Например, я считаю, что на аренде квартир в Москве для иностранцев государство теряет от 1 до 3,5 млрд. долларов в год. Первым моим указанием, естественно, было провести небольшой рейд в высотное здание на площади Восстания. И сразу же было выявлено

38 квартир, которые сдаются иностранцам, из них только 10 - на основании каких-то официальных документов. Конечно, очень трудно выявить, насколько цены занижены, но они там реально могут составлять от 4 до 7 тыс. долларов в месяц. Следовательно даже на этом маленьком примере выявляются потери. В год по этому зданию - несколько сот тысяч долларов. А это пенсии для сотен и сотен пенсионеров.

А если взять всех наших богатых, а если взять всю ту зарплату,

которая скрыта в виде депозитных схем, то на самом деле удвоить бюджет в принципе можно. Конечно, это очень кропотливая работа, и это не произойдет ни за месяц, ни за два и, может быть, даже ни за год. Но если мы себе честно скажем, что государство не может существовать без налогов, то эту работу мы должны постепенно развивать.

Конечно, нужна нормальная экономическая политика, нужна политика структурная, чтобы плохие предприятия закрывались, нужны хорошие менеджеры, нужна, наконец, налоговая реформа... Но все эти недостатки не освобождают от выполнения законов. А по закону платить налоги необходимо.

- Борис Григорьевич, суммы серьезные, люди, которые их имеют, тоже считают себя серьезными, - различного рода звонки не начнут раздаваться?

- Уже раздаются. Мне объявляют войну,

говорят, что "замочат", что будут грязью поливать. Что, кстати, уже и видно. Я якобы все алмазы страны вывез. Хотя обвинений никто никаких не предъявил, но каждый Божий день я слышу об этом.

- А в связи с делом Козленка прокуратура интересуется вами?

- Что значит интересуется? За четыре года меня как свидетеля три раза спрашивали о каких-то вещах. Я терпеливо объяснял, что даже если бы я сам написал, чтобы вывезли из России абсолютно все алмазы, то

все равно на основании моей визы алмазные сейфы не открыли. А вот каким образом их вывезли, кто дал лицензию - это на самом деле большой вопрос для следствия!

- Борис Григорьевич, иной раз едешь по России и видишь, как хорошо "поднимаются" налоговые службы! Любо-дорого смотреть, какие здания себе строят. А сами-то налоговики налоги платят?

- Все строительство происходило несколько лет назад; тогда были выделены специальные фонды, которые уже потратили,

к сожалению, на не самые эффективные вещи.

- Сейчас очень заметное здание с видом на пруды и лесопарк строится для налоговиков в Люблино, в округе, от которого вы избраны депутатом.

- Может, им помогают московские власти? Об этом надо у них и спросить. Сама же налоговая инспекция на голодном пайке. Нет денег на электричество, на телефоны. На сегодняшний день это самое бедное ведомство. Представьте, ведомство, от которого все зависит, даже и министерством

не является. Значит, и зарплата автоматически ниже, чем у министерств топлива, культуры и т. д. А ведь мы заставляем женщин, которые получают 80100 долл. в месяц, идти и разбираться с миллионерами. Мне каждый день со всей страны приходят сообщения, что где-то на кого-то напали, кого-то избили, квартиру подожгли. Хотя бывают, конечно, и проявления коррупции из-за таких зарплат.

- Вы говорили, что сначала нужно сделать налоги разумными, а потом добиваться

их уплаты. А насколько в процентном отношении, по-вашему, может быть выражена разумность налогов?

- Я бы ставку высшего подоходного налога, не задумываясь, снизил бы с 35% до 25%. Но после этого я бы жесточайшим способом собирал этот налог. То же самое и по предприятиям - некоторые виды налогов можно снижать, но ужесточать их сбор.

- Вы были кандидатом на пост президента. Не "раскрутитесь" ли к 2000 году снова претендентом на этот пост?

- Я не собираюсь

сегодня думать ни о президентстве, ни о чем другом. Сегодня меня интересуют только налоги. Жизнь покажет, что будет дальше. У меня сегодня до движения "Вперед, Россия!" руки никак не дойдут. Но в любом случае на ближайшие два года у меня каких-то президентских амбиций точно нет. Нужно сначала хорошенько поработать.

- Какова реакция ваших домашних на назначение?

- Моей жене все это страшно не нравится. Она и все мои знакомые и родственники, зная мой

характер и то, что я не буду молчать, беспокоятся за мою безопасность. Ведь я все равно буду делать то, что считаю нужным. Конечно, личной жизни стало еще меньше.

- И даже на то, чтобы смотреть чемпионат мира по футболу, времени не остается?

- Что вы, к сожалению, никаких футболов!

- А время на употребление вашего любимого напитка - пива - остается?

- Пиво, конечно, периодически пью.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Опасно ли есть на открытых верандах рядом с дорогой?
  2. Как задать вопрос Владимиру Путину на прямой линии в 2019 году?
  3. Зачем предупреждать авиакомпанию, если опаздываешь на самолет?