aif.ru counter
18

НЕГАСНУЩИЕ ЗВЕЗДЫ. Очаровательный эгоист

Жану МАРЕ 11 декабря исполнилось 80 лет. Старейшина среди французских актеров, он продолжает выступать на театральных подмостках и сниматься в кино. Он живет на знаменитом Монмартре, который из места поселения бедных художников давно превратился в один из наиболее дорогих районов Парижа

Жану МАРЕ 11 декабря исполнилось 80 лет. Старейшина среди французских актеров, он продолжает выступать на театральных подмостках и сниматься в кино. Он живет на знаменитом Монмартре, который из места поселения бедных художников давно превратился в один из наиболее дорогих районов Парижа. В его квартире - много реликвий, напоминающих о жизненном пути и карьере актера. Тут и предметы, созданные руками самого Маре - скульптуры, канделябры, рисунки... С ним беседует корреспондент французского журнала "Пари-матч".

- Что вы чувствуете в связи со своим юбилеем?

- Мне от этого ни жарко, ни холодно. Вы даже представить себе не можете, до какой степени мне это безразлично. Мне просто наплевать на мой день рождения.

- Но вы все же осознаете, мак это хорошо, что вы здесь, живой и здоровый?

- Да, мне повезло. Я это понимаю и доволен. Мне следовало бы каждый день благодарить Господа за то, что я не умер молодым и все еще живу.

В процессе старения есть только один грустный момент: видеть, как один за другим уходят люди, которых ты любил.

- Но по темпераменту вы, похоже, не из тех, кто долго предается грусти и меланхолии?

- Ни в коем случае. Все знают, как я любил Жана Кокто. Его больше нет. Но я каждый день слышу, как о нем говорят по радио, по телевидению наши общие друзья. Конечно, это тяжело. Драмы то и дело поражают нас в самое сердце. Но при этом надо стараться быть как можно менее несчастным. Я всегда считал целью своей жизни - научиться быть счастливым. И преуспел, благодаря своему эгоизму, думая лишь о себе самом.

- Не пытаетесь ли вы себя очернить? Нет на земле такого человека, который не обожал бы вас. А ведь известно, что больше всего любят добрых людей.

- Я знаю, что нравлюсь людям. Но это верх несправедливости. Меня переоценивают. Я не заслуживаю этого. Я сам не сделал ровно ничего, чтобы меня так любили.

Помню, как впервые встретился со своим отцом лишь за восемь дней до его смерти. Мне тогда было 45 лет. Отец болел, очень тяжело болел. У него был рак. Я обнаружил в его комнате шкаф, битком набитый статьями обо мне, вырезанными из газет и журналов. Увидев это, я спросил, не стыдно ли отцу за своего сына. И он ответил: "Нет, потому что ты сделал все, чтобы тебя полюбили"

- Из-за чего же, по-вашему, отец должен был стыдиться вас?

- Видите ли, отец был добропорядочным буржуа, медиком из Шербура. Хорошая репутация много значила для него. А я был актером. Тридцать лет назад это считалось не слишком достойным занятием. Тем более что моя личная жизнь всегда привлекала слишком большое внимание прессы. И вообще у меня было много недостатков. В глазах многих я был настоящим чудовищем.

- Но ведь вы исправили свои ошибки?

- Да, я действительно исправил многие свои недостатки. Не из любви к добродетели, а потому, что мне хотелось быть счастливым. С юных лет я вобрал в себя все самые постыдные недостатки.

- Какие же?

- Во-первых, трусливость. Я не собираюсь давать кому-либо советы, как воспитывать детей, но на что я лично обратил бы внимание - это на искоренение страха у ребенка. Дома я заставлял себя спускаться в одиночку в темный подвал (за вином), чтобы превозмочь страх.

Далее - ложь. Я был не просто лжецом, а настоящим мифоманом. Сейчас я понимаю, что правда гораздо удобнее в повседневной жизни.

Далее. Я стер бы с доски своих качеств гордыню и претенциозность. Повторяю, что я захотел переделать себя не из уважения к высокой морали, а просто, чтобы стать счастливым.

- Стать счастливым?

- Именно. Только это меня и занимает. И полагаю, даже если бы я был бродягой и ночевал под мостом, то и тогда остался бы счастливым человеком. Меня слишком мало заботит материальное благополучие.

- Можете чернить себя сколько угодно, но вам никогда не удастся убедить нас в том, что вы так поверхностны.

- Просто мне всегда удавалось оставаться в согласии со своей совестью.

- Что бы вы тут ни говорили о себе, в жизни вы всегда походили на свой экранный образ: образ настоящего героя.

- Но на самом деле я был героем только в кино!

- Вы относитесь к типу вечно молодых людей. Есть такие, которые в 20 лет похожи на стариков. А вы в свои 80 выглядите на 20.

- Просто я всегда отличался хорошим здоровьем.

- В свое время вы считались эталоном мужской красоты. Вы и сейчас красивы, только, конечно, иначе.

- Я никогда не был с этим согласен. Когда я сравниваю фотографии, на которых я снят молодым, то вижу, что были сотни более красивых парней. Правда, я никогда не считал себя уродом. Но красота... В моем представлении она имеет другие черты...

Впрочем, я согласен с вашими словами, как некой фатальностью, - смеется Жан Маре. - Скажу без всякого фанфаронства, что мне выпала неправдоподобно счастливая актерская судьба...

- ...которая с блеском продолжается...

- После спектакля "Священные животные", в котором мы играем вместе с Мишель Морган, мы завершим небольшое турне по провинции. Потом я планирую сыграть в пьесе Кокто "Рыцари Круглого стола", сняться в фильме "Отверженные", который делает Клод Лелуш. И, конечно, займусь живописью и всякими поделками. Таким образом, я продолжаю неплохо развлекаться.

- Вы развлекаетесь, работая. Такая творческая активность продиктована желанием как-то увековечить себя?

- Мне наплевать на вечность...

Подготовила Юлия КРАСИКОВА.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Кому из военных задним числом проиндексируют выплаты и пособия?
  2. Какой распорядок дня в колониях?
  3. Насколько вырастут реальные доходы россиян в ближайшие 5 лет?