aif.ru counter
19

Пойдет ли крестьянин с топором на олигарха?

Страна возродится от земли. В этом уверены те, кто сегодня живет и работает на селе.

Страна возродится от земли. В этом уверены те, кто сегодня живет и работает на селе.

СТЕПАН Петрович ГИНИН руководит огромным хозяйством во Владимирской области почти 50 лет. В советское время он научил колхозников зарабатывать большие деньги, не заглядывая в карман государства. А сегодня в его хозяйстве люди живут, как при старой власти: жилье, коммунальные услуги, медицина и транспорт здесь бесплатные.

- ЕХАЛИ к вам через села, поселки ранним утром. Пустые дворы, нет света в окнах. Деревня вымерла. А в вашем селе Уляхино и дома крепкие стоят, и народ с утра на улице, по хозяйству суетится. Вроде бы и воскресенье...

- А вы нас ни с кем не сравнивайте. Когда разруха началась, наше хозяйство было очень крепким, с хорошей материально-технической базой. Мы развала не допустили. В самые тяжелые времена, когда нечем было платить зарплату, люди выдержали. Основной костяк - специалисты, механизаторы, водители - сохранился.

Хрущев написал: "Разобраться с этим умником!"

- ВЫ ВЕДЬ партийным были. Почему же не подчинились политике партии? Как сообразили, что надо акционировать колхоз?

- Думаете, американцы меня учили? Нет. Они меня не консультировали. Я воевал, ушел на фронт в 43-м. После войны окончил Плехановский институт, специальный факультет Кагановича. Нас было всего 40 парней, и только я один не ушел на высокие должности. Оказался на одном из местных стекольных заводов. Пошел как-то зимой в соседний колхоз - нас посылали чистить навоз в коровниках - и увидел корову, которая спала, опустив передние ноги, а сзади ее подпирала груда замерзшего навоза, поэтому она не могла опуститься полностью. Я подумал: ну как же это может быть? Посчитал, что смогу изменить ситуацию. Когда пришел в колхоз, то не отличал рожь от пшеницы, ничего не понимал. Но уже через два года мы отстроили двухэтажный деревянный птичник, и наши куры дали план по яйцам за всю область. В нашем коровнике было так же стерильно, как в хирургическом кабинете, и весь Советский Союз приезжал на это посмотреть.

Я открыл в колхозе деревообрабатывающий цех, цех по производству красок. У колхоза появились деньги, за что меня пытались привлечь еще в 59-м году. На моем письме, которое я, наивный, направил Хрущеву, он написал "Разобраться с этим умником!". Потом мою инициативу все-таки утвердили на одном из пленумов ЦК. Село получило возможность заработать дополнительные деньги.

- Когда 15 лет назад было решено передать сельское хозяйство в частные руки, посыл был тот же: село сможет заработать деньги в рыночных условиях...

- Да не рынок это, а настоящий базар! В Америке нет ни одного фермера, у которого меньше 500 га земли. Он получает заказ государства, в цене которого заложено все, вплоть до воспроизводства и рисков.

В этом году мы 27 гектаров картофеля засадили, половина пойдет на производство чипсов. Купили технику. Импортные машины дорогие, зато экономные. С чипсовой картошкой мы работаем по 5-летнему договору, есть заказ от предприятий, иначе бы не вкладывались в технику.

- Деньги в банке берете? Кредиты ведь селу дают со скрипом...

- Мы взяли в этом году 12 миллионов рублей. Почему другие не могут? Потому что все отдали государству, остальное разворовали-разрушили. А я это предвидел еще в начале 90-х, поэтому государству ничего не отдал: ни объекты соцкультбыта, ни водопровод, ни кормовые башни. Поэтому сегодня у нас есть отличная залоговая база, под которую дают кредиты.

- Все вокруг только о том и говорят, что без помощи государства селу вообще не выжить. А вам эта помощь, получается, не нужна?

- Еще как нужна! Дармовых денег не надо, они попадают в разные руки, поэтому важна политика. Cелу нужен беспроцентный долгосрочный кредит. Надо ввести большие пошлины на импортную сельхозпродукцию и дать льготы нашим. И с законодательством разобраться. Производственный процесс на селе длится год, т. е. только через 12 месяцев будет урожай и результат. А зарплату надо платить ежемесячно, так же как и налоги. Если я не плачу людям 2 месяца, приходит прокурор и требует, чтобы я что-то продал из имущества и раздал деньги. Но мои люди знают, что миллионы зарыты в земле, через пару месяцев мы их получим. Они готовы подождать, не хотят, чтобы я что-то продавал. Элементарно им же потом негде будет работать! Но ведь прокурор действует по закону. Какой глупый закон! Раз он для села не работает, напишите другой.

- Есть такое мнение, что за последние почти 90 лет русский мужик утратил чувство хозяина на земле, что все эти революции-коллективизации вытравили в нем работника. И сколько бы государство ему ни давало, все уйдет, как в бездонную яму.

- Это лжепропагандисты так рассуждают. В нашей зоне, на нашей владимирской довольно скудной земле, даже когда крестьянин был единоличником, работал на себя, он хлеба уже к Рождеству не имел, запасы кончались. Его земля не могла прокормить. И он подрабатывал на кого-то, нанимался, чтобы выжить. Чушь это все, работника из себя не вытравишь.

Вы только подумайте, немцы нас в такой жесточайшей войне не сломили. А теперь свои же народ победили и сосут из него соки. Государство устанавливает для себя законы, поддерживает тех, кто все себе прихватил, этаких воров в законе. Другие воры в этом же государстве отбирают то, что запрещено отобрать по закону. Вот такая война с двух сторон против народа. Деньги бешеные некуда деть, вот и придумали продажу земли да лесов, чтобы еще больше на этом заработать. На юге половина земель уже олигархами скуплена, но сельским хозяйством они на ней не занимаются.

Пить мужикам стало неинтересно

- КАК с пьянством боретесь? Это ведь большая проблема русского села?

- А я с этим даже не борюсь. Я только слежу, чтобы спившиеся совсем не умерли. Пытались и их к работе привлечь, так они совсем работать не могут. Мы их бесплатно кормим. Эти люди не виноваты. Я почти полвека в деревне и точно знаю: так люди раньше не пили. Обвинять мужика, сельского жителя, что он исторический пьяница, - это позор! Не надо похабить деревню, такие ярлыки навешивать. Россия ведь возродится от земли, не от города. Дайте крестьянам почувствовать себя людьми, и 80% пить перестанут. Еще в прошлом году у нас мужики выпивали во время посевной-уборочной, а в этом только один случай был. Им стало неинтересно. Они сели на новые машины, у них появился азарт, интерес.

- Сколько людей у вас работает?

- У нас в хозяйстве живут три тысячи человек, из них работающих - триста, остальные - пенсионеры, дети, кто-то занят в сфере обслуживания. Это еще богато, очень богато. У нас есть свой молочный цех. Молоко, сметану, масло - все делаем сами. Это для того, чтобы занимать тех же трактористов, которые летом на поле работают. Есть деревообрабатывающий цех, там тоже люди заняты. Их бросать нельзя. Если мужик в российской глубинке проснется и за топор возьмется, тогда наступит полный крах. Вы думаете, почему государство стало немного в нашу сторону поглядывать? Нас 40 миллионов - села и маленькие городишки, которые за счет сельского хозяйства живут. Этих людей выбросили из жизни, их не признают вообще за людей. Если государство не будет делиться с народом, а олигархи - с государством, начнутся нехорошие дела. Есть пример Северного Кавказа, где в основе всего лежит экономическая разруха.

- Людям на селе не только работа нужна, но и человеческие условия жизни. А молодежь чем заманить? Сами ведь говорите, в деревне только старухи остались. Ну, появятся условия, только работать-то уже некому будет.

- В моем хозяйстве у людей в домах канализация, газ, вода есть, ванны стоят и санузел не "на ветру". Зарплаты у нас невысокие, 2-8 тысяч рублей, но за коммунальные услуги, медицинское обслуживание хозяйство платит. Есть даже бесплатный стоматолог. Недавно позвали двух парней после института. Один прижился, мы ему жилье бесплатное дали, машину служебную, но разрешили и в личных целях использовать. А другого выгнали - начал что-то тут мутить, хотел сразу много. Но молодежь за то, что из села бежит, я не осуждаю. Она хочет иметь престижную работу, пусть даже очень тяжко на ней трудиться. А престиж села уже давно упал, и одними зарплатами его не поднимешь. Хотя деревня - это не толкотня на тротуаре, не шум базара. Здесь все во взаимодействии - люди, земля и природа. Земля - мать, труд - отец, их любовь рождает жизнь, и самая настоящая она здесь, в глубинке.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. От чего скончалась Ирина Цывина?
  2. Что значит реновация жилья?
  3. О чем фильм «Дылда», который представит Россию на Каннском кинофестивале?