aif.ru counter
33

"Ради него я проживу 100 лет"

Пока у нас на самом высоком уровне спорят, отдавать русских детей в иностранные семьи или нет, простая дальневосточная бабушка прошла все круги ада, чтобы вернуть на родину 9-летнего мальчика, усыновленного итальянцами.

ПОКА у нас на самом высоком уровне спорят, отдавать русских детей в иностранные семьи или нет, простая дальневосточная бабушка прошла все круги ада, чтобы вернуть на родину 9-летнего мальчика, усыновленного итальянцами.

"КАК у тебя здоровье? У меня все хорошо. Здесь неплохой детдом. Мне нравится учиться. У меня много друзей. Но забери меня домой. Я буду хорошо себя вести и во всем тебя слушаться". А внизу рисунок: ваза с цветами.

ПИСЬМО пришло в поселок Хор Хабаровского края из далекой Белоруссии. Но расстояние и границы в тот момент, когда она прижала к сердцу весточку от девятилетнего внука Илюши, уже не имели для Лидии Александровны Хаицкой никакого значения. Она твердо решила забрать его.

"Вы, Лидия Александровна, как маленькая, - говорили ей в органах опеки. - А случится что? Мальчонка опять в казенном доме окажется".

"Да я ради него еще сто лет проживу", - отвечала она.

Света

БЫЛА у Лидии дочка Светлана. По окончании школы познакомилась с местным пареньком и влюбилась. Счастье закончилось в тот момент, как появилась на свет Леночка: папаша предпочел навсегда исчезнуть из поселка.

Светлану словно подменили. Не сиделось ей на месте. И, когда подвернулся жених, который поманил ее в Белоруссию, бросила все и уехала с ним. Леночке к тому времени исполнился год, и Лидия Александровна ребенка матери не отдала - намается ведь дитя в дороге... Во второй (и последний) раз Лена увидела родную мать через семь лет. Ее отправили в Белоруссию к родителям, но вскоре девочка вернулась.

- Не поеду больше к маме, - сказала внучка бабушке. - Оставь меня у себя.

Бабушка оформила над Леной опекунство. Удочерить девочку ей не разрешили: возраст, живые родители, пятое-десятое... Леночка выросла красавицей и умницей. Окончила школу и поступила в академию экономики и права.

Никому его не отдавайте!

ВСКОРЕ из Белоруссии пришла весть: Светлана родила еще одного ребенка - сына Илюшу. Радоваться бы, но чуяло сердце, что в дочкиной жизни не все ладно. Поехала проведать.

- Возвращайся, дочка, - умоляла она Светлану. - В нищете живете, и ничего хорошего уже не будет.

Светлана уезжать из Белоруссии наотрез отказалась.

- Я посылала письма пачками, - рассказывает Лидия Александровна. - Но в ответ - тишина. Я не находила себе места. Что могло случиться? Что с ней? Что с Илюшкой? Его личико мне снилось по ночам.

И вдруг спустя пять лет из Белоруссии, из города Новополоцка, пришло письмо от внука: "Бабушка, забери меня отсюда".

Только тогда она узнала, что ее внучек в детдоме. Отыскала телефон директора, и ей сказали, что Светлану лишили родительских прав, а отец Илюши от него отказался: мол, не мой.

- Вы только никому его не отдавайте! - кричала она в трубку. - Я его заберу.

На том конце провода что-то долго и сухо говорили про ее возраст и про то, что мальчиком уже интересовались.

- Кто?

В ответ - длинные гудки...

Лидия Александровна начала оформлять документы на подтверждение родства и на опеку, отлично сознавая, что усыновить родного внука ей не разрешат.

- Вы знаете, сколько нужно бумажек, чтобы забрать ребенка из чужой страны? - говорит Лидия Александровна. - Пока собирала документы, чувствовала себя настолько униженной!.. Но ни на минуточку меня не отпускали мысли о внуке, и это придавало сил.

В гости к новым родителям

ОФОРМЛЕНИЕ справок затягивалось: не та бумажка, не там роспись и прочее, и прочее... Вдруг - новый удар. Хаицкая узнала, что на Илюшу претендует бездетная пара из Италии.

- Бабушка! - жалобно говорил внук в телефонную трубку, мешая русские слова с белорусскими. - Я отказался от итальянских родителей. Но наша директриса меня приструнила, сказала, что она уже дала слово. Я летом еду в гости к семье, которая хочет меня усыновить. Поторопись, бабулечка.

Она проплакала всю ночь. А утром встала и снова пошла по кабинетам.

Домой!

ТРАГИЧЕСКИЕ обстоятельства заставили Лидию Александровну и Лену отправиться в Белоруссию раньше: умерла Светлана. Илья в это время уже находился в Италии. Как решится его дальнейшая судьба, никто не знал. Хаицкая отправилась в Министерство образования Республики Беларусь. Там познакомилась с директором Центра семьи Натальей Сергеевой, которая с пониманием отнеслась к рассказу пожилой женщины, а на прощание сказала: "Езжайте домой и не переживайте. Я не позволю, чтобы ребенка навсегда увезли в Италию". И слово свое сдержала.

- Я уже думала, что буду откладывать деньги с пенсии. Но мне стало страшно. Пока я соберу деньги, Илюшку еще кто-нибудь присмотрит. И случилось чудо. Белорусское Министерство образования согласилось оплатить проезд в обе стороны. Я полетела в Новополоцк.

Узнав, что приехала бабушка, Илюша ворвался в кабинет и бросился ей на шею. Директор детского дома отвернулась к окну и беззвучно плакала.

Провожать Илюшу вышли все воспитанники: здесь его любили. Детишки дергали за рукав Лидию Александровну и просили: "Вы приезжайте в гости".

Позже бабушка снова заведет с внуком разговор об Италии, о людях, которые так хотели его усыновить. Илья ответит, что там ему очень понравилось. Тетя Матильда и дядя Франческо "чего только не покупали". Не ругали и не обижали.

- Хорошая страна, красивая, - по-взрослому рассуждает мальчик. - Но я знаю, что там я был бы одинок.

А Лидия Александровна каждый день просит у Бога только одного: чтобы дал ей подольше прожить.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Сколько стоит стать космическим туристом и кто может это сделать?
  2. Что за виртуальную кредитную карту презентовали в Apple?
  3. Какие выделенные полосы закроют для водителей в выходные?