301

RAMMSTEIN. Cтрашно быть модными

Немецкая метал-группа "Раммштайн" сейчас одна из самых популярных в России и всей Европе. Её тяжёлые, жёсткие и ритмичные песни взорвали хит-парады девять лет назад, и теперь "Раммштайн" - визитная карточка Германии за рубежом... Отловить немецких суперзвёзд на интервью в Берлине было задачей не из лёгких - однако для "АиФ", как всегда, было сделано исключение. Откровенно рассказать читателям еженедельника о своём отношении к России и современной музыке любезно согласились солист "Раммштайн" Тиль ЛИНДЕМАНН и гитарист Пауль САНДЕРС.

Эксклюзивное интервью "Аргументам и фактам"

НЕМЕЦКАЯ метал-группа "Раммштайн" сейчас одна из самых популярных в России и всей Европе. Её тяжёлые, жёсткие и ритмичные песни взорвали хит-парады девять лет назад, и теперь "Раммштайн" - визитная карточка Германии за рубежом.

ПОЧТИ все произведения "Раммштайн" - сугубо на немецком, что приносит группе дополнительные проблемы: даже на родине их музыку считают чересчур агрессивной. У нас же песни Sonne, Feuer Frei, Mein Teil и Du Hast звучат из любого радиоприёмника, а число проданных дисков исчисляется миллионами. Отловить немецких суперзвёзд на интервью в Берлине было задачей не из лёгких - однако для "АиФ", как всегда, было сделано исключение. Откровенно рассказать читателям еженедельника о своём отношении к России и современной музыке любезно согласились солист "Раммштайн" Тиль ЛИНДЕМАНН и гитарист Пауль САНДЕРС. Последний, кстати говоря, в детстве семь лет прожил в Москве: его отец длительное время работал в СССР.

"Катастрофа - почему в Москве квас не продают?"

- КАК-ТО вы сказали, что ощущаете себя иностранцами в собственной стране - немецкая пресса вас постоянно треплет, обвиняя в пропаганде фашизма и всех смертных грехах. Сейчас ситуация изменилась?

- Изменилась, но, скорее, для нас. Нам попросту стало всё равно, что о нас говорят, мы не обращаем внимания - раньше такие обвинения раздражали, сейчас уже привыкли. Немцы сами по себе довольно нудные люди - как только в их стране кто-то добивается успеха, его сразу начинают критиковать и обвинять бог знает в чём.

- Вся беда в том, что так себя ведут не только немцы.

- Да, но в Америке, например, такого нет.

- Кстати, был случай, когда вас после концерта в Америке арестовали, и вы даже умудрились отсидеть какое-то время в тюрьме?

- (Смеются.) Отмотали срок, было такое дело. Дело в том, что в Америке в каждом штате свои законы. И там существуют разные идиотские ограничения: шорты нельзя носить или плевать на улице. В общем, местной полиции не понравился наш концерт и каким образом мы себя вели - поэтому после шоу нас всех упекли в каталажку.

- И как вам американская тюрьма?

- Ужасно.

- Ну так это вы ещё в нашей не побывали.

- Слишком шокирующие впечатления. С нами рядом сидел человек с огнестрельной раной, и никто ему не помогал. Ещё страшно морозил кондиционер, мы все замёрзли.

- Могу вас порадовать - у нас в тюрьмах вообще нет кондиционеров.

- Отлично! Значит, одной проблемой в России для нас уже меньше.

- Это правда, что вы знаете русский язык?

- Конечно, мы же из ГДР! Каждый из нас учил русский в школе, при желании мы можем запросто разговор поддержать: даже общаемся с русскими девушками.

- Тем не менее, одно из условий этого интервью - разговор исключительно по-немецки. Поддерживаете имидж группы?

- Скорее, тут виновата лень-матушка: искать какие-то нужные для интервью фразы в чужом языке сложнее, чем запросто болтать на своём.

- На вашем прошлом альбоме есть песня Moskau. Это из-за особого отношения к российской столице?

- Само собой! Москва - наш самый любимый город во всем мире, уникальная смесь Запада и Востока. Хотя, если сравнить с временами Советского Союза, появилось больше минусов. Например, ужасная катастрофа - квас на улицах больше не продают.

- А вы не пробовали к нам летом приезжать?

- А что, у вас зимой кваса нету? Вот облом! Но вообще много что пропало. Пирожки уличные куда делись? А московское мороженое? И самое страшное: просишь в кафе чаю, а тебе приносят какое-то убожество в пакетике... Но мы-то хотим настоящего русского чая, с медом, с лимоном! В общем, колорита стало меньше.

- Это, ребята, называется глобализм.

- (Смеются.) Точно, здесь ничего не поделаешь. Но всё равно - мы Москву очень любим. Даже иногда на выходные специально приезжаем инкогнито, как обычные туристы: выпить водочки и погулять в ночных клубах.

- Неужели вас ни разу не узнали?

- Узнали пару раз, но это не так плохо - бесплатно наливали всю ночь.

"Попытались спеть с "Тату", но ничего не вышло"

- В ВАШЕМ репертуаре имеется одна-единственная песня на английском языке - Stripped. Есть ли надежда, что вы когда-нибудь споёте по-русски?

- О да. Нам очень интересно пробовать другие языки, так что в ближайшем будущем, может быть, действительно споём. Кстати, однажды мы попытались сделать дуэт с вашей группой "Тату", но что-то у нас в результате ничего не вышло.

- Вам ориентация "Тату" помешала?

- Нет, организационные вопросы. Сначала они не могли встретиться, потом мы. Я понимаю, что "Тату" поют, мягко говоря, не в нашем стиле, но в этом-то и был весь прикол - вы представляете, как бы это смотрелось? Все бы со смеху умерли.

- Ваш последний диск Rosenrot раскритиковали все, кто только мог, - мол, "Раммштайн" уже обленился вконец и сам себя копирует. Что вы на это скажете?

- А что тут сказать? Вообще-то Rosenrot нужно рассматривать не как отдельный альбом, а как продолжение предыдущего. Мы просто взяли и поставили туда те песни, которые на прошлый диск не влезли. Но вот со следующим альбомом мы сделаем нечто совершенно новое - замутим классный звук и все такое прочее.

- И долго его ждать?

- Ну не быстро. Сейчас мы пока отдыхаем, а потом опять всё завертится. "Раммштайн" попытается вернуться к своим корням - поэтому музыка будет очень тяжёлой.

- "Раммштайн" сделался модной группой: его престижно слушать - даже среди тех, кто абсолютно не говорит по-немецки, вашу музыку часто берут для голливудских фильмов. Но мода имеет свойство проходить... Вас это не пугает?

- Конечно, пугает! Именно поэтому мы пытаемся постоянно развиваться, не стоять на месте. Надеемся, что в ближайшие годы мы изменимся настолько, что станем интересны публике в другом качестве. Если хотите знать, нам самим повторяться скучно, а бесконечное выбивание денег из публики - не самоцель. Мы и так небедные.

- По-моему, среди звёзд так часто бывает: если ты популярен, начинаешь больше халтурить: дескать, чего там, и так диск раскупят, мы группа-то известная.

- Опасность поддаться приступам лени есть, спорить не буду - кто ж не любит на диване лежать. Но мы с этим боремся, потому что наша цель - записывать классную музыку. И если сделаешь по-настоящему отличный альбом, то деньги придут сами. А с другой стороны, надо уметь не только работать, но ещё и отдыхать, иначе жить скучно.

- Не сомневаюсь, что отдыхать вы умеете.

- Да, но довольно стандартно - соблюдаем имидж рок-музыкантов (смеются). Когда ездим с гастролями, вечером у нас всегда расслабуха - напиваемся будь здоров: любим русскую водку с текилой мешать, так классно получается!

- Интересно, что бы могло заставить вас выпустить диск на английском?

- Трудно сказать. Если бы мы прожили лет пять в США, тогда - может быть. Но петь на ломаном чужом языке с акцентом - это неинтересно. Нам больше нравится немецкий. Кстати, у вас одна минута осталась - спешим уже, извините.

- Без проблем. Вас не удивляет, что "Раммштайн" и его песни на немецком очень популярны в России: стране, наиболее пострадавшей от войны с Германией?

- Это не может не удивлять. На концертах ваша публика нас так встречает, как будто мы не немцы, а русские. Война давно закончена - слава богу, что мы помирились. И у нас лично отношение ко Второй мировой войне и русскому народу такое - мы, немцы, не ощущаем, что нас победили, а, напротив, - чувствуем, что нас освободили.

Кстати

НА ДАННЫЙ момент "Раммштайн" считается группой, которая на концертах использует больше всего эффектов, связанных с огнём. Шоу, где пламя поднимается стеной, музыканты разрабатывали целый год, причем пару раз обгорели. Из-за того, что их "огненное шоу" может быть опасным, "Раммштайну" запрещали въезд в несколько стран.

Автор благодарит Universal Music Russia и лично Лесю Нестерову за помощь в оперативной организации этого интервью.

Актуальные вопросы

  1. Кто такая Татьяна Фельгенгауэр?
  2. О чем говорится в фильме ARD о допинг-системе в Китае?
  3. Кто такой Джеймс Тобэк?

Какая система оценок в школе самая правильная?

Новое на AIF.ru