aif.ru counter
10

Главное - не допустить хаоса

Статья из газеты: «АиФ. Здоровье» № 51 19/12/2002

Сегодня в гостях у редакции врач-психиатр, профессор, доктор медицинских наук, руководитель научно-методического центра медико-психологической помощи Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.

Сегодня в гостях у редакции врач-психиатр, профессор, доктор медицинских наук, руководитель научно-методического центра медико-психологической помощи Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии Зураб КЕКЕЛИДЗЕ:

- ЧТО такое чрезвычайная ситуация? Раньше так называли только землетрясение, наводнение и прочие природные катаклизмы. Потом появилось понятие чрезвычайной антропогенной ситуации, где в первую очередь присутствует человеческий фактор. Позже было введено понятие смешанных чрезвычайных ситуаций. Чрезвычайная ситуация вроде бы природная, но роль человека в ней довольно значима. И наконец, буквально несколько лет назад появились чрезвычайные ситуации, вызванные социальными факторами, в частности, переустройством экономического строя общества. Для огромного количества людей сама смена политической и экономической структуры привела к тяжелейшим психоэмоциональным последствиям. Появляются группы людей, у которых их собственные интересы не совпадают с интересами общества. Это одно из основных направлений, которым мы сейчас занимаемся, - чрезвычайная социальная ситуация и осуществление специальной психолого-психиатрической помощи, которая входит в систему медицинской помощи, осуществляемой Минздравом.

В первую очередь встал вопрос о роли и месте этой службы в рамках медицины катастроф и вообще в рамках социального устройства общества. Одних только хирургов для этой работы недостаточно. Например, после какого-либо взрыва хирурги сделали свою работу, а что дальше? Кто-то ведь должен осуществлять и психологическую реабилитацию.

У оказавшихся в эпицентре чрезвычайной ситуации людей встречается сразу несколько видов психических расстройств. В первую очередь это реакция на стресс, которая сопровождается физическим и психическим возбуждением. Происходит это у каждого по-разному. Мужчины, как правило, думают в первую очередь о себе, а женщины - о детях и в минуту опасности в первую очередь хватают своих детей. Когда начинается дезорганизация психической деятельности, срабатывают рефлексы. Одни спешат покинуть место катастрофы и бегут неосознанно, другие, наоборот, впадают в оцепенение и не могут сдвинуться с места. Если у первых срабатывает инстинкт самосохранения, то у вторых преобладает уверенность, что раз они существуют, живут, то все остальное их не касается.

Очень важный момент - как человек относится к чрезвычайной ситуации в целом, пока еще ее нет и даже не предвидится. Один тип людей спокоен и уверен в себе: мало ли кто что болтает, меня это не касается. Им, например, говорят, что будет наводнение, вода поднимается в нескольких километрах, а они отвечают: "Ничего страшного. Нас это не затронет". Второй тип реагирует адекватно: "Будет, так будет. Вещи, документы, ценности хранятся в определенном месте, и мы готовы в случае опасности быстро покинуть эпицентр". И есть третий тип, мы его условно называем "все пропало". Это люди, которые во всем видят фатальный исход. Они прислушиваются только к негативной информации и распространяют ее, сеют панику. Но не потому, что они плохие, а просто так устроена их психика. А обществу необходимо знать, быть уверенным, что есть люди, пусть даже несколько человек, которые знают, как быть, что надо делать, и, что бы ни случилось, они найдут выход из экстремальной ситуации и объяснят, как быть остальным.

Для этого и нужны психиатры. Хотя бы один или два, которые приезжают в эпицентр события и помогают советом как спасателям, так и потерпевшим, как себя вести. Например, в одном из общежитий случился пожар. Не сильный, никто не погиб. И вот студенты спрашивают у руководства, когда все будет отремонтировано и пригодно для жилья, а руководитель замялся и всем своим видом дал понять, что пока не знает. А пострадавшим необходимо было назвать любую дату, но конкретную, чтобы не допустить хаоса. Отвечать людям в чрезвычайной ситуации надо конкретно, чтобы они чувствовали - ситуация под контролем. Люди зачастую не понимают, что находятся в стрессе, а если даже и понимают, то не знают, что нуждаются в лечении. Сами пострадавшие к нам обращаются редко, не понимая, что мы им жизненно необходимы. Человека, находящегося в глубокой стрессовой ситуации, сразу заметно. Задача врача: подойти к нему, пригласить в медпункт, замерить давление, в ненавязчивой беседе посоветовать, как действовать дальше. Порой помогают даже элементарные бытовые советы. Дальше идет другая работа: редукция посттравматического стрессового расстройства и расстройства адаптации. Это делается приблизительно через три недели после катастрофы.

О чем необходимо помнить

ВО-ПЕРВЫХ, любая чрезвычайная ситуация - это событие, которое выходит за рамки каждодневного житейского образа жизни и которое с психологической точки зрения может вызвать стресс у любого человека, независимо от предыдущего опыта и типа реагирования.

Во-вторых, надо уметь противопоставить себя стрессу, а не бороться с ним. Надо уметь приспосабливаться к изменившейся ситуации.

В Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского имеется анонимная "горячая линия": 201-70-70, куда можно звонить круглосуточно и получить бесплатную психологическую консультацию по любому вопросу.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Как будут проводить индексацию пенсий?
  2. За какие лекарства можно получить налоговый вычет?
  3. В какие страны чаще всего едут российские туристы?