aif.ru counter
506

Русское гетто для ВИЧ-инфицированных

Статья из газеты: «АиФ. Здоровье» № 12 21/03/2002

60% россиян считают, что врач имеет право отказать больному СПИДом. Получается замкнутый круг: врачи отказывают ВИЧ-инфицированным в помощи, больные вынуждены лечиться анонимно. Проигрывают и те и другие.

60% россиян считают, что врач имеет право отказать больному СПИДом.

"САДИТЕСЬ в кресло. Какой зуб беспокоит?" - "Доктор, хочу вас сначала предупредить: я ВИЧ-положительна". Белый халат вздрагивает, медсестра с полоскательной жидкостью останавливается на полпути к креслу. "Извините, мы не можем вами заняться". Не успела я дойти до двери, как эскулап попросил медсестру протереть кресло.

Пытать счастье в шкуре отверженной оказалось непросто. Пройдясь по десятку столичных стоматологических клиник, я уяснила прочно: избавиться от зубной боли ВИЧ-инфицированный сможет, лишь промолчав о своем диагнозе. "Мы таких не лечим", "Мы так всех клиентов растеряем", "Идите в специализированную клинику", "Как вы вообще к нам посмели прийти?!" - так мне отвечали там, где персонал смог обойтись исключительно литературной лексикой.

Только в одной клинике мне повезло, и то наполовину. Стоматолог хладнокровно ответил: "Я врач, открывайте рот". Зато медсестра напрочь отказалась иметь со мной дело. Доктор признался, что на его памяти я вторая, кто первым делом предупредил о ВИЧ. Случалось, некоторые пациенты "шутили", уже расплатившись за сервис: "А ничего, что у меня СПИД?"

"Для медика не должно быть разницы, кто перед ним и чем болеет, - объяснил мне добросовестный врач, попросив лишь не указывать имя: это... повредит репутации клиники. - Перчатки, маска и стерильные инструменты гарантируют безопасность и мою, и пациентов. Тем более что помимо ВИЧ существуют гепатиты, туберкулез, которые заразны не меньше да и пользы здоровью не приносят. Перед врачом на Западе вопрос, лечить или нет, давно уже даже не встает: все равны. А среди моих коллег, я знаю, бытует мнение, что для инфицированных надо бы устроить отдельные поликлиники наподобие лепрозориев. Даже образованные люди боятся, например, звонить из телефона-автомата, опасаясь подхватить что-нибудь. На самом деле гораздо больше вероятность, что вам на голову упадет кирпич. Если честно, то сверлить зуб, точно зная, что пациент болен, лично для меня оказалось проще: я был предупрежден об опасности и работал предельно осторожно. А ведь сколько народа передо мной проходит, под конец рабочего дня, бывает, расслабишься... Наверняка были у меня еще ВИЧ-инфицированные, но я со всеми соблюдаю правила безопасности, и пока Бог миловал".

По ст. 124 УК РФ - "неоказание помощи больному" - врач, нарушивший клятву Гиппократа, может быть приговорен к штрафу в размере зарплаты за период до одного месяца или 50 - 100 МРОТ. В действительности выиграть дело о нарушении врачебной этики удавалось пока мало кому. Так что российский врач может запросто отказаться лечить ВИЧ-инфицированного, и почти наверняка в суд на него не подадут: к чему лишняя да еще безрезультатная нервотрепка? Гораздо проще до разбирательства дело не доводить: закон охраняет тайну больных людей, и ВИЧ-инфицированный не обязан открываться даже супругу. Впрочем, за сознательное заражение ВИЧ тоже введена уголовная ответственность.

Получается замкнутый круг: врачи отказывают ВИЧ-инфицированным в помощи, больные вынуждены лечиться анонимно. Проигрывают и те и другие. Предположительно число зараженных в России уже превысило миллионный рубеж. А ведь ВИЧ-инфицированные не реже других страдают зубной болью, ходят в парикмахерские, бани, сауны, химчистки. И, не надеясь на адекватную реакцию окружающих, они просто не предупреждают о своем статусе. Это значит, что сегодня медики в каждом (!) своем пациенте должны видеть ВИЧ-инфицированного и обращаться с ним соответственно, соблюдая все существующие правила гигиены, защиты и стерилизации.

Все эпидемии чумы, которые, бывало, выкашивали до четверти населения Европы, удавалось остановить исключительно благодаря самоотверженности медиков. Они лучше остальных знали, чем рискуют, отправляясь в районы, где бушевала эпидемия. И все-таки они туда шли. Без нынешних одноразовых инструментов, без вакцин и надежды на дядю из другого заведения. И тогда, и сегодня профессия настоящего врача - это путь самопожертвования. От чумы ХХ века уберечь себя и своих пациентов проще. Но каждого врача по-прежнему судит лишь его совесть.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Будут ли действительны бумажные паспорта после перехода на электронные?
  2. Какая техника будет считаться «шпионской», а какая — нет?