aif.ru counter
222

Не надо бояться наших операций

Статья из газеты: «АиФ. Здоровье» № 29 18/07/2002

Современные методики аортокоронарного шунтирования позволяют оперировать на работающем сердце, и они уже настолько отработаны, что смертельный исход составляет меньше одного процента. "Мы могли бы спасти гораздо больше людей," - уверенно заявляет кардиохирург профессор Геннадий Власов.

НЕДАВНО в НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского попал пожилой пациент, который всю жизнь по утрам бегал. В одну из таких пробежек он упал без сознания. Оказавшийся поблизости прохожий с сотовым телефоном вызвал "скорую". Бригада приехала, в свою очередь вызвала кардиологическую "неотложку", и когда больной очутился на операционном столе, он был уже без пульса, давления и даже без самостоятельного дыхания. У него произошел разрыв стенки левого желудочка, кровь вылилась в сердечную сумку и сдавила сердце со всех сторон, не давая ему нормально сокращаться. И пришлось бы нашему бегуну распрощаться с жизнью, если бы не попал он в руки кардиохирурга профессора Геннадия Власова и его команды. Сердечную сумку освободили от крови, сердце заработало, нашли поврежденные сосуды и подшили шунты в обход поврежденных участков. Нормальный кровоток восстановился, и теперь в свои 74 года пациент живет и хорошо себя чувствует.

Везет так далеко не всем. Зачастую "скорая" доставляет больных в кардиологические отделения больниц, где они нередко умирают, ибо их продолжают лечить таблетками и уколами, которые приносят лишь временное облегчение. Ведь не исчезает главная причина болезни - атеросклеротическое поражение сосудов, устранить которую можно только хирургическим путем. Но страх перед операцией у больных настолько велик, что заставляет их глотать таблетки горстями или соглашаться на менее эффективную ангиопластику - расширение сосуда с помощью катетера с баллончиком на конце. Страх этот нередко поддерживается самими кардиологами старшего поколения, консервативно мыслящими и предубежденными против хирургического вмешательства - дескать, хирургам лишь бы резать, а кто знает, что будет дальше с остановленным во время операции сердцем?

Но в том-то и дело, что современные методики позволяют оперировать на работающем сердце, и они уже настолько отработаны, что смертельный исход составляет меньше одного процента.

- Да и то погибают лишь очень тяжелые больные, перенесшие 3-4 инфаркта, - говорит профессор Власов. - У них от сердечной мышцы уже почти ничего не осталось. Оперировать надо до инфаркта, тогда человек сможет полноценно прожить еще долгие годы.

Геннадий Павлович не только убежденный сторонник аортокоронарного шунтирования на работающем сердце, но и первопроходец этого направления у нас. Им совместно с сотрудниками отдела неотложной кардиохирургии разработана методика операции, которая не требует ни остановки сердца, ни искусственного кровообращения, ни больших разрезов. Внутрь грудной клетки вводятся видеокамера и инструменты, которыми хирург работает, глядя лишь на экран монитора. На нем в увеличенном размере видна внутренняя грудная артерия на всем ее протяжении. Эндоскопическая техника позволяет гораздо легче выделить ее со всеми ветвями и пришить к коронарной артерии. Причем часть ее используется для одной артерии, а другая, оставшаяся ниже, применяется для шунтирования другой, так как при множественном поражении сосудов одиночное шунтирование нужного результата не даст. Метод сродни лапароскопической операции по удалению желчного пузыря или аппендикса, только там удаляют лишнее, а здесь прибавляют недостающее, что гораздо сложнее. Разработки настолько оригинальные, что до недавнего времени практически не имели мировых аналогов. Многие из них защищены патентами.

- Все сосуды сердца теперь нам подвластны, - уверен профессор. - Мы разработали несколько новых подступов к сердцу, это вызывает большой интерес зарубежных коллег. Благодаря определенной технологии, знаниям, навыкам мы можем переходить с одной артерии на другую, в течение одной операции пришить не один, а три-четыре шунта. Учим этому и других...

Кардиохирурги во главе с Власовым не только не держат свои разработки в секрете, наоборот - охотно делятся опытом со своими коллегами, выезжая в разные города России с показательными операциями. Новую методику освоили в Челябинске, там сделано более ста таких операций, десятки их проведены в Ростове-на-Дону, Саратове, Волгограде и др. городах.

Метод, начатый в России, Италии, Франции, подхвачен сейчас во всем мире. В США без искусственного кровообращения делается сейчас до 90% операций аортокоронарного шунтирования на работающем сердце. Американские ученые выявили, что примерно у пятой части больных, прооперированных с искусственным кровообращением, страдает интеллект. А в отдаленном периоде он страдает уже у каждого второго! Что при этом происходит?

- Грубое механическое кровообращение травмирует кровяные тельца, - поясняет Власов, - тромбируются мелкие сосуды, отрываются отложения с сосудистых стенок, и вся эта взбаламученная смесь несется в мозг. Страдают жизненно важные органы, резко снижается иммунитет, оживляется микробная флора... Человек начинает часто болеть. Естественно, что пожилые люди, с которыми кардиологам чаще всего приходится иметь дело, плохо переносят вмешательство с искусственным кровообращением. Я считаю, что именно для этого должны быть строгие показания. Например, там, где нужно заменить клапан или устранить какой-то дефект, который можно сделать только на "сухом" сердце. Во всех остальных случаях от искусственного кровообращения нужно отказаться.

Многие кардиохирурги разделяют эту точку зрения. Они видят большую простоту эндоскопических операций и их эффективность, не говоря уже об экономичности - они в 7-8 раз дешевле обычных за счет сокращения времени пребывания пациента в стационаре, отказа от искусственного кровообращения и дорогостоящей лекарственной терапии, в которой отпадает надобность.

Среднестатистическая потребность населения в такого рода вмешательствах составляет 1 тысячу на миллион человек в год. Выполняется же их в десятки раз меньше. В самом "Склифе" вместо десяти операций в день, которые позволяют возможности нового кардиохирургического корпуса, их здесь делают 2-3 в неделю... Это при том, что они до сих пор делаются здесь бесплатно. Почему так происходит? Нет налаженной скоропомощной практики, нет четкого взаимодействия между лечащими врачами, Скорой помощью и институтом, считает профессор Власов, нет привычки у кардиологов после обследования направлять пациента на операцию, а не пичкать таблетками, которые уже ничего не дают.

- Практика, когда больного до последнего не отдают хирургу, а лечат консервативно, абсолютно неправильна, - говорит он. - Мы могли бы спасти гораздо больше людей. Если порой приходится оперировать пациентов, перенесших несколько инфарктов, что толку тогда от нашего вмешательства? Поэтому после 50 лет надо тщательно обследоваться, чтобы выяснить состояние своих сосудов. И не надо наших операций бояться...

Люди зачастую не знают о своем состоянии. И обследование, связанное со случайными жалобами, обнаруживает порой такие изменения сосудов, что человек на грани внезапной смерти при повышенной физической нагрузке. Что нередко и происходит. Профессор Власов напоминает о простейших исследованиях, которые может сделать любой, чтобы себя обезопасить. Это, во-первых, велоэргометрия, когда прибор, имитирующий нагрузку велосипеда, покажет изменение артериального давления, частоты ритма, другие данные, свидетельствующие о реакции на физические усилия. И если у врача возникнут подозрения, он направит на эхокардиографию - ультразвуковое исследование сердца. Оно позволяет выяснить, как работают клапаны сердца, как сокращаются желудочки, есть ли изменения в аорте, и т. д. И заключительное исследование - ангиография сосудов сердца, когда в них вводится контрастное вещество и врач видит не только локализацию склеротических бляшек, но и степень сужения сосудов. Это дает возможность кардиологу рекомендовать либо лечение лекарствами, либо срочное оперативное вмешательство.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Как будут выплачивать пенсии в праздничные дни в мае?
  2. Как изменятся правила получения шенгенских виз и насколько они подорожают?
  3. Как и куда пожаловаться на плохие условия содержания в больнице?