545

Русская Мата Хари

Статья из газеты: АиФ Долгожитель № 3-04 16/02/2007

В N 23-24 за 2006 г. мы рассказали о генерал-майоре Н. С. Батюшине, которого по праву считают одним из создателей отечественных секретных служб. С началом Первой мировой войны он по-прежнему занимался разведкой и контрразведкой, исполняя должность генерал-квартирмейстера штаба Северного фронта. Предвидя возможность немецкого наступления вдоль побережья Балтийского моря, Николай Степанович заблаговременно позаботился о том, чтобы в портовых городах, которые могли быть захвачены противником, осела наша агентура. Одним из таких агентов, оказавшихся на авансцене тайной борьбы разведок благодаря Батюшину, оказалась загадочная дама, подданная Российской империи, действовавшая в Либаве. Ее без малейшей натяжки можно назвать русской Матой Хари.

В N 23-24 за 2006 г. мы рассказали о генерал-майоре Н. С. Батюшине, которого по праву считают одним из создателей отечественных секретных служб. С началом Первой мировой войны он по-прежнему занимался разведкой и контрразведкой, исполняя должность генерал-квартирмейстера штаба Северного фронта. Предвидя возможность немецкого наступления вдоль побережья Балтийского моря, Николай Степанович заблаговременно позаботился о том, чтобы в портовых городах, которые могли быть захвачены противником, осела наша агентура. Одним из таких агентов, оказавшихся на авансцене тайной борьбы разведок благодаря Батюшину, оказалась загадочная дама, подданная Российской империи, действовавшая в Либаве. Ее без малейшей натяжки можно назвать русской Матой Хари.

Отнюдь не плод писательской фантазии

В СВЯЗИ с тем, что архивы русской разведки во время революционных событий сильно пострадали, установить подлинное имя этой женщины, равно как и многие подробности ее биографии, теперь вряд ли представляется возможным.

В историю великой войны она вошла под именем Анны Ревельской. В Либаве, занятой немцами, ее знали под именем Клары Изельгоф. Кстати, читавшим роман Валентина Пикуля "Моонзунд" образ этой патриотки, безусловно, памятен. Стоит заметить, что Валентин Саввич в работе над "Моонзундом" широко использовал германоязычные источники, включая мемуары руководителей кайзеровской и австро-венгерской спецслужб Вальтера Николаи и Макса Ронге. Писатель не придумал свою героиню и ее судьбу, он лишь украсил некоторыми живописными подробностями реальные события.

Главная заслуга Анны Ревельской состоит в том, что она сыграла поистине выдающуюся роль в срыве германских планов прорыва кайзеровского флота в Финский залив, причем на ее личный счет можно записать гибель целой флотилии новейших германских минных крейсеров, подорвавшихся на русских минах.

Но прежде немного предыстории...

Щедрый подарок британскому Адмиралтейству

27 АВГУСТА 1914 года германский крейсер "Магдебург" в густом тумане налетел на подводный риф около северной оконечности острова Оденсгольм, в 50 морских милях от русской военно-морской базы в Ревеле. "Магдебург" скрытно пробрался в Финский залив с заданием заминировать фарватер, а на обратном пути должен был атаковать и уничтожить дозорные суда и торпедные катера русского Балтфлота.

Все попытки немецкого экипажа снять свой крейсер с рифа до подхода русских кораблей потерпели неудачу. На рассвете капитан "Магдебурга" приказал сжечь секретные документы, за исключением тех, которыми еще предстояло руководствоваться. Поэтому два журнала шифровальных кодов с ключом к их расшифровке так и не были преданы огню. Прежде чем командир корабля приказал своим морякам покинуть крейсер, а минерам - взорвать судно, радист, следуя инструкции, выбросил за борт журнал с шифрами, упакованный между тяжелыми свинцовыми плитками. А вот другой экземпляр в суматохе потерялся...

Русские корабли, подошедшие к месту крушения "Магдебурга", подобрали германских моряков. Затем водолазы занялись тщательным обследованием полузатонувшего кайзеровского крейсера и дна под ним. Теперь предоставим слово Уинстону Черчиллю, который в ту пору был одним из лордов британского Адмиралтейства.

"Русские выловили из воды тело утонувшего немецкого младшего офицера, - пишет Черчилль в мемуарах. - Окостеневшими руками мертвеца он прижимал к груди кодовые книги ВМС Германии, а также разбитые на мелкие квадраты карты Северного моря и Гельголандской бухты. 6 сентября ко мне с визитом прибыл русский военно-морской атташе. Из Петрограда он получил сообщение с изложением случившегося. Оно уведомляло, что с помощью кодовых книг русское Адмиралтейство в состоянии дешифровать по меньшей мере отдельные участки немецких военно-морских шифротелеграмм. Русские считали, что Адмиралтейству Англии, ведущей морской державы, следовало бы иметь эти книги и карты... Мы незамедлительно отправили корабль, и октябрьским вечером принц Луи (имеется в виду первый морской лорд Англии Луи Баттенберг. - А. В.) получил из рук наших верных союзников слегка попорченные морем бесценные документы..."

Германские коды русским взломщикам оказались не по зубам

УВЫ, британские криптоаналитики (специалисты по взлому кодов), добившиеся с помощью предоставленных русскими материалов больших успехов в дешифровке вражеских сообщений, не стали делиться своими достижениями с российскими коллегами, в традиционной манере деятелей Альбиона отплатив союзникам черной неблагодарностью.

Русские дешифровальщики тоже бились над немецкими кодами, но безуспешно. Кайзеровская разведка, имевшая в Петрограде разветвленную агентурную сеть, свившую гнездо даже в Военном министерстве России, была хорошо осведомлена об этих тщетных усилиях.

Из истории с шифровальными книгами "Магдебурга", захват которых русские так и не смогли обратить себе на пользу, германское военно-морское командование, во главе которого стоял напыщенный и самодовольный принц Генрих Прусский (брат кайзера), сделало вывод о слабости российских спецслужб и их неспособности к серьезным операциям. Этот опрометчивый вывод определял стратегию принца Генриха вплоть до конца 1916 года, хотя русский Балтийский флот под командованием талантливых адмиралов Эссена, Непенина и Колчака и преподал кайзеровскому флоту целую серию внушительных уроков с помощью блестяще выполненных минных постановок, простиравшихся буквально до самых германских гаваней...

Женские чары и мужская наивность

ТЕПЕРЬ вернемся в Прибалтику, где действовала Анна Ревельская. Об этой даме известно, что она происходила из обеспеченной русской семьи, владевшей землями в Прибалтике, окончила гимназию и знала несколько языков, включая немецкий. Ее описывают как грациозную и привлекательную женщину, буквально пышущую здоровьем.

Еще весной 1915 года, до начала широкомасштабного немецкого наступления, под именем Клары Изельгоф она устроилась работать кельнершей в портовой кондитерской Либавы, часто посещаемой моряками.

Спустя несколько месяцев немецкие войска заняли Либаву. Сюда перенес свою ставку главнокомандующий германским флотом на Балтике, брат кайзера принц Генрих Прусский. Вслед за грузным гросс-адмиралом перебрались в этот город и чины его штаба, а к либавским причалам встали многие из германских дредноутов. Офицеры кригсмарине стали частенько бывать в кофейне на Шарлоттенштрассе, где подавали отменный кофе, французский коньяк и изысканные пирожные. И вскоре юный немецкий моряк, лейтенант фон Кемпке, командир одной из башен главного калибра с крейсера "Тетис", влюбился в хорошенькую и любезную кондитершу Клару Изельгоф, жившую в одиночестве, причем настолько, что намеревался предложить ей руку и сердце.

Клара разрешила лейтенанту встать на постой к ней на квартиру. Вернувшись однажды из похода, лейтенант случайно застал свою возлюбленную за разборкой всякого хлама, среди которого оказались и различные вещи из обихода джентльменов, включая мужской несессер с набором всякой всячины, даже щипцами для завивки усов. Лейтенант закатил даме сердца сцену ревности. Доведенная до слез кондитерша призналась лейтенанту, что в период нахождения в Либаве русских ее поклонником был офицер российского флота. В порыве великодушия немец простил Клару, ведь слезы ее были так трогательны, а раскаяние - столь искренне...

Не переставая рыдать, дама срывающимся голосом обмолвилась, что русский, в спешке покидая Либаву, забыл на чердаке какой-то портфель из дорогой крокодиловой кожи прекрасной выделки, с чудными никелированными замками и массой карманов, да вот только найти его она почему-то не может. Бережливому немцу очень захотелось получить эту вещицу своего предшественника. Помучив с недельку охочего до "военных трофеев" поклонника, Клара однажды с победным видом вручила ему баул, заметив, что по природной скромности не заглядывала внутрь.

Когда фон Кемпке стал знакомиться с содержимым портфеля, его бросило в жар: там оказались совершенно секретные схемы недавних минных постановок Балтийского флота! Лейтенант представил нечаянно упавшие в руки материалы своему командованию.

В штабе Генриха Прусского, а затем в Главном штабе ВМС Германии их подвергли самой пристальной экспертизе. И пришли к выводу, что схемы, скорее всего, подлинные - именно так расставляли бы минные поля и немцы, если бы намеревались закупорить Ирбенский пролив для врага, оставив узкие проходы для собственных кораблей. Принц Генрих учинил башенному начальнику придирчивый допрос, касавшийся в основном личности его возлюбленной. Ответы лейтенанта, сводившиеся к самым положительным характеристикам Клары Изельгоф, ее симпатий ко Второму рейху и собственным матримониальным намерениям, вполне удовлетворили принца. Он пообещал лейтенанту блистательную карьеру, если с помощью этих схем удастся одна операция, которая, как казалось кайзеровскому стратегу, вполне могла побудить русских поспешить с выходом из войны...

Принц Генрих решил отправить в боевой рейд в Финский залив, руководствуясь схемой русских минных постановок, гордость кайзеровских ВМС - 10-ю флотилию минных крейсеров, спущенных с верфей перед самой войной. 11 вымпелов!

В мышеловке

ДЛЯ проверки надежности маршрута немцы выслали на разведку пару эсминцев, и те благополучно вернулись в базу. 10 ноября 1916 года вся флотилия двинулась по разведанному пути, рассчитывая забросать минами фарватеры Финского залива, Кронштадта и Гельсингфорса и отправить на дно все, что попадется по пути.

Когда все корабли втянулись в обозначенный на схеме русского офицера "безопасный" проход, произошло то, чего немцы никак не ожидали: два миноносных крейсера вдруг подорвались на минах.

Руководитель операции капитан первого ранга Виттинг, отправив в Либаву один из крейсеров с подобранными из воды экипажами, все-таки решил продолжить пиратский рейд, списав подрыв на случайность. Он прорвался в Финский залив, но идти дальше не рискнул и, почти сровняв артиллерийским огнем с землей рыбацкий поселок Палдиски, повернул восвояси.

И тут оказалось, что "безопасный проход" весь забросан минами! И когда русские успели их снова поставить? Из десяти кораблей Виттинга до Либавы сумели добраться только три, остальные подорвались и затонули. Так перестала существовать 10-я флотилия, потерявшая восемь кораблей.

А разведчицы и след простыл...

ПО ВОЗВРАЩЕНИИ из этого обернувшегося ловушкой бесславного пути немцы бросились искать Клару Изельгоф. Они перевернули вверх дном всю Шарлоттенштрассе в ее поисках, но безрезультатно: русской разведчицы и след простыл. В ту самую ночь, когда эсминцы Виттинга рвались к российским берегам через Ирбены, скрытно подошедшая к Либаве подлодка "Пантера" приняла на борт некую пассажирку. Как читатель уже догадался, это была Анна Ревельская...

Дальнейшая судьба этой отважной женщины тонет во мраке революционного лихолетья. Мы не знаем, чью сторону она заняла, когда власть взяли большевики и затем разразилась Гражданская война, осталась ли она в России или эмигрировала. Эта дама осталась в истории разведки абсолютной загадкой, мы не знаем даже ее подлинное имя... Но что невозможно подвергнуть сомнению - это ценность проведенной с ее помощью операции по введению противника в заблуждение, которая по результативности (уничтоженная почти полностью флотилия новейших эскадренных миноносцев кайзеровского кригсмарине) вообще не имеет аналогов в истории Первой мировой войны.

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Вырастут ли цены на жилье из-за закона о долевом строительстве?
  2. Что за налоговый маневр в нефтяной отрасли и зачем он нужен?
  3. Действительно ли Аргентина лишилась шансов на плей-офф ЧМ?




Каких изменений от реформы тарифов ОСАГО вы ждете?