aif.ru counter
267

"Суперкрот" в разведке ФРГ

Статья из газеты: АиФ Долгожитель № 7-08 13/04/2007

Ненастной ночью 17 февраля 1969 года к контрольно-пропускному пункту Херлесхаузен, находившемуся на государственной границе между ГДР и ФРГ, с противоположных сторон подъехали две автомашины. С восточногерманской подрулил автобус, набитый людьми: в салоне сидели отбывавшие наказание в советских и гэдээровских тюрьмах агенты западных разведок, всего 21 человек. Западногерманская сторона привезла в "Мерседесе" лишь одного, скованного наручниками заключенного, которого договорилась обменять на столь многочисленную ораву своих провалившихся "рыцарей плаща и кинжала"...

Ненастной ночью 17 февраля 1969 года к контрольно-пропускному пункту Херлесхаузен, находившемуся на государственной границе между ГДР и ФРГ, с противоположных сторон подъехали две автомашины. С восточногерманской подрулил автобус, набитый людьми: в салоне сидели отбывавшие наказание в советских и гэдээровских тюрьмах агенты западных разведок, всего 21 человек. Западногерманская сторона привезла в "Мерседесе" лишь одного, скованного наручниками заключенного, которого договорилась обменять на столь многочисленную ораву своих провалившихся "рыцарей плаща и кинжала".

Это был приговоренный боннским правосудием в 1963 году к 14 годам лишения свободы за разведывательную деятельность в пользу СССР бывший высокопоставленный сотрудник секретной службы БНД Хайнц Фельфе.

Путь в "контору" Шелленберга

НЕЛЕГКИЙ жизненный путь Хайнца Фельфе полон превратностей и удивительных метаморфоз. Он родился в 1918 году в семье начальника отдела по наблюдению за нравами комиссариата уголовной полиции города Дрездена. Юность Фельфе совпала с приходом к власти в Германии нацистов. Как сам он признавался в мемуарах, геббельсовская пропаганда оказала на него сильное воздействие. Подобно миллионам соотечественников, юноша полагал, что Гитлер дал немецкому народу то, в чем он так нуждался в смутное время Веймарской республики: строгий порядок и дисциплину, ясную цель, ведущую к благополучию. Во всяком случае, так считал его отец, и Хайнц с ним соглашался. Обоим казалось необходимым мобилизовать все силы немецкой нации на борьбу и разорвать тяжкие цепи Версальского договора, который унизил Германию. Гитлеровская НСДАП, по разумению старшего и младшего Фельфе, как раз и вела немцев к этой цели...

Весной 1934 года Хайнц несколько месяцев обучался точной механике на заводе оптических приборов, надеясь стать инженером. Скоро он разочаровался в своих технических способностях и решил посвятить себя юриспруденции. Но 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. 21-летнего Фельфе немедленно призвали в вермахт и сразу направили на польский фронт. Воевал он всего десять дней и с воспалением легких попал в госпиталь. Болезнь оказалась настолько серьезной, что при выписке молодого человека признали "белобилетником" и больше в строй не призывали.

В марте 1941 года Хайнц был направлен на учебу на юридический факультет Берлинского университета. Именно направлен, потому что, списанного из армии, его мобилизовали в полицию. К тому времени криминальная полиция рейха, которую возглавлял штурмбаннфюрер (позже группенфюрер) СС Артур Небе, уже входила в Главное управление имперской безопасности (РСХА), числясь в нем пятым управлением (крипо).

Параллельно с учебой в университете Фельфе занимался на курсах по подготовке комиссаров полиции. По окончании их он некоторое время служил в полиции родного Дрездена, а затем стал начальником отдела уголовного розыска в полицейском участке городка Гляйвиц в Верхней Силезии. Здесь он расследовал самые разнообразные дела - от кражи кроликов у крестьян до убийств и сексуальных преступлений.

В августе 1943 года молодого перспективного сыщика вызвали в Берлин и объявили, что его переводят в VI управление РСХА - внешнеполитическую разведку, возглавлявшуюся бригаденфюрером СС Вальтером Шелленбергом.

Прозрение

"КОНТОРА Шелленберга", как называли VI управление коллеги по РСХА, в ту пору испытывала кадровый голод. Фельфе определили в реферат (оперативное подразделение), которое занималось Швейцарией и Лихтенштейном. Вскоре способного новичка заметил Шелленберг, досрочно произвел его в оберштурмфюреры СС и назначил начальником швейцарского реферата. Как он сам пишет, всерьез задумываться о будущем своей страны и дальнейшем жизненном выборе он стал после высадки союзников в Нормандии 6 июня 1944 года и особенно после покушения на фюрера в Растенбурге 20 июля. Свою работу в нацистской разведке Хайнц скоро стал считать бессмысленным занятием...

С конца 1944 года Фельфе был в курсе всего, что происходило в бернском особняке спецуполномоченного американского президента и главного резидента УСС (Управления специальных служб) США в Западной Европе Аллена Даллеса. Операция "Санрайз" ("Восход солнца"), в результате которой заокеанские ненавистники СССР рассчитывали заключить сепаратный мир с нацистским рейхом и сохранить его военную машину для новой войны, проходила у него на глазах. В результате ловкой операции швейцарская резидентура СД сумела подвести очень близко к Даллесу своего агента, имевшего псевдоним Габриэль. Американский высокопоставленный разведчик проникся к этому человеку необъяснимой симпатией и пускался с ним в долгие беседы, отчеты о которых попадали на стол Фельфе и Шелленберга. Что представляют собой янки и их британские союзники, Хайнц начал понимать еще яснее после чудовищной трагедии, 13-14 февраля 1945 года постигшей родной Дрезден. Тогда англо-американская авиация ковровыми бомбардировками превратила в руины один из красивейших городов Европы, погибли десятки тысяч жителей, среди них отец Фельфе. Это военное преступление было совершено только потому, что столица Саксонии отходила в советскую зону оккупации...

Произведенный в гауптштурмфюреры СС, Хайнц решается на отчаянный шаг - пишет рапорт с просьбой отчислить его из разведки СД и направить на Восточный фронт. Вероятно, он рассчитывает сдаться в плен советским войскам. Но командование направляет его в Голландию с заданием организовать подготовку и заброску в тыл союзников диверсионно-террористических групп. Здесь он попадает в плен к канадцам, и его освобождают, поскольку военных преступлений за ним не числится.

И вот уже вчерашний сотрудник Шелленберга пробует себя в новом качестве - зарабатывает на жизнь журналистикой, попутно снова обучаясь, на этот раз на факультете государства и права Боннского университета. По работе Хайнцу приходится бывать и в советской зоне оккупации, ставшей затем ГДР.

На развалинах Дрездена Фельфе в 1950 году встречает бывшего сослуживца и друга Ханса Клеменса, который был старше его на десять лет и тоже дослужился в полиции рейха до гауптштурмфюрера СС. Этот человек с 1946 года работает на советскую разведку, поддерживая связь с Иваном Суминым, сотрудником аппарата уполномоченного МГБ СССР в Германии.

Давний товарищ вызывает Хайнца на откровенный разговор и зондирует почву, как он смотрит на сотрудничество с советской разведкой. Конечно, их встреча - не случайность. Дело в том, что по заданию Сумина Клеменс подыскивает кандидатуры перспективных агентов. Он помнит о Фельфе и характеризует его как умного, цепкого сыщика, а главное, в высшей степени честного и порядочного человека. Такие люди очень нужны резидентуре...

После нескольких конспиративных встреч с сотрудниками аппарата Уполномоченного МГБ СССР Фельфе без колебаний, не выставляя никаких условий, 11 августа 1951 года дает согласие работать на советскую разведку.

Очень важный агент

СТАВ советским агентом в 1951 году, Фельфе уже работал в Министерстве ФРГ по общегерманским вопросам в отделе беженцев. Советский резидент порекомендовал Хайнцу, учитывая его прошлый профессиональный опыт, попробовать устроиться в "Организацию Гелена" (ОГ). Эту западногерманскую спецслужбу создал на американские деньги бывший начальник 12-го отдела Генерального штаба сухопутных войск вермахта ("Иностранные армии Востока") генерал-майор Райнхард Гелен. Изначально было определено, что ее деятельность должна быть направлена против СССР и его восточноевропейских союзников.

Гелен укомплектовывал свою службу бывшими офицерами Генерального штаба, абвера, СД. Кандидатов лично отбирал оберфюрер СС Вилли Крихбаум, отвечавший в ОГ за отбор и проверку кадров. По счастливой случайности, Фельфе еще в августе 1944 года познакомился с Крихбаумом в поезде. Достаточно было Хайнцу напомнить оберфюреру о себе, и тот принял его с распростертыми объятиями. 15 ноября 1951 года Фельфе зачислили в штат генерального представительства "L" "Организации Гелена", находившегося в Карлсруэ и прикрытого вывеской небольшой торговой фирмы.

С самого начала молодой, но опытный разведчик проявил себя настолько хорошо, что в октябре 1953 года его перевели в центральный аппарат ОГ в Пуллах, в подразделение, задачей которого было проникновение в агентурную сеть разведок "восточного блока". С 1958 года Фельфе, уже в ранге правительственного советника, возглавил реферат "Контршпионаж против СССР и советских представительств в ФРГ".

Рассказать подробно обо всем, что сделал этот человек на разведывательном поприще в пользу СССР, в коротком очерке невозможно. Но нет ни малейшего сомнения, что вся предоставленная им информация (а за десять лет Лубянка получила от него около 300 микропленок, содержавших в общей сложности свыше 15 тысяч фотокопий секретных документов, и 20 магнитофонных записей того же свойства) была исключительно важной, точной и своевременной. С помощью Фельфе удалось обезвредить 94 западногерманских и американских агента.

Хайнцу часто приходилось работать под личным руководством Гелена, и он, как мог, разрушал замышлявшиеся шефом БНД коварные козни. Тот, например, считал архиважным наладить круглосуточное прослушивание советского посольства в Бонне и торгового представительства СССР в Кельне. Фельфе "успешно" выполнил замысел босса. "Жучки" были установлены везде, где только можно. Надо ли говорить, что после этого серьезные вещи вслух здесь не обсуждались, а иногда этот канал односторонней связи с противником сотрудники разведки использовали и для его дезинформации... Вообще, по оценкам сведущих людей, агенту Курту подыгрывали, как могли, старались всячески способствовать упрочению его положения.

В свою очередь, советские товарищи постоянно обращались к Фельфе за справками, не связан ли объект их оперативного интереса с западными спецслужбами. Как вспоминал поддерживавший с ним связь советский разведчик Виталий Коротков, он привозил Курту на каждую встречу список примерно из двух десятков фамилий, и тот, "имея доступ к картотекам геленовской разведки, присылал фотокопии всех имеющихся на них материалов, что было бесценным" с точки зрения принятия решений о разработке этих людей.

В конце октября 1961 года перебежавший на Запад майор КГБ Анатолий Голицын сообщил ЦРУ, что в БНД имеется очень важный советский агент. Но имени его он не знал. Однако западным контрразведчикам стали известны некоторые детали советского радиокода. 27 октября западногерманская криптографическая служба расшифровала радиограмму из Центра, предназначенную для Фельфе. 6 ноября его арестовали, а 8 июля 1963-го начался судебный процесс, длившийся две недели.

Хайнц держался на суде стойко, признавая лишь неопровержимые улики. Он не спасовал и когда от него отреклась жена, подавшая на развод. Обвинение в измене Фельфе категорически отверг, заявив, что боролся не против своей родины, а против поджигателей новой мировой войны.

Заключение ему пришлось отбывать в тюрьме Штраубинг в Баварии для особо опасных уголовных преступников. В январе 1968 года его навестил здесь некий господин, предлагая написать "честные мемуары" о работе на советскую разведку и суля гонорар в полмиллиона марок, при условии что, освободившись, он будет жить в одной из нейтральных стран Запада. Фельфе отказался, справедливо подозревая, что за этим предложением стоит БНД.

После освобождения его тепло приняли в ГДР. Поселившись в Берлине, он много лет преподавал криминалистику на юридическом факультете Гумбольдтовского университета, куда так стремился в далеком 1941-м, стал доктором права и профессором. Советское правительство наградило его орденами Красного Знамени и Красной Звезды, а руководство КГБ СССР - знаком "Почетный сотрудник госбезопасности". Отметивший недавно свое восьмидесятипятилетие, этот человек живет в своей стране и поныне...

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Нужно ли при ДТП убирать машины с дороги или можно «собирать пробку»?
  2. Что будет, если на Земле растает весь лёд?
  3. Что за объединительный собор проходит в Киеве?