aif.ru counter
138

Кэтрин Зета-Джонс и ее чудеса

Статья из газеты: АиФ Суперзвёзды № 10 23/05/2005

"Кэтрин, дорогая, мы приехали за тобой", - произнесла Пэт, переступая порог палаты и поправляя накинутый на плечи белый халат. Девочка, сидевшая на краю узкой больничной кровати, никак не прореагировала на слова матери, продолжая смотреть прямо перед собой. Ворот ее рубашки был расстегнут, а на груди алел свежий послеоперационный шрам. Пэт села рядом с дочерью, обняла ее за худенькие плечи, но девочка даже не шелохнулась. "Родная, врач сказал, что через пару месяцев, когда опухоль спадет, он сделает так, что шрама совсем не будет видно. Не волнуйся, уже скоро ты о нем забудешь", - сказала Пэт, застегивая пуговицы на рубашке девочки, чтобы поскорее скрыть уродливый рубец. "Нет, мама, я не хочу о нем забывать, - ответила пятилетняя Кэтрин. - Я буду смотреть на этот шрам и думать о том, что когда-то я могла умереть".

"КЭТРИН, дорогая, мы приехали за тобой", - произнесла Пэт, переступая порог палаты и поправляя накинутый на плечи белый халат. Девочка, сидевшая на краю узкой больничной кровати, никак не прореагировала на слова матери, продолжая смотреть прямо перед собой. Ворот ее рубашки был расстегнут, а на груди алел свежий послеоперационный шрам. Пэт села рядом с дочерью, обняла ее за худенькие плечи, но девочка даже не шелохнулась. "Родная, врач сказал, что через пару месяцев, когда опухоль спадет, он сделает так, что шрама совсем не будет видно. Не волнуйся, уже скоро ты о нем забудешь", - сказала Пэт, застегивая пуговицы на рубашке девочки, чтобы поскорее скрыть уродливый рубец. "Нет, мама, я не хочу о нем забывать, - ответила пятилетняя Кэтрин. - Я буду смотреть на этот шрам и думать о том, что когда-то я могла умереть".

КОГДА пятилетнюю Кэтрин отвезли в больницу с воспалением трахеи, вся семья сбилась с ног, разыскивая редкие лекарства и консультируясь у докторов. Врачи сразу сказали родителям, что их дочь чудом осталась жива, ведь, повремени они еще хоть день, операция могла бы уже не понадобиться.

Кэтрин Зета-Джонс, несмотря на слабое здоровье, росла подвижным и любознательным ребенком. В детстве ее любимым занятием было устраивать домашние спектакли, поэтому, когда четырехлетняя девочка заявила, что хочет заниматься в театральной труппе при местной католической церкви, родители не стали противиться ее желанию.

Отец Кэтрин - Дэй Джонс не мог нарадоваться на своего ребенка. Из троих детей, росших в семье Джонс (помимо Кэтрин у Пэт и Дэя было еще два сына), Кэт была самой талантливой и в то же время самой непослушной. Учителя в школе регулярно оставляли на полях ее дневника обращение к родителям, которым надлежало срочно явиться в школу. Особенно преподавателей раздражала улыбка Кэтрин, не сходившая с ее лица, даже когда девочку отчитывали за небрежно сделанное домашнее задание. "Мама, я же не виновата, что у меня такое лицо, - оправдывалась Кэтрин, - папа говорит, что я улыбаюсь даже во сне".

Совсем одна

ГЛАВА семейства - Дэй Джонс, от которого постоянно пахло сдобой и сладостями (он работал на кондитерской фабрике), утверждал, что Кэтрин - точная копия бабушки, известной своим дерзким характером. "Ты должна гордиться своим именем, - говорил ей отец. - В честь твоей бабушки был назван корабль, на котором плавал твой дед. Он говорил, что имя "Зета" приносит ему удачу".

Удача сопутствовала и маленькой Кэтрин, которая уже в 10 лет сыграла свою первую роль в спектакле "Энн". Когда девочке исполнилось 14, в ее родной город Суонси (Великобритания) приехала съемочная группа известного телешоу "Пижамная игра". У киношников была традиция привлекать к съемкам местных жителей, которой они не изменили и в этот раз. Помощник режиссера пришел в школу и спросил у учеников, кто из них хотел бы сняться в кино. "Вам нужна Кэтрин, - хором ответили дети, - только сегодня ее нет - она болеет". Стоило девочке узнать от подруг, что ее могут взять в шоу, как Кэтрин тут же заявила родителям, что абсолютно здорова, и отправилась на съемочную площадку.

Отыскав режиссера, Зета-Джонс подошла к нему и сказала: "Привет. Я Кэтрин, вы меня вчера искали". Мики Доленц, слегка опешивший от такой наглости, спросил у девочки, что она умеет, на что Кэти безапелляционно заявила: все. На пробах выяснилось, что Зета-Джонс ничуть не преувеличила своих достоинств, поэтому было решено дать ей роль в телешоу. Спустя пару недель Кэтрин, вернувшись домой из школы, обнаружила, что на кухне вместе с ее родителями сидит режиссер. Выяснилось, что Мики Доленц пришел для того, чтобы предложить девочке постоянную работу. "Дорогая, как ты смотришь на то, чтобы продолжать сниматься в шоу? Мы с папой еще не дали своего согласия, потому что хотели узнать твое мнение. Ведь тебе придется переехать на время в Лондон..." - сказала Пэт, у которой от волнения слегка дрожали руки. "Да, Кэтрин, твои мама с папой не против, но..." - подключился к разговору Мики. Девочка оборвала режиссера на полуслове, коротко ответив: "Пойду собирать чемодан".

Разрешение окончить школу экстерном было получено без проблем, поэтому в скором времени шестнадцатилетняя Зета-Джонс оказалась в столице Англии совершенно одна, но зато с подписанным на год контрактом. Родители, сходившие с ума от волнения, после первых же телефонных звонков Кэтрин из Лондона успокоились: их дочь была абсолютно счастлива, но головы при этом терять не собиралась. "Глупо было бы упустить такой шанс, - говорила она отцу. - Я очень скучаю по всем вам, но отказываться от такой возможности не собираюсь. Не знаю, как вы, но я готова к тому, чтобы стать настоящей звездой".

На первые же заработанные деньги Кэтрин купила билеты на поезд для своих родителей и братьев. Пэт, увидев свою дочь среди толпы встречающих на вокзале, удивилась тому, как повзрослела ее девочка. Кэтрин улыбалась, но глаза ее при этом оставались серьезными. Поймав тревожный взгляд матери, Зета-Джонс достала из сумочки солнцезащитные очки, надела их и скомандовала: "А сейчас, дорогие мои, я вас поведу в лучший ресторан Лондона".

Очарованные

КЭТРИН, с детства увлекавшаяся танцами и пением, вскоре оказалась на кастинге к мюзиклу "42-я улица". Девушка, утвержденная на главную роль в постановке, заболела, и Кэтрин предложили на время ее заменить. В тот самый день, когда Зета-Джонс начала репетировать роль Пэгги Сойер, в зале оказался продюсер постановки. Мужчина, впечатленный актерскими и прочими дарованиями Кэтрин, решил, что именно она должна играть главную роль в мюзикле.

"42-я улица" помогла начинающей актрисе обзавестись полезными связями. Среди очарованных Кэтрин мужчин оказался режиссер Филипп де Брока, который предложил девушке роль Шахерезады в своей картине "1001 ночь". Все складывалось как нельзя лучше, и в 1991 году Зета-Джонс пришла на кастинг к сериалу "Милые бутоны мая". Роль Мариэтты Ларкен стала для Кэтрин настоящим прорывом. Ежедневно 23 миллиона зрителей наблюдало актерскую игру Зеты-Джонс на экране, благодаря чему двадцатидвухлетняя Кэтрин в одночасье стала знаменитостью. Ее роман с телеведущим Джоном Лесли стал основной темой для бульварных газет, которые отслеживали каждый шаг влюбленных. Но помолвку пришлось расторгнуть из-за бесконечных романтических связей, которые пресса приписывала актрисе. Лесли повел себя крайне тактично по отношению к подруге, заявив, что хочет сохранить дружеские отношения. "Проблема не в тебе, а во мне, - сказал он Кэтрин во время их последнего свидания, - пускай все, что пишут, неправда. Но ведь нет таких стен, за которыми я бы мог спрятать тебя! Любить на виду у всех мне не под силу. Прости".

В 1993 году Зете-Джонс впервые предложили работу в США. Сыграв в картине "Христофор Колумб: Открытие" и сериале "Хроники молодого Индианы Джонса", Кэтрин не стала для американцев идолом, каким была у себя на родине. Ощущение того, что она может спокойно пройтись по улице без вспышек фотокамер, удивило и порадовало актрису. Вернувшись к работе в Великобритании над картиной "Гром среди ясного неба" и закрутив роман с режиссером этого фильма, Кэтрин с ностальгией вспоминала свои "американские каникулы". Мысли о том, чтобы эмигрировать в США, не посещали актрису до тех пор, пока она не попала в аварию по вине папарацци.

Кэтрин возвращалась домой от своего бойфренда, когда обнаружила "хвост": за ее машиной по пятам следовал фургончик, на котором красовалось название одной известной "желтой" газеты. Зета-Джонс после романтической ночи с любимым меньше всего хотела общаться с прессой и изо всех сил вдавила педаль газа в пол. С первым же поворотом Кэтрин не справилась и въехала на полной скорости в столб. Машина была сильно повреждена, но сама девушка отделалась лишь легким испугом.

Выбравшись из покореженного авто, Кэтрин увидела журналистов, которые стояли у обочины и в упор смотрели на нее. "Ну, что, охотники, загнали меня в угол? - крикнула она им. - Давайте теперь - снимайте меня. Только запомните: это ваша последняя сенсация". Поправив растрепавшуюся от быстрой езды прическу и облокотившись на свой разбитый автомобиль, Кэтрин начала позировать опешившим журналистам. А через месяц Зета-Джонс отправилась завоевывать Америку.

Девушка со шпагой

В 1996 ГОДУ актриса получила роль в мини-сериале "Титаник", который имел в США большой успех. Так случилось, что на премьерном показе фильма оказался режиссер Стивен Спилберг, который разглядел в Кэтрин главную героиню фильма "Маска Зорро". Тем же вечером Стивен позвонил режиссеру "Маски..." Мартину Кэмпбеллу и сказал, что тот должен взять в основной состав неизвестную актрису Кэтрин Зету-Джонс.

Благодаря содействию Спилберга Зета-Джонс стала экранной дочерью Энтони Хопкинса и возлюбленной Антонио Бандераса. Оказавшись в компании звезд первой величины, актриса не растерялась: по сценарию ее героиня должна была фехтовать, поэтому Кэтрин ежедневно по два часа тренировалась со шпагой и очень быстро превзошла в этом умении красавчика Бандераса. С таким же рвением Кэтрин каждый день вставала перед камерой, убеждая себя, что "Маске..." суждено стать ее визитной карточкой в Америке. И не ошиблась. После премьеры картины американские критики провозгласили о рождении новой звезды "с внешностью типичной "латинос" и бесстрашием коренной британки".

Во время первого "закрытого" показа "Маски..." произошло еще одно знаменательное событие: в первых рядах зрительного зала оказался актер Майкл Дуглас, который пришел в восторг от девушки со шпагой. Попытки познакомиться с Кэтрин во время банкета не увенчались успехом, потому что весь вечер актриса была окружена плотным кольцом журналистов. Бандерас, наблюдая за мучениями своего друга Майкла, пообещал устроить им свидание.

"Пусть он немолод и несвободен, - думала про себя Кэтрин, собираясь на встречу с Дугласом. - В том, как он волнуется, когда целует мне руки, есть что-то мальчишечье". Во время ужина в ресторане выяснилось, что они с Майклом родились в один и тот же день - 25 сентября, правда, с разницей в 25 лет.

Кэтрин много смеялась, а Майкл так же часто краснел, но в целом они расстались полностью довольные друг другом. Провожая девушку до дверей, Дуглас обнял Кэтрин за талию и шепнул: "Я знаю, что веду себя как полоумный старик, но я влюбился". "Для того чтобы я поверила в это, тебе придется очень постараться", - ответила Зета-Джонс, выскользнув из его объятий.

Законная супруга Майкла Дугласа не была шокирована известием о новом романе мужа. За двадцать лет, которые они прожили вместе, женщина свыклась с мыслью, что Майкл любит приударить за молоденькими актрисами. Миссис Дуглас знала, что ни одна из этих интрижек не угрожает ее официальному статусу. Насладившись молодостью и красотой очередной пассии, Майкл всегда возвращался домой и принимался задаривать Диандру бриллиантами (актерская братия сплетничала, что благодаря любвеобильности Дугласа у его жены самая внушительная коллекция украшений во всем Голливуде). Каково же было ее удивление, когда спустя два месяца после знакомства с Кэтрин Майкл потребовал развода!

Осознав, что муж не шутит, удивление сменилось страхом. Крики, уговоры, слезы - ничто не помогало. И Диандра решила любыми способами портить жизнь влюбленным. Однажды Кэтрин, известная своей страстью к цветам, решила посадить розы рядом с домом Майкла. Когда вечером актриса вернулась со студии, то обнаружила, что Диандра вырвала посаженные кусты и раскидала их вместе с комьями земли в комнате Кэтрин. Дуглас, не ожидавший такого поворота событий, решил откупиться от бывшей супруги виллой, а для себя и своей возлюбленной приобрел дом на Бермудах.

Известие о том, что Кэтрин беременна, застало его врасплох. Майкл никак не мог понять, какое из чувств - страх или радость - сильнее. Зета-Джонс, несмотря на то что была на четверть века моложе своего мужчины, обладала большим хладнокровием. В ответ на преподнесенное ей кольцо с бриллиантом стоимостью в два миллиона долларов она сказала Майклу: "Свадьбу сыграем после того, как родится ребенок. Я не хочу выглядеть как раздувшийся кит в белом платье". Обняв будущую жену, Майкл понял, что она у него не только красавица, но и умница. Все последующие поступки Кэтрин только подтверждали это.

Незадолго до намеченной свадьбы выяснилось, что сын Дугласа от первого брака начал употреблять наркотики. Диандра причитала, что бессильна что-либо сделать, Майкл терзался чувством вины, но также не мог подействовать на парня. Тогда за дело взялась Кэтрин: втайне от Дугласа она встретилась с Кэмероном и попыталась убедить его лечь в клинику. Подробностей этого разговора женщина решила не разглашать, но факт оставался фактом: двадцатиоднолетний Дуглас-младший вскоре появился на пороге дома отца совершенно здоровый.

Королева-мать

УСПЕХ картины "Западня", где Зета-Джонс стала партнершей Шона Коннери, сделал актрису звездой первого эшелона. Не желая жертвовать своей карьерой ради личной жизни, Кэтрин отдавала много сил работе. Даже будучи "сильно беременной", Кэтрин не покидала съемочную площадку. Так, в картине "Трафик" Зета-Джонс убедила всех, включая и режиссера, что ее героиня должна находиться в "интересном положении", иначе персонаж не будет понятен зрителям.

В августе 2000 года у Кэтрин и Майкла родился сын Дилан, а спустя четыре месяца, 18 ноября 2000 года, состоялась их свадьба. Весь Нью-Йорк обсуждал торжество, присудив ему звание "лучшей свадьбы года": невесту, которая шла к жениху по ковру, устеленному белыми розами и тюльпанами, шикарное кремовое платье от Лакруа стоимостью двести пятьдесят тысяч долларов, гостей, среди которых были Стивен Спилберг, Джек Николсон, Шэрон Стоун, Брэд Питт и многие другие.

После рождения Дилана Кэтрин поправилась на 18 килограмм. Майкл смотрел на жену и видел в ней самую прекрасную из всех женщин, но сама Зета-Джонс понимала, что должна срочно похудеть. И ей это удалось. Каково же было удивление голливудской общественности, когда выяснилось, что спустя два года после рождения Дилана Кэтрин ждет второго ребенка!

Разумеется, и на этот раз актриса продолжила сниматься. В мюзикле "Чикаго" Зета-Джонс лихо отбивала чечетку, пела, садилась на шпагат, не обращая внимания на свое "интересное" положение.

На 75-й церемонии вручения "Оскара" Зета-Джонс со своим огромным животом стала гвоздем программы. У ворот здания дежурила карета "скорой помощи", а в зале рядом с Зетой-Джонс и Майклом сидели медики, готовые в любую минуту принять роды. Дуглас нервно держал супругу за руку, пока ее не пригласили на сцену. Казалось, одна Кэтрин не волновалась по поводу собственного положения. Как ни в чем не бывало, она вышла на сцену и спела одну из композиций "Чикаго", заранее предупредив всех, чтобы они не пугались, если у нее во время выступления начнут отходить воды. В тот вечер мужественная женщина Зета-Джонс получила заслуженный "Оскар", который встал рядом с двумя статуэтками ее мужа.

В апреле 2003 года Кэтрин родила дочь - Кэрис, чье имя в переводе с кельтского языка означает "любовь". "Кто бы мог подумать, что я стану отцом почти в шестьдесят лет, - говорил Майкл, баюкая дочку. - Такие чудеса происходят только из-за любви".

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Что за обыски ФСБ проводит по делу о хищениях средств гособоронзаказа?
  2. Что за суперсервисы появятся в России?
  3. Какие иски могут подать пострадавшие в авиакатастрофе и родственники жертв?