aif.ru counter
117

Как ужиться с братьями и сестрами

Статья из газеты: АиФ Дочки-Матери № 35 08/12/2000

Если рушится одна семья и зарождается другая - важно, чтобы отец (а именно мужчины в основном уходят из дома) сумел построить максимально дипломатичные отношения между своими женами и детьми.

Сводные

КОГДА я родилась, моей маме было 25, а сводной сестре Оксане уже 4 года. Я до сих пор не знаю подробностей о том, как начинался роман мамы с отцом: уходил ли он из своей прежней семьи из-за моей мамы или уже был свободен (или "условно" свободен). Мне лишь известно о сложном характере бывшей супруги отца с вытекающими из этого последствиями. И еще мама всегда говорила мне: "Ты - плод любви".

Про Оксанку я узнала лет в семь, когда меня приводили во двор к бабушке (маме отца). Ее дом находился в пятидесяти метрах от нашего. Мама показывала на Оксану, которая каталась на велосипеде и казалась мне очень взрослой. Она ко мне не подходила. Потому что ее мама не хотела, чтобы мы общались. Даже бабушка, которой я тоже вроде бы была родной внучкой, почти не признавала меня. Так длилось до тех пор, пока мне не стукнуло лет 18-20. Бабушка старела, наверное, думала о вечном и от этих мыслей становилась как бы добрее. Даже начала со мной на улице здороваться. А потом через маму приглашать в гости. Но клеймо "отлученной" внучки все равно препятствовало нашим отношениям.

Несмотря на необщение, я часто думала об Оксане. Какая она? Чем живет? Иногда до меня доходили новости: закончила институт, вышла замуж, родила дочь. Наверное, потому меня это интересовало, что подсознательно я любила отца. В реальном же восприятии таилась горькая обида. Потому что и с моей мамой он долго не прожил.

Встреча "двух одиночеств" произошла на похоронах бабушки шесть лет назад. Мы с Оксаной увидели друг друга, она подошла и взяла меня под руку. Из глаз обеих потекли ручьи слез. А лучшая подруга бабушки завороженно зашептала: "Боже, как похожи-то..." Потом мы сидели, опустошенные, я смотрела на ее кисти рук, и мне казалось, что это мои руки. На волосы - ну мои, и все тут.

Мы стали сестрами. 20 лет спустя. Мы знаем, что у нас с ней есть еще старший сводный брат. Может, и найдем когда его. Кстати, мы с Оксаной даже родились почти в один день, только с разницей в годах. Спасибо папе, постарался...

Если рушится одна семья и зарождается другая - важно, чтобы отец (а именно мужчины в основном уходят из дома) сумел построить максимально дипломатичные отношения между своими женами и детьми. Есть немало примеров, когда сводные братья и сестры дружат между собой. Я знакома с девушкой, чей темпераментный папа четырежды женился и разводился. У нее теперь семь сводных сестер и два брата. Ничего, замечательно дружат.

Плохо, когда отношения с "бывшими" построены на конфликтах, обидах. Когда мамы детей запрещают отцу поддерживать с ними контакт. Честно говоря, немудро это. Хороший пример - актер Александр Филиппенко. У него даже жены между собой дружат, не то что дети. Чаи вместе гоняют. За ним, любимым, ухаживают. Не ревнуют друг к другу и бывшие супружницы Михаила Пуговкина. Чья заслуга здесь? Да всех вместе. И жены ведь часто бывают инициаторами развода. Просто кто "заварил кашу", тот пусть ее и расхлебывает. Пока кастрюля не заблестит.

Ольга РЯБИНИНА

Исповедь старшей сестры

ОТ НАС рано ушла мама, и для своего брата Антона я попыталась стать сестрой, матерью и лучшей подругой в одном лице. Ходила на родительские собрания, проверяла уроки, стирала, готовила и, конечно же, неустанно думала о его будущем. Я свято верила, что Антона ждет яркая, необыкновенная жизнь. А как же иначе? Ведь он самый красивый, умный и неординарный мальчик! Плюс рядом не менее красивая, умная и необычайно удачливая сестра. Наверное, излишне говорить о том, что Антон был очень привязан ко мне, его обожание с оттенком первой юношеской влюбленности всегда придавало мне сил. И я трудилась неустанно, показывая Антону красивую жизнь, таская его на великосветские рауты, ночные дискотеки, покупая самую модную одежду и подталкивая к изящным женщинам. Нет, я не выбирала брату подружек, но делала все для того, чтобы его избранница не "сорвалась с крючка".

...Марина была почти моя ровесница. "Взрослая женщина придаст Антону уверенность, так сказать, отточит бриллиант его таланта и наверняка умеет предохраняться", - рассуждала я. Год с небольшим мы втроем жили душа в душу. Проявляя женскую солидарность, я всегда принимала сторону Марины в нечастых размолвках "молодых". Дарила своей небогатой невестке наряды, делилась своими сокровенными мыслями и не заметила, как привязалась к ней.

Вся эта идиллия длилась до того рокового утра, когда, как гром среди ясного неба, для меня прозвучала фраза: "Я беременна". И дальше последовал категорический отказ сделать аборт. Боже мой, да это же, как удар в спину! Антон сам еще ребенок, не встал на ноги, не получил образования, не заработал ни копейки. Мое негодование усугублял то факт, что Марина сделала ранее два аборта от других мужчин. Почему именно моего брата эта женщина хочет похоронить под грузом грязных пеленок, подгузников и нищеты?

Не то чтобы я хотела для него богатую невесту. Я была абсолютно не против Золушки. Этот образ только придал бы очарования сказке его жизни, но Золушка должна была появиться по моему сценарию не раньше, чем брат успел бы стать прекрасным принцем.

Далее следует не самая благородная страница моей жизни. Я стала действовать исподтишка. Постепенно сумела убедить брата в том, что Марина не та женщина, о которой он мечтал. Я даже увезла Антона в другой город на некоторое время. Природой заложенная в мужчине полигамия победила, и Марина вынуждена была вернуться к своим родителям.

Антон загулял по-черному, а его ребенок продолжал расти в чреве своей матери. Мы помогали Марине материально, но их личные контакты с моим братом были сведены к нулю. Я же оправдывала свои поступки тем, что каждый волен поступать, как считает нужным, но никто не имеет права портить жизнь другому своим решением.

У Марины родилась дочка. Мы с братом поехали с цветами в роддом. Антон взял на руки маленький сверточек, откинул кружевной уголок покрывала и внимательно посмотрел на лицо своей дочери. Потом перевел взгляд на меня. Я не могу описать словами то, что отразилось в его глазах. Ясно было одно: мой младший брат увидел чудо.

Из роддома Антон поехал к Марине домой, где и живет до сих пор. Мне не хочется описывать все трудности их и моей жизни. Взятый Мариной реванш, ее попытки держать Антона как можно дальше от меня, его метания и мои страдания. Наши совместные попытки забыть прошлое, гневные упреки на нетрезвую голову, мои угрызения совести - все это не идет ни в какое сравнение с тем, что я испытываю, глядя на свою племяшку. На меня смотрят мои глаза. В них нет упрека, но я до сих пор не могу избавиться от чувства вины. Единственное, что я знаю точно: Марина меня никогда не простит.

Ирина ПРАВИНА, Москва

Между прочим

Английская пословица гласит: "История делается младшими братьями". Действительно, революционерами - и в науке, и в жизни - как правило, становятся младшие дети в семье. Петр I, Наполеон, Ленин, Эйнштейн, Софья Ковалевская и пр. Менделеев был 11-м ребенком. Ученые объясняют это "генетической памятью": в большинстве монархий отцовское наследство целиком доставалось старшему сыну, а младшие вынуждены были отправляться на завоевание земель или хотя бы славы.

Однако если разница в возрасте у детей небольшая - от 1 до 3 лет, то "революционерами" могут стать оба (или все трое): слишком сильна внутрисемейная конкуренция, и каждый старается доказать сначала родителям, а потом всему миру свое превосходство над братом (сестрой). Вспомним хотя бы изобретателей кино братьев Люмьер (разница 2 года), декабристов братьев Муравьевых-Апостолов (2 года) и Бестужевых (3 и 1 год), римских трибунов братьев Гракхов (3 года), писательниц-суфражисток сестер Бронте (2 и 2 года).

При этом фундаментальную науку двигают в основном единственные дети: им не надо рваться и кому-то что-то доказывать, можно просто спокойно и глубоко думать (ничего не известно о братьях Пифагора, Платона, Ньютона, Броуна, Левенгука, Хартмана, Фромма).

Существует такое понятие, как "средний интеллект семьи". Он прямо так и высчитывается - по среднему арифметическому. Допустим, IQ взрослого человека - 100. А интеллект 3-летнего ребенка, допустим, 10. Тогда средний интеллект семьи = (100+100+10): 3=70. А теперь представьте, что в семье рождается еще один младенец, об интеллекте которого пока нет смысла говорить. Получается (100+100+10+0): 4=52,2. То есть общесемейный уровень интеллекта снизился. А следовательно, замедлился интеллектуальный рост старшего ребенка, потому что все начинают сюсюкать с младенцем и общаться на уровне, доступном ему.

Однако после 10 лет человек уже достаточно взрослый, и его интеллект обретает самостоятельное значение, независимое от "среднесемейного", - в этом возрасте появление братика или сестрички уже не скажется пагубно на развитии талантов. Кстати, дети с большой разницей в возрасте зачастую образуют удачные творческие или деловые союзы (Гонкуры, Манны, Стругацкие, Рокфеллеры, Ротшильды и пр.).

Мы помогли друг другу повзрослеть

"Я ВАМ ребенка вырастила", - гордо заявляла я родителям лет в 16. И мне действительно так казалось. Мне было 10, когда моя сестра появилась на свет. Я стала совсем взрослой. Мне доверяли ее кормить, гулять с ней и сидеть вечером дома, когда родители отправлялись в гости. Я успешно справлялась с возложенными на меня обязанностями и лишь однажды почувствовала, что не справляюсь. Ей было два года, нас оставили вечером одних, и она закатила настоящую истерику. Успокоить ее я не могла минут тридцать. Мы плакали вместе, я смеялась, ругалась, угрожала, что сейчас уйду - увы, все было тщетно. Потом чисто интуитивно я дала ей кусочек сахара. Она почмокала, да так и заснула, зажав сахар в маленьком кулачке...

Мы повзрослели, у меня появились мальчики и первые секреты от родителей. Несмотря на то, что она была еще довольно несмышленой, ей и в голову не приходило рассказать о моих тайнах родителям.

Теперь настала моя очередь. Я как могу помогаю ей советами. Рассказываю о своих "ошибках молодости" и очень боюсь, как бы она их не повторила. Сейчас у нее "переходный возраст", и родителям с ней нелегко.

Я как могу защищаю и выгораживаю ее. Мама считает, что это крайне непедагогично. Но мы-то знаем, что иначе и быть не может. Мы подруги. Я не чувствую себя ее второй мамой. У меня есть свой ребенок, и теперь я вряд ли решусь сказать, что вырастила сестру именно я. Но я знаю, что рано повзрослеть мне помогла она. И еще я знаю, что свою сестру я очень сильно люблю. Нам говорят, что мы похожи. Не знаю, по-моему она взрослеет еще быстрее, чем я. Говорят, что девочки, у которых есть старшая сестра, опережают своих сверстниц. И теперь уже мой маленький сын сует свой очаровательный носик в ее секреты и молчит, как партизан на допросе, если речь заходит о маленьких секретах его юнной тетушки. История похоже, повторяется.

Анна РАЗГУЛЯЕВА

Мой брат, Я и банка гусениц

ПОДРУГИ постоянно завидовали мне, ведь у меня был старший брат. Вернее, он и сейчас есть, но живет он уже не с нами. "Да, - говорили подруги,- иметь старшего брата - это просто замечательно! Он всегда защитит тебя, и к тому же у него куча симпатичных друзей старшего возраста". Честно говоря, я никогда не понимала причин их зависти. Может, чей-то брат и защищает сестру от всех опасностей, трогательно заботится о ней и знакомит со своими друзьями. Мой же использовал меня только в качестве полигона для испытания своих пакостей. Может, дело в том, что не такой уж он был старший: 2 года - не разница. Отношения между нами наладились, только когда мне исполнилось 15. А ему, соответственно, - 17.

А до того... Каких только издевательств я не натерпелась! Например, если вчера он просто связал шнурки моих ботинок, то можно быть уверенной, что завтра он приклеит к полу сами ботинки.

Летом моя жизнь превращалась в один сплошной кошмар. Братец целыми днями занимался тем, что собирал жуков, сороконожек, жаб и прочую мелкую отвратительную живность. Делал он это вовсе не потому, что был юным натуралистом, а исключительно из-за желания навредить мне. Где только я не находила противных насекомых и рептилий - и в шкафу, и в сумке, и на кровати. А однажды моему брату фантастически повезло: ему удалось насобирать и вывалить мне на голову полуторалитровую банку гусениц. Я орала как резаная, но стерпеть такого издевательства не смогла и от души треснула брата по лбу, а потом еще и укусила. На крики сбежались родители. Влетело обоим: мне - за то, что кусаюсь, а ему - за то, что мучает гусениц.

Когда же начинался учебный год, моя жизнь не становилась лучше. Мой брат был чрезвычайно активен в школе. Он принимал участие практически во всех школьных кружках - от изостудии до резьбы по дереву. Казалось бы, это хорошо - у него оставалось меньше времени на гадости, но рисовать плакаты к Дню учителя и делать гирлянды для школьных спектаклей приходилось мне. Когда я начинала возмущаться, на его сторону вставали родители, которые твердили, что брат и сестра всегда должны помогать друг другу.

Еще одним яблоком раздора между нами был велосипед. Он был один на двоих. Сначала на нем катался только брат, а потом я слегка подросла и тоже начала заявлять свои права на личный транспорт. Естественно, это возмутило брата до глубины его подленькой душонки. И чтобы велик не достался врагу, он поднял руль и седло на недосягаемую для меня высоту. Конечно, папа опустил сиденье, но брат не сдавался и поднял его вновь. В конце концов папа устал вечно откручивать седло и махнул рукой, предоставив нам разбираться самим. Кое-какая польза от этого все же была - я научилась разбирать и собирать велосипед самостоятельно.

Безусловно, я тоже никогда не упускала случая напакостить брату. Я самозабвенно закладывала его родителям, если он уходил далеко от дома или делал еще что-нибудь "незаконное". Помню, с каким наслаждением я доложила родителям, что видела брата с сигаретой. Потом, конечно, он устроил мне громадную взбучку, но я все равно была счастлива - ему-то влетело больше!

Но, несмотря на все мои мучения, не могу не признать, что от старших братьев все же имеется некоторый толк. Например, мой характер еще в детстве закалился настолько, что никакие конфликты на работе мне теперь не страшны. К тому же я познакомилась со своей лучшей подругой именно благодаря старшим братьям. Однажды я увидела, как два охламона с бешеной скоростью катили по ухабам детскую коляску, в которой барахталась и вопила девочка лет семи. Стоит ли говорить, что ее мучителями были ее же братья. Мы сошлись с Катькой на почве ненависти к старшим братьям, которых у нее оказалось целых два. С тех пор мы общаемся уже 15 лет.

Александра ТЫРЛОВА

Советы психолога

Психологи считают, что гораздо проще вырастить двойняшек, чем детей-погодков. Возможно, дело в том, что двойняшки воспринимают как само собой разумеющееся присутствие своей второй половинки. Они спокойно делят родительскую любовь пополам. В то время как полуторагодовалый малыш, считающий себя центром Вселенной, просто не в силах понять, почему вдруг родители любят кого-то еще. И почему все внимание достается этому вредному орущему комочку.

Примерно к 8-10 годам дети начинают просить братика или сестричку. Если вы не прочь завести второго ребенка - то самое время. Ваш старший ребенок быстрее повзрослеет и станет вашим помощником.

Дети в переходном возрасте уже не с таким восторгом воспримут появление малявки. Особой помощи вы от них не дождетесь - у них свои проблемы и интересы. Именно в переходном возрасте подростки вновь становятся очень ранимыми детьми. Поэтому появление сестрички или братика они могут воспринять как вашу "нелюбовь" к себе.

С какой бы разницей в возрасте вы ни родили детей - всегда помните, что их взаимоотношения в ваших руках. Вовлеките старшего в процесс ожидания, помечтайте вместе о том, как хорошо сложится ваша жизнь, когда в семье появится новый человечек.

Как бы вам ни было трудно с малышом, находите каждый день хоть минутку, чтобы поговорить со старшим по душам. Сводите его в зоопарк, в цирк. Купите ему те ролики, о которых он так мечтал. Вы будете гулять с коляской, а он учиться кататься под ваши одобрительные реплики. Ведь малышу нужны пока только сухие пеленки, молоко и ваше тепло. А старшему - внимание и общение.

Не забывайте при гостях хвалить старшего за помощь, даже если она заключается пока только в том, что он качает коляску с орущим младенцем. Похвала - это лучший стимул для взросления.

Если старший ребенок учится в школе, дайте ему возможность делать уроки в тишине.

Не навязывайте ему общение с малышом "через силу". Он не обязан его любить только потому, что они родные по крови. Это чувство придет со временем.

Если вы чувствуете, что ему трудно оставаться с малышом наедине, - не торопите время. Он должен помогать вам лишь по мере сил, а не потому что вам тяжело.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Что за «культурные нормативы» придется сдавать российским школьникам?
  2. Что за дрон-наноразведчик показали на форуме «Армия-2019»?
  3. Кому из россиян дали надбавку к пенсии в размере 25%?