36

Выдающийся шотландец Шон Коннери

Статья из газеты: АиФ Дочки-Матери № 21 06/11/2003

Шон Коннери - Джеймс Бонд прошлого столетия - мог бы иметь самых красивых женщин этой планеты. Впрочем, он не любит, когда его называют Джеймсом Бондом. И самых красивых женщин у него тоже не было. Не вписывались они в нестройную, но непоколебимую, как горы Шотландии, систему мира: не верь, не бойся, не проси.

Шон Коннери - Джеймс Бонд прошлого столетия - мог бы иметь самых красивых женщин этой планеты.

Впрочем, он не любит, когда его называют Джеймсом Бондом. И самых красивых женщин у него тоже не было. Не вписывались они в нестройную, но непоколебимую, как горы Шотландии, систему мира: не верь, не бойся, не проси.

Не верь

В молодости Томас (таково настоящее имя Бонда) знал одну высшую цель - благополучие. То есть благосостояние. То есть деньги. Их надо заработать, и тогда можно будет есть досыта, ходить в кино или в театр, сводить девчонку на танцы...

...Весна 1953 года. Чумазый от типографской краски и машинного масла Том (тогда он подвизался наборщиком в типографии) внезапно вчитался в страницу, которую отливал: в Лондоне должен был проходить конкурс мужской красоты, что-то типа "Мистера Вселенной". Коннери решил ехать.

Рослому горцу не дали первое место. Все-таки в Англии отношение к шотландцам всегда было пренебрежительным: Том получил Гран-при. Никаких дивидендов это ему не принесло (к вящему расстройству Коннери, который всегда умел денежки считать, подтверждая версию о скупости жителей Хайлендса), но тут парня как прорвало: он пошел на пробы в кордебалет. Танцевал он неплохо, но взяли его за то, что подбросил партнершу вверх, словно это был рулон ватина. И поймал. И немедленно пошел выяснять, какую зарплату ему положат... Спектакль несколько месяцев шел в столице, а потом труппа выехала на гастроли. Томас Коннери уже стал звездой - и "закадрил" самую хорошенькую и популярную актрису в труппе. Они стали любимой мишенью для сплетен - вполне, впрочем, миролюбивых. Других шотландец просто не потерпел бы. Он быстро расправлялся с тем и с теми, что ему мешало.

Потом Том встретил любовь в лице юной, только что справившей совершеннолетие Джулии Хамильтон. Джулия, особенно в сравнении с "неотесанным скотом" Коннери, была просто академиком. Она изучала историю театра и делала фоторепортажи о культурной жизни Лондона. Это был новый, неведомый и манящий Тома мир, в который он очень хотел попасть. Но у Коннери были золотые зубы и две татуировки, приобретенные им за недолгое время службы в ВМФ Объединенного Королевства, и огромный гонор. Но тут выяснилось, что, когда Томас хочет быть милым, он не просто милый - он замечательный!

У Джул было то особое, острое чувство юмора, которое он понимал. Она говорила так же быстро, как и он, и, кроме того, была очень милым и симпатичным справочником по датам и другим сведениям из истории театра, что было так кстати в то время, когда Томас Коннери постоянно развивал и углублял свои знания по литературе и театру. Некоторые могли бы сказать, что он просто пользовался Джул и ее связями в театральном мире Лондона. Да - это было для него весьма ценно. Но Томас-Шон пошел дальше: он подружился с отцом Джулии, хотя ее мать сомневалась, что для ее дочери эта связь с нищим шотландским актером - заманчивая партия. Она невзлюбила парня, и это отношение к Коннери осталось у нее навсегда. Позже она рассказывала журналистам, каким жестоким и коварным оказался будущий Бонд. Он-де не вернул ей мебель, которую она одолжила молодым, снявшим квартиру. Он-де заставлял ее дочь, страдающую проблемами с позвоночником, таскать тяжести. Он-де принуждал ее разучивать с ним роли, и ее бедной девочке приходилось портить зрение из-за тусклого света - парочка экономила электричество... Кое-что из этого и в самом деле было правдой. Коннери, возможно, и не был тираном - он просто всегда делал то, что хотел. И не делал того, чего не хотел.

А Джулия... Джулия тоже по-своему использовала его. Он был ее удачной инвестицией, ее долговременным вкладом. Джул всегда верила, что из Томаса получится что-то настоящее, что его ждет большое будущее...

Тем не менее у Коннери с Джулией все завернулось так серьезно, что он даже повез ее в Шотландию знакомить с родителями. Познакомил. И тут же задался прискорбными мыслями об оседлой семейной жизни, которая ему вот-вот предстоит. Нет, он не верил, что это именно то, что ему сейчас надо. Мигнул брату Нилу - и они, ни слова не говоря, свалили из дома, кинув невесту на папу и маму. Когда через несколько часов Джул нашла Коннери в одном из баров, она была вне себя. А Том остался вполне доволен: вот так легко и непринужденно он заставил девушку саму оставить его...

Не бойся

Шон - к тому времени он уже стал из Томаса Шоном, что гораздо больше вписывалось в его чудовищный шамкающий шотландский акцент, - продолжал оставаться парнем, который не идет на компромиссы. Даже получая предложения из Голливуда, отвергал роли, которые ему не нравились. Ему нечем было платить за квартиру, но Шон не желал размениваться по мелочам. Он снимался - но мало. Вечно бедный, вечно злой и вечно голодный. А потому обладающий этаким неприличным блеском глаз цвета выдержанного виски "Джек Дэниэлс". Поэтому на роль суперагента малоизвестного актера-гастарбайтера утвердили достаточно быстро. Без вопросов и интриг.

Но в жизни железного Шона произошло событие, пожалуй, затмевающее съемки в серии века. Он встретил Диану Силенто - девушку из высшего общества. Диана была блестяще образованна, она объездила весь мир и была опытной актрисой. Ей было 24 года. Они познакомились во время работы над телевизионной постановкой пьесы Юджина О.Нила "Анна Кристи". На момент роковой встречи нимфа была замужем за итальянским писателем Андре Вольпе. Ди, как и Джулии, Шон - тогда уже вполне лощеный молодой обольститель - показался бесцеремонным мужланом, невоспитанным и несдержанным типом. Как только Шону что-то не нравилось, он открывал свой большой рот и оттуда неслась бескомпромиссная шотландская критика. Он казался холодным и одновременно неуверенным в себе - этакий красавчик под два метра с горой накачанных мышц... Коннери же влюбился по самые уши и хотел поразить молодую актрисочку: таких девушек он еще не встречал. Она была настолько же независимой, сколько и он. Шон решил: это то, что ему надо.

Диана была полукровкой и, как многие полукровки, красивой до беспамятства. Волосы цвета меда, зеленые кошачьи глаза, требовательный рот, живая мимика - все это было результатом брожения французской, датской и шотландской кровей. Она лихо справлялась с мотоциклом, а после рюмки непатриотичного коньяка любила выкурить сигару-другую.

Шон был на высоте, а итальянец-муж - нет. Брак с Вольпе рушился, а отношения с Коннери развивались, и дело шло к новому замужеству.

Связь с Дианой Силенто была известна лишь избранным. Влюбленные ругались, мирились, били посуду и громили мебель: все было бурно, как в немом кино. Временами они съезжались и любили так, что соседи жаловались в полицию, временами они расставались, проклиная друг друга на чем свет стоит. Но в интервью, данных Шоном еще до появления фильмов об "агенте 007" во время рекламной кампании, он описывал преимущества холостяцкой жизни и утверждал, что не видит около себя ни одной женщины, которая смогла бы составить его счастье. При этом Коннери замечал, нисколько не боясь гнева Дианы: "Никто не может сказать, что рыжий шотландец способен обойти вниманием прекрасные женские формы. Я принадлежу к этому шотландскому мужскому братству".

На самом деле Шон делал Диане предложение несколько раз. Она отвергала его, но это не пугало Коннери. Он твердо стоял на позициях брака, убеждая ее, что семейная жизнь - это нормальный способ жизни двух любящих друг друга людей. Да скажи ему об этом кто еще лет семь назад!..

Шон уже начал входить в образ благополучного отца семейства: купил огромный дом. С его обычным пренебрежением к условностям он приобрел участок и полуразрушенный старый особняк в викторианском стиле в совсем не фешенебельном районе Лондона Эктоне. Раньше там располагался женский монастырь: четыре этажа, большой парк...

Наконец Диана согласилась: она понимала, что, в сущности, Коннери был мужчиной одной женщины, однолюбом. По сравнению со своими коллегами из мира шоу-бизнеса, казался настоящим монахом. И к тому же она была немного беременна.

Диана и Шон поженились на Гибралтаре. Силенто остановилась с друзьями в Европе, вдали от нескромных фотокамер. 29 ноября 1962 года они встретились в местном регистрационном офисе, где быстрое завершение всех формальностей позволило им скрыться от вспышек. 12 января 1963 года Диана родила мальчика, названного Джейсоном.

Семейство Коннери поменяло свое место жительства: все знали, Коннери живет в Эктоне, и вокруг дома постоянно бродили толпы людей, жаждущих взглянуть на Бонда. Фанаты залезали в сад, уже было два ночных ограбления, и вся ситуация становилась настолько серьезной, что Коннери решил продать дом. Вместо него была куплена вилла в испанской Марбейе - тогда еще не курорте миллионеров, а просто удобной части побережья - и до Гибралтара рукой подать, и до Марокко... Но это уже другая история.

...Семейная жизнь Силенто и Коннери продержалась довольно долго - целых 12 лет. Но всей жизни оказалось слишком много для таких взрывных людей, как Шон и Ди. С годами "агент 007" стал более скрытным и спокойным, а Диана, напротив, все чаще и непринужденнее давала волю эмоциям.

Не проси

Чтобы развеяться, Шон отправился в Марокко на соревнования по гольфу. Играл он давно - все-таки в Шотландии этот вид спорта почти такой же демократичный, как футбол! К тому же выигрыши приносили неплохие деньги... На соревнованиях он встретил интересную женщину, Мишелин Рокебрун, художницу, родившуюся в Марокко и живущую во Франции со своим мужем, двумя сыновьями и дочерью. Мишелин говорила на нескольких языках, была старше Шона и ниже на две головы. Она тоже обожала гольф.

Мишелин и Коннери встретились после того, как они оба выиграли свои партии. "Мне кажется, я влюбилась в него с первого взгляда", - говорила Мишелин в 1989 году. Коннери же был потрясен тем, что "его малышечка", пожалуй, единственная, кто не среагировал на его имя "агента 007". Она редко бывала в кинотеатрах, и его имя просто показалось ей знакомым. Они провели вместе пару дней. Коннери не говорил ей о том, что он несчастен с женой, даже не упомянул о своих семейных проблемах, и Мишелин вернулась домой, уверенная, что она никогда не встретится с ним снова. И - бывают же чудеса! - через три месяца он позвонил ей и сказал, что они срочно должны увидеться: он не может забыть время, проведенное вместе, и убежден, что любит ее.

Коннери не афишировал, а скорее скрывал свой новый образ жизни, а новая женитьба уже стояла на пороге. В мае 1975 года Шон и Мишелин тайно поженились - и снова на Гибралтаре. Долгие месяцы эта новость оставалась неизвестной для широкой публики. Когда же она просочилась в газеты, Коннери уже был в добровольной ссылке: он не хотел сниматься, не хотел возвращаться в Англию, "до того как Шотландия получит независимость"...

Собственно, это уже хеппи-энд. Мишелин и Шон вместе уже 28 лет. Они красиво состарились вместе и прошли через многое. Коннери нравится, что его жена - известная художница и в Европе у нее персональные выставки, устроители которых вовсе не в курсе, что их клиент - жена "агента 007". Агента на пенсии.

Шон получил высшую американскую награду "За вклад в исполнительские жанры искусства". На церемонии кто-то вспомнил, что эту награду вручают только американским гражданам, а ведь Шон - подданный британской короны... И Билл Клинтон, не моргнув глазом, тут же объявил, что отныне Коннери становится почетным гражданином США.

Двухтысячный год принес Шону Коннери рыцарское звание. Несколько раз знаменитый актер заносился специальной комиссией в список выдающихся людей, удостоенных этой высокой чести, и каждый раз по чьей-то злой воле его имя оказывалось вычеркнутым. Пошли слухи, что против Коннери высказывалась сама королева. И даже называлась причина, по которой актер впал в немилость у Ее Величества (Коннери финансово и морально поддерживает Шотландскую национальную партию). Но отказ королевы сделать Коннери рыцарем вызвал народное недовольство. И вот 5 июля Ее Величество провозгласила имя нового рыцаря - сэр Шон! Все произошло в Шотландии, в Эдинбурге, родном городе "агента". Когда Коннери, облаченный в костюм горца из темно-зеленой шерстяной клетки клана Мак Линов (это фамилия его матери), подходил к королеве, толпа замерла. Что-то скажет упрямый Джеймс Бонд своей царственной оппонентке? "Я никогда не был штоль горд и штоль щастлив, школь шегодня", - вежливо прошепелявил выдающийся джентльмен маленького, но гордого народца.

"ДМ" выражают благодарность сайту www.sean-connery.narod.ru

Актуальные вопросы

  1. Чем обучение водителей-профессионалов будет отличаться от обычного?
  2. Сколько времени человек может прожить без воды?
  3. Можно ли ремонтировать дороги зимой?


Какая система оценок в школе самая правильная?

Новое на AIF.ru