aif.ru counter
2092

Балет - это неизлечимая болезнь

Статья из газеты: АиФ Дочки-Матери № 12 19/06/2007

Анастасия ИСАЕВА - ведущая балерина Санкт-Петербургского государственного академического театра им. Якобсона. В свои 20 лет она уже объездила полмира, танцует ведущие партии во всех балетах театра.

Анастасия ИСАЕВА - ведущая балерина Санкт-Петербургского государственного академического театра им. Якобсона. В свои 20 лет она уже объездила полмира, танцует ведущие партии во всех балетах театра.

- А говорят, балерины годами мечтают съесть крошечный кусочек пирожного, но не позволяют себе этого, - сказала я, глядя как Настя с аппетитом уплетает "фруктовую корзиночку".

- Глупости. Если хочется - надо есть. Про листик салата и одинокую креветку раз в сутки я тоже читала в интервью других балерин. Они лукавят. Если не съесть нормальный кусок мяса или рыбы, овощей, то просто не будет физических сил. А у танцующей балерины их должно быть не меньше, чем у шахтера в забое. Не знаю, сколько сжигается калорий за спектакль, но килограмм, а иногда и два я теряю точно.

- Ты не боишься располнеть?

- Боюсь. Сейчас мой вес 49 кг (при росте 169), больше 50 балерина не имеет права весить. Ведь партнер за спектакль поднимает ее над головой на вытянутых руках десятки раз. Это большая силовая нагрузка. При этом он сам должен быть и стройным, и легким.

- Каков обычный распорядок дня балерины?

- Каждое утро - занятие у станка в зале, где в течение 1,5 часа отрабатываются элементы классического танца. Можно сравнить это с игрой гамм у музыкантов. Потом репетиция спектакля. Это еще 3 часа физической нагрузки. В семь - спектакль. За три часа до него я уже должна быть в гримерке, где меня причесывают, накладывают грим, одевают...

- А балерина разве не может одеться сама?

- А как же я зашью себя?

- Что значит "зашью"?

- Ну костюм сзади. Чтобы в застежку на спине палец партнера случайно не попал.

- Во время спектакля костюм меняется несколько раз и его расшивают-зашивают каждый раз?

- Конечно. За кулисами в темноте стоят несколько человек наготове, чтоб помочь. Все должно быть быстро.

- А если иголкой уколят?

- О, это в театре считается самой счастливой приметой, означающей, что спектакль пройдет хорошо. Я подозреваю, что моя костюмер Светочка делает иногда это специально. Чтоб придать мне уверенности.

- А балерины считают обороты, когда крутят свои 32 фуэте?

- Считать не надо. Надо музыку слушать.

Правда, зрители считать любят. В Германии, например, еще и ногами притопывают, отсчитывая обороты. Если недосчитываются, чувствуют себя обманутыми и могут даже вернуть билеты в кассу.

- А в каких странах тебе зрители запомнились?

- Японцы даже плачут. У них слезы радости от того, что влюбленные в "Лебедином озере" все же соединяются. Прекрасные, сентиментальные люди. Испанцы, четко отбивая ритм ладонями, помогли нам, когда во время спектакля вдруг замолкла музыка. Фонограмму "заело".

- Говорят, несмотря на всю красоту и воздушность, у балетных довольно жестокий мир, где все друг другу завидуют, интригуют, не стесняясь делают гадости. Приходилось уже с этим сталкиваться?

- Я бы не сказала, что это какое-то массовое явление, но в прежнем коллективе были случаи, когда мне костюм подпортили и завязки у пуантов подрезали так, что туфли во время спектакля чудом удержались на ногах на паре ниточек. С тех пор у меня выработался настоящий рефлекс: тщательно проверять костюм и туфли перед выходом. В конечном итоге все зависит от руководства, какой климат будет в коллективе. Здесь я чувствую себя комфортно.

- А как ты пришла в балет?

- Родители говорят, что по совету участкового педиатра. Мама у меня юрист, папа военный. Очень переживали, что я плохо ем, расту слабенькой. Вот доктор и посоветовала отдать в хореографическое училище, кстати, сейчас это Академия хореографии.

- А как становятся примами? Ведь, увы, есть возможность всю жизнь быть седьмым лебедем у пятого пруда... Сотни балерин каждый год выпускаются из училищ.

- Для этого проводится множество конкурсов, куда приезжают ведущие балетмейстеры, директора театров, трупп. Индивидуальность, техника на этих смотрах видны сразу. Таланты всегда востребованы. Ну и, конечно, элемент удачи тоже должен присутствовать.

- А у тебя он был?

- Да. Мне было 18 лет, когда меня включили в группу артистов, отправляющихся на гастроли в Германию. Получилось так, что несколько солисток не получили визу. Импресарио был в панике. Но гастроли не отменить. Скандал! Я могла станцевать любую партию, потому что учила их по собственной инициативе, индивидуально, с репетиторами. И мне доверили открывать гастроли русского балета в Мюнхене. Это большая честь и ответственность. Я от страха просто умирала. Но меня встретили тепло. И я танцевала почти в каждом спектакле ведущие партии.

- А как ты, москвичка, попала на работу в Петербург?

- На одном из конкурсов меня заметил художественный руководитель нашего театра Юрий Петухов. Сейчас я танцую ведущие партии в разных балетах. Это счастье.

- Это правда, что учиться балету - удовольствие дорогое?

- Да. Можно сказать, что самая большая часть доходов нашей семьи уходила на это. Балетных туфель, например, хватает на неделю репетиций или на один спектакль. А еще нужны индивидуальные уроки с педагогом, без этого не постичь мастерства. Пачка, например, в среднем стоит 10 тысяч рублей.

- А почему так дорого?

- Ну, одной ткани на нее идет больше 12 метров, к тому же костюм требует много ручного труда и высокой квалификации мастера.

- Настя, а какая у тебя сейчас зарплата?

- В исскустве как-то не принято говорить о деньгах, могу только сказать, что прожить балерине на зарплату крайне тяжело, выручают гастроли. На Западе наш труд оценивается гораздо дороже, но не это главное. Если ты пришла в балет и заболела им, то эта болезнь неизлечима. Наверно, это единственный случай, когда болезнь прекрасна!

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Что за «налог на Facebook и Google» хотят ввести в Европе и Азии?
  2. Кто такой Дэвид Хокни?
  3. Кого обвинили в убийстве саудовского журналиста Хашокджи?