aif.ru counter
86

Афрохохлята - дети всея Украины

У жительницы города Сумы, Ольги Михайловны Нени, 22 приемных ребенка. 14 из них не совсем обычны для провинциального украинского городка: все они темнокожие. Несмотря на такую нестандартную внешность, дети отлично говорят и по-русски, и по-украински, лопают и борщ, и заморские бананы. "У них чистая хохляцкая кровь",- утверждает их приемная мать.

У жительницы города Сумы, Ольги Михайловны Нени, 22 приемных ребенка. 14 из них не совсем обычны для провинциального украинского городка: все они темнокожие. Несмотря на такую нестандартную внешность, дети отлично говорят и по-русски, и по-украински, лопают и борщ, и заморские бананы. "У них чистая хохляцкая кровь",- утверждает их приемная мать.

Welcome to Los-Angeles!

ОЛЬГА Михайловна живет на окраине, в микрорайоне Басы, с аккуратными широкими зелеными улицами и основательными кирпичными домами. Я спрашиваю у молодого паренька с сигаретой в зубах, как пройти к семейному детскому дому Ольги Нени. Он говорит, странно улыбаясь: "О, це Лос-Анджелес! Вон тот дом, с синим забором, видите? Уэлкам ту нигер-хаус!"

Навстречу нам выходит приятная женщина средних лет.

- Вы только не пугайтесь, у нас тут очень шумно, - наставляет она нас. Дверь открывают, сверкая белыми зубами, кучерявые ребятишки мал мала меньше. Дети студенческой любви и телесного единства народов. Малыши, которые никому не нужны. Кроме Ольги Михайловны, фамилия которой говорит сама за себя: "неня" по-украински мама.

А началось все с того, что в сердце Ольги Нени проснулась материнская жалость. У нее уже было двое своих детей, когда в доме появился маленький Егор, у которого Чернобыльская катастрофа отняла правую руку.

- Чиновники мне говорили: "На что тебе безрукий? Что ты с ним будешь делать? Ты не сможешь с ним справиться!" - вспоминает Ольга. - А меня какая-то сила затягивает в Дом ребенка, и одна я уже из него не возвращаюсь. Конечно, проще всего пожалеть ребеночка: "Ох, сиротинушка" - и оставить его в интернате. Но я так не могу.

Теперь Егор серьезно занимается компьютерами, первый помощник по дому: ходит в магазин, моет посуду и кормит гусей. Он уже забыл о своем детдомовском прошлом. Но некоторые его братья и сестры до сих пор не могут оправиться от пережитого. На глазах двухлетней малышки Дины отец убил мать. Кроха запомнила этот ужас в мельчайших подробностях и в течение нескольких лет каждый вечер рассказывала приемной матери о пережитом.

Помощь детям из голодной Африки

ТАК один за другим в доме Нени появились 8 приемных малышей. Не каждый человек сможет жить в таком рае для детей. Не сумел и Ольгин супруг: вскоре сбежал. А она горевала недолго: решила осуществить свою давнюю мечту - взять в дом темнокожего малыша.

- Я в детстве видела репортажи из бедной голодной Африки: дети с мухами у рта, голодные, худые, несчастные, - говорит Ольга. - И мне всегда хотелось сделать что-нибудь для такого создания.

Но Африка далеко, а на Украине есть свои чернокожие малыши, которым Ольга сумела стать мамой.

Неня ездила в столичный Центр усыновления, смотрела картотеку - ждала, в каком городе появятся "ничейные черненькие". Возникали они лишь в двух точках - Киеве и Харькове. В тамошние интернаты Неня выезжала немедленно - забирать "своих".

- В харьковском Доме ребенка я попросила: "Дайте мне самую красивую девочку!" Мне отвечают: "У нас все красивые". Я говорю: "А вы мне самую красивую отдайте!" Мне предлагают и беленьких, и рыженьких, а я потребовала "свою", черненькую. Отговаривали меня, но уступили, отдали.

Так в украинской хате появилась Маринка, с кожей темнее ночи. Позже Ольга встретилась с родной матерью Маринки в Киеве, куда "кукушка" приезжала на несколько дней. Та расспрашивала в подробностях, как живет брошенный ею ребенок, рыдала и каялась: она теперь замужем за бельгийцем и никак не может забеременеть.

Семилетний Габриэль, кубинский казак семи лет, родился третьим мальчишкой в цветной семье. Двоих его мама-киевлянка выдержала, от третьего отказалась.

- Я ее понимаю, - не осуждает Ольга. - Если меня в Сумах с черными детьми уже почти съели, то представляю, каково ей в столице.

Ситуация красавицы Сильвии ("вылитая Нефертити!" - вздыхает мать) еще более драматичная. Египтянин-христианин и египтянка-мусульманка воспылали друг к другу любовью, несмотря на все религиозные запреты. Их поженили только при условии, что муж сразу же отречется от Христа. Когда он этого не сделал, их развели. Маленькая Сильвия осталась одна-одинешенька. Мать опекала ее до 3-х месяцев в киевском детдоме, но вскоре уехала в Англию. Так маленькая египтянка - гибкая, живая, улыбчивая - попала к Ольге Нене. Теперь 6-летняя девчушка мечтает о парижских подиумах, глянцевых обложках модных журналов со своим изображением. У нее уже, как и у всякой уважающей себя фотомодели, есть настоящее порт-фолио и умение пройтись походкой от бедра.

Мишень для расистов

ОЛЬГА Неня называет себя сумасшедшей. В полусельских Сумах ее таковой считают уже давно. Сначала чиновники пытались ее отговаривать от смуглых афрохохлов, потом просто всеми силами отбрыкивались от семейного детского дома Ольги: "Сами понабирали себе проблем, сами их решайте". О последних двух афрохохлятах, появившихся совсем недавно, - крохотных Максиме и Арине - в мэрии пока еще не знают: "Узнают - убьют", - вздыхает Ольга.

Соседи относятся к детям Нени по-разному. Одни угощают детишек Нени конфетами, другие жалуются, что они вытоптали весь луг посреди улицы.

Нередко афрохохлят обзывают "нигерами" или "черномазыми". Тогда Ольга грозится, что темные хлопцы скоро покажут, на что способны: кровь в них горячая, кулаки сильные!

- Я боюсь, что моих детей могут обидеть. Вон в Москве у вас что делается: каждый день почти темнокожих избивают!

С представителями местной власти Ольга старается дружить.

- Как-то нас просто достали всяческими проверками: приходили смотреть, как живут мои 14 подопечных, на которых государство выделяет средства. Тогда моя подруга посоветовала: "А ты возьми в кумовья мэра города!"

Предложение Александру Андронову сделали при большом стечении народа так, что мэр не смог отказаться. На обряд, правда, лично не прибыл, прислал бумажку с подписью, что находится за границей и отцовские обязанности временно препоручает своему заместителю. Тот с обязанностями справился, но городского голову не спас: по всем документам Андронов - крестный папа негритят.

В городе справедливо опасаются, что лет через 10 в Сумах появится новая порода - афроукраинцы. Ольга сразу предупредила кума-мэра: как состаритесь да пойдете на пенсию, мои сядут в ваше кресло. А почему нет?

О "будущих руководителях Сумов" уже знают и за границей. Англичане из фонда "Жилье и надежда для детей" купили им на сумском хуторе хату, приобрели мебель, хозяйство завелось само собой. В зимнем саду появился огород, в парнике - козы, в сауне - куры.

"Я сама не люблю все это приусадебное хозяйство, - признается Неня. - Мясо не ем, молоко не пью. Но детям же надо что-то кушать..."

Дети Ольги Нени прекрасно управляются со всеми сельскими работами: доят коз, кормят утят, индеек, кур, собирают гусиные и куриные яйца. Все вместе под руководством 16-летнего Володи, который учится на кулинара, готовят ведро борща. Такой совместный продукт получается очень вкусным, могу подтвердить лично.

Афроукраинцы в Сумах

СУМЫ по легенде основал еще Петр Первый после того, как потерял на охоте свою любимую сумку. Суму было жалко, в память о ней и назвал поселение с "самыми красивыми женщинами" (а уж Петр в этом знал толк!).

Женщины в Сумах по-прежнему яркие и привлекательные (говорят, в этом виновато смешение самых разных кровей). Но, надо думать, по прошествии нескольких веков сумчанки будут еще лучше и оригинальнее. Я поняла это, посмотрев на очень красивых дочерей Ольги Михайловны: бездонные карие глаза, густые смоляные кудряшки и длиннющие ресницы.

Такое ощущение, что все они от души обласканы щедрым украинским солнцем. Буквально через 5-8 лет к воротам дома Нени будет стоять очередь из женихов и воздыхателей. И им предстоит очень непростой выбор. Кроме Сильвии, есть еще три Карины, две Ольги, две Татьяны, Марина, Каролина и Катерина. И каждая красива и очаровательна по-своему, у каждой - свой талант и свое предназначение.

Ожидается у дома Нени такая же толпа, только уже из сумских дивчин. Второклассник Саша уже в 5 лет заявил матери, что нашел в детском садике свою судьбу. Правда, каждый год потом менял свою избранницу.

- Как-то в 5 лет он попробовал курить: как же - уже взрослый, а все взрослые курят, - смеется Ольга. - И я ему сказала: если захочешь курить, приди и попроси, я тебе куплю нормальные сигареты, нечего тебе бычки подбирать. Вроде пока не просил.

Маленького Саню взяла Ольга в Киеве, когда тому было около года.

- Мне знакомые сказали: там негритенок маленький бегает, рахитичный, сопли по грудь намазаны, весь синий. Я когда его взяла, у него был большой живот и коротенькие ножки. Он когда шел, все время падал лбом об пол. Весь был в синяках, я даже боялась, что меня обвинят в избиении приемного ребенка.

Сейчас Саша - шоколадный, глазастый, серьезный. Стремится быть лидером, мечтает стать журналистом. А вот его братишка Андрей хочет стать "Клычко" (есть такой украинский боксер, олимпийский чемпион).

- Я с Сашкой когда дерусь, всегда побеждаю, - бахвалится Андрюша.

- От этого все девчонки будут плакать! - треплет Ольга его кудрявую шевелюру.

Четырехлетнего Андрюшку Ольге подарили семимесячным. Просто позвонили из детдома и спросили: "Возьмете?" Пацан оказался украинским "пищевым националистом". "Идем по базару, а он - "сала хочу". Да так громко, что бабы ему бесплатно куски отрезают, чтоб посмотреть, как негритенок справится. А он знай хлеба требует, "бо без него сало дурное". Андрюша лучше всех знает "мову", долго просил меня сказать что-нибудь "по-нашенски".

- Ну не умею, не знаю украинский! - пыталась я отвертеться.

- Ну, как будет мама?

- Неня, наверное,- неуверенно предположила я.

Дети заулыбались, а я почувствовала себя львом Бонифацием из мультика: так вокруг много было сверкающих карих глаз и белых зубов. Настоящее сало в шоколаде!

- А у вас в Москве есть семья? - спросил неугомонный Андрюшка.

- Да, муж и сын.

- Так мало? - скривился вредный мальчишка. - Так не бывает, вы, наверное, обманываете! Ну, как всех ваших детей зовут?

В этом доме действительно невозможно себе представить жизнь без множества детей. Хотя, мне показалось, нередко Ольге Михайловне бывает очень сложно справляться с толпой вечно прыгающих, кувыркающихся ребятишек. Тут с одним-то сложно справиться, а уж с двадцатью двумя!

- Да, нелегко бывает, - признается Неня. - Но мне много кто помогает: сестра, мама, две старшие замужние дочери. Потом взрослые дети, которые живут с нами, тоже очень большое подспорье. Старшая Катерина, ей 19 лет, моя правая рука. Я ее сама иногда побаиваюсь.

Неудивительно, что дети не спешат уходить из дома Нени, а потом возвращаются сюда вновь и вновь. Здесь есть то, без чего любой дом пуст и мертв: Любовь и Тепло. И для каждого ребенка, который попадает в этот дом, он навсегда становится родным, а его хозяйка - самой лучшей, самой красивой, самой доброй женщиной на свете. Настоящей родной Неней. То есть мамой.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Когда и на сколько закроют красную ветку метро?
  2. Как проверить полис ОМС?
  3. Стоит ли опасаться, если после заправки в машине пахнет бензином?