aif.ru counter
25

На море с младенцем и палаткой

О том, что летом поедем на юг, мы с мужем знали еще на первом месяце моей беременности и готовились к этому мероприятию со всей возможной тщательностью, на какую только способны. За месяц до отъезда сели писать списки и каждый день предавались мечтам о туристической романтике, о песчаных пляжах, о солнечных дынях, о теплом кофе на тенистой обочине и о вечерних прогулках, по щиколотку в карамельных волнах, с алым солнцем в каждой капельке на наших соленых загоревших телах.

О ТОМ, что летом поедем на юг, мы с мужем знали еще на первом месяце моей беременности и готовились к этому мероприятию со всей возможной тщательностью, на какую только способны. За месяц до отъезда сели писать списки и каждый день предавались мечтам о туристической романтике, о песчаных пляжах, о солнечных дынях, о теплом кофе на тенистой обочине и о вечерних прогулках, по щиколотку в карамельных волнах, с алым солнцем в каждой капельке на наших соленых загоревших телах.

И вот приблизилась намеченная дата. Друг семьи и наш верный спутник во всех предыдущих поездках в этот раз был занят новосельем, и мы неожиданно поняли, что ехать в столь длительное путешествие нашей небольшой семьей как-то страшно. Мы с мужем, его старшая дочь Юля (7 лет) и наш общий 8-месячный Санька. Нужен еще один взрослый. Желательно женского пола (чтоб Сашке-старшему было не с кем пить пиво пить и до 4-х утра травить байки). Я занялась поисками необходимой кандидатуры, и единственным человеком, кто мог выехать "прямо завтра" была подружка Юля, человек нежный и аккуратный. Она смутно понимала, куда мы едем и как мы там будем жить, а я особо не вдавалась в рассказы, чтобы не дай Бог не отпугнуть.

"У меня там будет отдельное помещение для сна и относительно теплый душ? А то я девочка капризная..."

Я подумала немного и ответила, что да. Еще я смутно надеялась, что Юля будет мне помогать готовить и сидеть с малым, когда мы с Сашей будем ходить по карамельным волнам...

Мы решили выезжать в 9 вечера, чтобы ребенок большую часть дороги спал, а нам не было так жарко. Машину начали паковать с утра - газовая плита с баллоном и посудой, стол, ведра, веревки, три палатки, детская кровать (вы только представьте: пляж, небо, нежно голубой навес и детская кроватка с балдахином, нежно трепещущем на ветру), куча надувных причиндалов, телевизор, пластмассовая этажерка, постельное белье, коробка с едой, кулеры с питьевой водой т.д.

Юля опоздала на 2 часа. Мы встречались перед "Биллой" на Окружной. Она вальяжно подошла к нашей машине - в обтягивающем коротеньком платьице и на высоченных каблуках. Ее сумка была огромной и тут же перегородила единственное свободное место на полу в салоне. Еще был исполинский тюфяк, крепко перерезанный бечевкой, который мы тщетно пытались запихать за сидения под потолок (на кучу нашего собственного барахла).

- Господи, что у тебя в этой сумке?

- Одежда, а что? - И смерив меня презрительным взглядом, Юля закурила тонкую беленькую сигаретку. За опоздание никто не извинился... а мне сделалось очень неуютно. Когда пришел Саша с кульком еды из Биллы - Юля как ни в чем ни бывало сказала: "Ну, ты с ребенком, наверное, посидишь сзади, а я буду ехать впереди". И села на мое место. Я чуть не подавилась, но решила, что подобный расклад лишь добавит интриги в нашу поездку.

Малыш ехал в коляске, которая как раз вместилась в салоне между сиденьями. Когда он заснул, я сказала, что пришло время меняться, и теперь моя очередь сидеть впереди. Я ревновала и была счастлива такой резкой встряске в нашей семейной жизни.

Саша был в прекрасном настроении. Мы неслись по трассе Одесса - Киев, миновали Белую Церковь. Это была фантастическая ночь - огромная рыжая луна, круглая, как блин, висела над индиговыми сопками. Есть что-то волшебное в этой сочной летней ночной тишине. Мы пили кофе на обочине. Загадочно мерцала "аварийка". Красная кривая нашего пути в автомобильном атласе казалась такой длинной! Киев - Херсон - 860 км.

Потом Юля попросилась вперед - ее сильно укачивает сзади. Я попыталась поспать. Небо постепенно серело. Малыш проснулся только один раз. Я дала ему грудь, и он быстро заснул.

Ну, вот и утро. Пронзительное, звенящее влажное утро. Глаза немного пощипывает от усталости. Тело будто не свое. Интересно, как Саше все это время сидеть за рулем? У меня есть права, но машина новая, большая и груженая - я боюсь. Завтрак: бутерброды с колбасой и сыром, сок, вода чтобы умыться. Поход в кусты... ах, ну что за воздух! К ногам прилипают мокрые от росы травинки. Красота... Нежное золотистое солнышко. Шесть утра.

Очень скоро появились очертания какого-то города. Яркое солнце. Саша хочет спать. Мы останавливаемся, он ходит вокруг машины. Юля шипит: "Чем дольше мы стоим - тем позже приедем". Я злюсь. Платье сменилось на мешковатую майку и шорты. Я похожа на молодую колхозницу.

В 11 утра стало совсем тяжело - бессонная ночь... солнечное утро и опасная умиротворенная усталость. Я болтаю без умолку, лишь бы Саша не спал.

Одесса. Все оживились. Поехали через центр города. Так странно, что на свете есть светофоры... и работает радио. Пьем ледяной Живчик из холодильника. О, а вот и маська проснулся. Ты хоть понимаешь, что мы в Одессе?

И вот мы увидели море! Я пытаюсь снять на видео эти фантастические пейзажи, эти заливы... но машину сильно трясет, а останавливаться просто нет сил.

Мы свернули с Одесской трассы и помчались в сторону Николаева. Дорога стала хуже, но пейзаж - интереснее.

Придорожный арбузный базар. Пыль. Много машин. Едим арбуз, сок течет по лицу, по рукам. Даю малому кусок арбуза - он впивается в него и жадно сосет. Весь мокрый.

Переодели, умыли - усадили в коляску.

Началась жара. Усталость сменилась каким-то трансом. Едим и пьем.

Николаев встретил нас сложной транспортной развязкой вокруг пыльной клумбы, обогнуть которую мы умудрились целых 3 раза. Ходила в аптеку покупать памперсы. Нас обслуживали 20 минут! В магазине нет ничего такого, что хотелось бы съесть. Малой сидит у себя в коляске и смотрит в окно. Съел мое любимое малиновое пюре из баночки.

Ну, вот и Херсон. Пыльный город. Осталось чуть-чуть.

Последний час езды самый сложный. Не верится, что там, за этими полями и тополями есть море. Узкая петляющая дорога. Столбы и провода, далекие вышки водокачек...

И тут что-то изменилось. Появились люди в купальниках и шортах. Зачастили аляповатые постройки с табличками "жилье". Соломенные шляпы, цветастые шелковые платки, размеренная походка. Отдыхающие. Виден кусок базара. Дорожный знак: "Зал?зний Порт". Ну, вот мы и приехали. Всего лишь час дня.

Дорога становится совсем узкой. Вокруг песок и впереди море. Бетонный забор. Грунтовая дорога. Запах моря. Тяжело переваливаясь на ухабах, мы едем к пестреющему вдалеке палаточному городку. Сердце бьется быстрее, усталости как не было.

Сильный ветер. Солнце. Идиллическая картинка - много километров ровного песчаного берега, голубая вода, волны, где-то вдалеке виднеется чертово колесо и пирсы. Там - цивилизация. А у нас приграничная зона перед Биосферным Заповедником. Много палаток - примерно каждые 20 метров.

Вышли из машины, прошлись. Юля-младшая тут же помчалась купаться. Санька с любопытством рассматривает окрестности.

Юля старшая в ужасе озирается в поисках хоть одного проявления комфортного отдыха, который я ей обещала. Я чувствую, что скандала не миновать. Мы все все-таки страшно устали, дико хочется есть, а впереди много работы.

Съели все, что было припасено с собой в дорогу. Малой укакался (хороший мальчик - жалел нас всю дорогу!) и я раздела его и понесла подмывать в море. Возможно, мы слишком сильно устали, чтобы должным образом отреагировать на это эпохальное событие - первый раз в жизни, как никак. Вода была, как парное молоко. Санька стучал руками по воде, пытался понять что такое волны, а я, устав стоять согнувшись в три погибели, рухнула рядом с ним, содрогнувшись от восторга.

Начали строить палатки. И тут началось самое неожиданное - ветер был очень сильным и просто тупо все сдувал. Мы не могли ничего построить. Неизвестно какие средства для укрепления использовали наши соседи - но нам удалось поставить только одну палатку. Я опять злилась, потому что мы с малым оказались полностью облеплены песком, в машине - бардак. Все как-то неправильно, не так, как планировали. Юля старшая ходит с выражением глубокой брезгливости, Саша злится. Я злюсь из-за того, что он злится. И до Киева так далеко... так далеко....

В конце концов, Юлю прорвало и она рассказала всем нам, что думает по поводу этого пляжа, этого песка, этого ветра и вообще всех нас с нашей затеей и ребенком вместе взятыми. Саша почему-то наорал на меня. Я обвинила его в том, что он плохой отец и ему наплевать на меня и на ребенка. Ребенок все это время сидел у меня на руках и яростно пытался вырваться, но выпускать его было некуда. Нужно было готовить еду, но Юля этим заниматься явно не собиралась, Саша пытался построить палатку, Юля-младшая спала. Вечером мы так и не смогли ничего построить. Кое-как приготовили гречневую кашу с тушенкой. Заели помидорами. Саша открыл бутылку крепленого вина, и перед тем, как я спохватилась, выпил ее всю. И тут же окосел. Вечерело. Ветер становился сильнее. Мы перебрались в машину, накрыв наши пожитки на улице палаткой. Юля презрительно спросила, есть ли тут душ. Я ответила что есть - в километре отсюда. Она восприняла мой ответ как личное оскорбление. Малой с остервенением сосал мою грудь, и я решила, что для сохранности молока мне лучше не нервничать. Тем не менее весь мой охочий до адреналина организм встрепенулся и радостно гудел в предчувствии новых приключений.

Ольга ПАНАСЕНКО (7ya.ru)

Продолжение в следующем номере

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Обязательно ли удалять аппендикс при аппендиците?
  2. Зачем предупреждать авиакомпанию, если опаздываешь на самолет?
  3. Как задать вопрос Владимиру Путину на прямой линии в 2019 году?