aif.ru counter
9

Второе рождение бизнесмена Кости

Еще год назад молодому бизнесмену Косте Н. и в голову бы не пришло поменять свою пусть рискованную, но все-таки комфортную жизнь в миру на тяжелый физический труд во имя Божие. Скажи ему тогда какая гадалка, что предстоит хвосты коровам мыть на церковном подворье, ни за что бы не поверил...

Еще год назад молодому бизнесмену Косте Н. и в голову бы не пришло поменять свою пусть рискованную, но все-таки комфортную жизнь в миру на тяжелый физический труд во имя Божие. Скажи ему тогда какая гадалка, что предстоит хвосты коровам мыть на церковном подворье, ни за что бы не поверил...

НАША встреча оказалась весьма неожиданной. Как-то, гуляя по подмосковной деревушке, я заглянула на церковное подворье. День был весенний, природа тихо оживала. Любители пикников уже облюбовали полянку с ранними горицветами прямо невдалеке от церковного забора. Играл транзистор. Парни и девчата нежились на весеннем солнышке. В церковь шли прихожане. У ворот стояли нищие с котомками. Словом, жизнь шла своим чередом.

Мое внимание привлекла любопытная картина. Молодой светловолосый парень докрашивал последние рейки забора, а рядом, как бы в ожидании прогулки, наблюдали за его работой три козы, овечка и корова. Время от времени они словно поторапливали его то блеянием, то мычаньем.

- Ладно, ладно, - говорил им парень, - работа трудная, зато душа светлая. Вот докрашу, и в лес пойдем. Первую травку пощиплете... Так что терпение и послушание!

Еще через некоторое время забор был докрашен, и стадо чинно отправилось на прогулку. Тут-то и узнала я историю Костиного перевоплощения.

Всего, что с ним произошло, Костя толком не помнит. Лишь обрывки каких-то страшных картин выплывают иногда из памяти. Ночь. Его "бээмвэшка" врезается в дерево. Отбирают товар, избивают до полусмерти, потом сбрасывают с какой-то высоты. Переломанным и совсем изувеченным очнулся уже в больнице. Врачи собрали его, можно сказать, по частям, спасли жизнь. Но Костя вдруг почувствовал, что жизнь ему больше не нужна. Стал беспробудно пить, изводить близких. При этом рос долг за исчезнувший товар. "Друзья" требовали возместить ущерб. С каждым новым днем он чувствовал, что загоняет себя в петлю и что деваться некуда.

Однажды, допившись до умопомрачения, взял веревку и отправился в лес, чтобы найти березу покрепче да свести счеты со своей теперь уже никчемной жизнью. Долго шел лесом, проходя то одну деревеньку, то другую. Почему-то напоследок хотелось досыта надышаться весенним воздухом, а к ночи - взять с собой только ощущение этого воздуха и уйти совсем. На закате прямо из леса вынырнули купола церкви. "Все правильно, - решил Костя, - осталось помолиться за упокой души своей". Креститься его никогда не учили, и на коленях никогда не стоял. А тут вдруг опустился на молодую мураву, перекрестился, глядя на сияющие в закатном солнце купола, и почувствовал, как кто-то сзади положил руку на плечо. Оказалось - священник. Выслушал он все про Костину трагедию, отвел в церковь и благословил на труд.

...Козы разбрелись по лужайке, корова почему-то рядом с овечкой прогуливается, о чем-то своем переговариваются, как две добрые подружки. Ну и мы с Костей переговариваемся о своем, человеческом.

- Житель-то я городской. Сено ворошить, навоз кидать, что-то по огороду делать никогда не приходилось. Да и в любом случае на такие дела меня не затащить было. А сейчас и скотник, и пахарь, и, если в хозяйство еду, где молоко берем, так и коровам хвосты мыть приходится. Бог дал то, что я когда-то недобрал в жизни, недоделал своего, и теперь есть возможность все своими руками почувствовать.

...Человек - существо сложное: то амбиции мешают, то вдруг покажется, что достоинство унижено, а то несправедливость судьбы вдруг станет мешать ночному сну. Это мудрецам хорошо говорить, что высшее сознание достигается лишь тогда, когда человек научится отрекаться от всего бренного, земного. А где эти границы между земным и вечным, бренным и возвышенным? Смотрю, как Костя деревянным гребнем козу причесывает, рядом ветер в сосенках шумит, птицы посвистывают, смотрю и невольно думаю: вечность-то, она на земле начинается, в человеческом самоосознании. Вот и Костя говорит:

- Что моя прежняя жизнь - прикид приличный, машина, деньги, развлечения... Суета - опять затем же, чтобы добывать деньги на прикид приличный, развлечения. Все это наносное, в могилу с собой не возьмешь.

Для меня теперь важно не то, кто я есть, а то, что сейчас делаю - может быть, путем такой вот работы человек очищается внутренне. Человек достоин лишь того, чтобы служить либо Господу, либо другим людям. Унижения? Нет, не испытываю. И пусть я грядки копаю, убираю навоз или забор крашу церковный. Он ведь церковный забор, вот в чем дело, понимаете?

Человек - либо творец чего-то, либо разрушитель.

Спрашиваю Костю, не тянет ли его в прежнюю жизнь, к тому, что теперь для него не дозволено.

- Нет,- говорит,- не тянет. За руку меня здесь никто не держит, я здесь добровольно. А деньги появятся, так я лучше хороший инвентарь на них куплю и еще лучше работать буду. Люди оценят...

... Уже потом, в электричке, я вспомнила, что не задала своему новому знакомому самого главного вопроса: "Что дальше? Ведь тяжелый труд - это не самоцель. И не может человек до конца жизни заниматься лишь тем, что отрабатывать грехи свои..." Значит, что-то Костя не договорил, о чем-то умолчал.

Через пару недель я снова приехала в ту же деревеньку. Увидела его издалека. За церковью, на небольшой горушке, среди молоденьких берез появился свежесколоченный столик. За столиком сидел человек, а по залитому солнцем склону, по набирающей силы траве гуляли уже знакомые мне три козы, овечка и корова. Подошла незаметно, заглянула через плечо. Костя рисовал.

- Можно посмотреть?

- Да это я так, - смутился Костя,- для души. Хотя посмотрите, если интересно.

В картонной папке лежали изумительные рисунки...

- Раньше рисовали?

- Нет, не до того было. Теперь душа от суеты и грязи освободилась, на рисунки потянуло. А не встряхни меня жизнь, так и не узнал бы, до чего здорово рисовать! У меня словно заново жизнь началась. Как будто кто-то чудо подарил.

...Вот так, стоило человеку что-то претерпеть, вынести какие-то испытания, приложить усилия, как неожиданно открылись в нем новые возможности. Теперь за Костю я была спокойна и, проходя привычной дорожкой от церковных ворот до электрички, я чувствовала, как вслед мне улыбается маленькое стадо и пастух, который обязательно станет художником...

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Что за обыски ФСБ проводит по делу о хищениях средств гособоронзаказа?
  2. Что за суперсервисы появятся в России?
  3. Какие иски могут подать пострадавшие в авиакатастрофе и родственники жертв?