aif.ru counter
42

Троянский конь ювенальной юстиции

Есть в нашей речи ключевые слова, которые, как и полагается ключам, отворяют дверь в некое смысловое пространство. Среди них встречаются и подобные лому - ими можно сбить любой замок и вломиться в любую дверь. К таким "ломовым" относится - "насилие". Мало какое слово в современной жизни имеет столь выраженную отрицательную окраску. Тем более с добавкой "над детьми"...

Есть в нашей речи ключевые слова, которые, как и полагается ключам, отворяют дверь в некое смысловое пространство. Среди них встречаются и подобные лому - ими можно сбить любой замок и вломиться в любую дверь. К таким "ломовым" относится - "насилие". Мало какое слово в современной жизни имеет столь выраженную отрицательную окраску. Тем более с добавкой "над детьми"...

НО ИНОГДА голова каким-то парадоксальным образом реагирует на эти словесные удары. Вдруг тебя озаряет мысль: а почему это проблема насилия над детьми так сейчас взволновала политиков и общественных деятелей, которые сделали все, чтобы они оказались в нынешней бедственной ситуации? Когда стали вводить плату за обучение, что закрывает путь в ВУЗы будущим Ломоносовым из глубинки. Которые возмущаются, замечая робкие попытки ввести что-то вроде нравственной цензуры?! Хотя бы для несовершеннолетних.

Признаться, мы долго не могли понять это противоречие. Ситуация прояснилась сравнительно недавно - когда защитники детей поставили вопрос о введении ювенальной юстиции.

Услышав непривычное название, люди обычно пожимают плечами и спрашивают: "А что это такое?" И если им сказать, как говорят сторонники данного нововведения, что речь идет о создании специальных судов для несовершеннолетних, которые необходимы для полноценной защиты прав детей, то никто и не заподозрит ничего плохого. У нас же много всяких институтов детства: детские сады, школы, детские спортивные секции, детские поликлиники, больницы, санатории, лагеря. Почему бы не быть и специальным детским судам?

А между тем ювенальная юстиция ("ювенальная" - т.е. для несовершеннолетних) представляет собой такой подрыв детско-родительских, общественных отношений и всего российского жизненного уклада, что по сравнению с ней предыдущие реформы - это выстрелы новогодних шутих. Используя защиту детей от насилия в качестве демагогического прикрытия, некоторые реформаторы пробивают две главные инновации: 1) предоставление детям юридически и административно обеспеченного права подавать в суд на своих родителей, воспитателей, педагогов и прочих взрослых; и 2) создание отдельного ведомства, которое возьмет на себя всю работу с детьми и подростками группы риска.

Поскольку пагубность этих реформ не лежит на поверхности, стоит рассмотреть их поподробнее.

Кто же будет жаловаться?

Давайте зададимся вопросом: предусмотрено ли в нашем УК защита детей от насилия? Да. Органы вместе с милицией, прокуратурой, школой, психолого-педагогическими службами опеки регулярно лишают кого-то родительских прав за дурное обращение с детьми, а кто-то даже идет за это под суд. Конечно, бывают коррупция, превышение полномочий, халатность. Но кто сказал, что с появлением ювенальной юстиции у нас будут защищать детей только бессеребреники и профессионалы?

Зачем же предоставлять детям право самостоятельно подавать в суд на взрослых? Мы задавали эти вопросы разным людям. И ничего более вразумительного, чем "так детям будет спокойнее", не услышали. Поскольку мы не первый год наблюдаем детей (в том числе и получивших психотравму, связанную с насилием), позволим себе усомниться в правильности данного утверждения. Не абстрактные разговоры о "бедных детках", а конкретная практика работы с ними показывает, что когда с ребенком действительно жестоко обращаются, он своих истязателей боится. Ему не то что обратиться в суд, страшно даже какому-то хорошо знакомому взрослому пожаловаться.

А с легкостью (порой даже с удовольствием) жалуются на своих родителей дети-манипуляторы, эгоцентрики, избалованные, распущенные, демонстративные. Встречаются среди них дети с нешуточными психическими заболеваниями. Например, шизофреники, страдающие неадекватным восприятием действительности. В том числе и отношений со взрослыми. "Я пойду искать другую маму!" - уже в три года говорила девочка, недавно попавшая к нам на прием. И действительно шла, не разбирая дороги, а испуганная мать бежала за ней и готова была выполнить любые ее требования. Подчеркнем: это не единичный случай. Таким детям только ювенальной юстиции не хватает, чтобы уже на законных основаниях помыкать своими близкими.

Чем чревато?

Хочется привести несколько примеров. США. В семье русских эмигрантов обычный бытовой конфликт. Подрастающая дочь требует купить ей очередную модную обновку, а у родителей денежные затруднения. Они пытаются объяснить, что у них большие долги по кредитам. Она не желает слушать, приводит в пример богатых одноклассниц, кричит, наседает на мать, оскорбляет ее... Та хватается за сердце, и отец, испугавшись за жену, берет дочь за руку и выволакивает за дверь. Вот, собственно говоря, и все. Американский пуганый папа даже мысли не допускает о том, чтобы врезать своей распоясавшейся дщери. Однако она все равно посчитала себя оскорбленной и ринулась за поддержкой к соседям. Вскоре они явились в качестве понятых с полицией, на запястьях "отца-насильника" замкнулись наручники, и его препроводили в участок. Правда, в последний момент дочь поступила не так, как ее учили в американской школе и, когда дело дошло до подписания протокола, отказалась его подписывать. Поэтому отца в тюрьму не посадили и родительских прав не лишили, взыскали штраф и сделали строгое предупреждение.

А вот пример из России. В "Обзорной справке о судебной практике по делам о преступлениях против семьи и несовершеннолетних (статьи 150-157 УК РФ), рассмотренным судами Ростовской области", судья Воронова Е.Л., горячая сторонница ювенальной юстиции, приводит дело некоего опекуна Михова И.И., получившего по одной статье шесть месяцев исправительных работ, а по другой - пять (в сумме почти год) за жестокое обращение со своим одиннадцатилетним подопечным. В чем же оно заключалось? Цитируем справку: "выражал словесно и жестами угрозы побоями" (т.е. не бил, а видимо, говорил что-то вроде "ну, я тебе сейчас дам!", "смотри, ты у меня получишь" и т.п.), "за незначительные проступки ставил несовершеннолетнего в угол на длительное время", а также "против воли и желания принуждал несовершеннолетнего принимать пищу" (в народе говорят - "пичкал").

Конечно, мы не знакомы со всеми обстоятельствами дела и, возможно, подсудимый - сущий изверг. Но тогда почему в справке не фигурируют более серьезные вещи, кроме наказания углом, которое, кстати, всегда считалось одним из самых невинных, классических, применяемых даже к малышам? Ну, а обвинение в насильственной кормежке! Ладно бы голодом морил! А тут покупал продукты, готовил, да еще заставлял съесть. Небось, еще и криминальные угрозы допускал, типа "пока не съешь, не встанешь из-за стола".

Результаты "свободного" выбора

Когда заманивают в западню, всегда стараются чем-то прельстить. Даже реклама ада может быть подана как увлекательное путешествие в теплые края, где дым костра создает уют. Так и в истории с ювенальной юстицией: народу не рассказывают, что детям дается возможность сажать родителей за решетку. А также о том, что о нормальном образовании в условиях ювенальной юстиции говорить уже не придется. Не секрет, что у очень многих современных детей нет личной мотивации к учебе, и родителям стоит большого труда принудить их хоть как-то заниматься. Ювенальная юстиция и тут будет на стороне ребенка. Не хочет - это его свободный выбор. И чтобы никакого насилия! В западных школах недаром учебу подменили играми. Как охотники обкладывают флажками волков, так обложили там учителей правами ребенка. И учителя уже не имеют возможности реально влиять на учебный процесс. Поэтому приходится делать хорошую мину при плохой игре и фактически превращать классы в игровые комнаты детского сада. Потом, правда, происходит резкая смена декораций в виде экзамена, определяющего (часто на всю жизнь) дальнейшую судьбу ученика. И те, кто все школьные годы при попустительстве взрослых забавлялись на уроках вместо того, чтобы серьезно учиться, остаются у разбитого корыта. Свободный выбор с этого момента весьма ограничен: можно выбирать недорогие продукты, недорогие вещи и развлечения. О переходе же на другой, более высокий социальный (и соответственно, материальный) уровень подавляющее большинство населения "развитых" стран вынуждено позабыть навсегда.

Пузыри земли

Для чего же на самом деле в мире внедряется ювенальная юстиция? Для чего последовательно выстраивается юридически защищенная система растления несовершеннолетних, потакания их буйству и агрессивности? Зачем между ними и здравомыслящими взрослыми воздвигается стена отчуждения и неприязни?

Для превращения всего населения страны в послушных граждан, государству необходимо перекрыть каналы передачи культурных традиций. А важнейший из этих каналов - канал семейного воспитания. Если дети перестают доверять родителям, перестают их слушаться, они становятся легкой добычей совсем других "воспитателей".

Помогает ювенальная юстиция решить и одну из задач глобализма - задачу депопуляции. Как известно, идеологи глобализма очень обеспокоены ростом мирового народонаселения и всячески стараются его (рост) прекратить. Та же ООН заявляет об этом вполне открыто. А ювенальная юстиция провоцирует нежелание иметь детей. Зачем мучиться, рожать, не спать ночей, тратить столько сил и средств? Чтобы едва научившись говорить, твое дитя тебе безнаказанно хамило и чуть что - грозилось упечь за решетку?

Мы уверены, что безуспешность попыток в некоторых западных странах экономически простимулировать рост рождаемости среди коренных жителей связана не только с их излишней приверженностью к комфорту. Слишком больно жить под одной крышей с юным шантажистом, доносчиком или, в лучшем случае, наглым квартирантом и понимать, что это твой собственный ребенок и что ты с ним ничего не можешь поделать.

Но и в самых спокойных, сытых, с виду благополучных странах зреет тектонический взрыв детско-подростковой агрессии. То тут, то там сквозь тонкую пленку западной политкорректности прорываются шекспировские "пузыри земли". То в старой доброй Англии школьники расстреливают одноклассников и учителей. Самому младшему массовому убийце было, если не ошибаемся, пять лет. Он палил по детсадовским друзьям, предварительно хорошенько натренировавшись на убийстве компьютерных человечков.

Агрессия закачивается в подрастающее поколение лошадиными дозами. И поколение пузырится. Несколько лет назад по Европе прокатилась целая волна школьных погромов, в которых ученики жестоко избивали учителей и директоров.

Дальше - больше. Вы думаете, почему полицейские сходили с ума во время наводнения в Новом Орлеане? Они что, никогда не видели, как мародеры грабят магазины, дерутся и даже убивают? Нет, они и не такое видали. Это все-таки не выпускницы пансиона для благородных девиц. Но вот к тому, чтобы вошедшие в раж юнцы, глумливо хохоча выпускали из живых людей кишки на глазах у парализованной ужасом толпы - к этому американские стражи порядка пока не привыкли.

А бесчинства в Париже, продолжавшиеся больше месяца? Не все, наверное, в курсе, что в них принимала участие шпана от 10 (!) до 25 лет. А до массовых поджогов машин охамевшие подростки года полтора регулярно тренировались на стариках и инвалидах, избивая их на улице средь бела дня. Опять-таки на глазах у изумленной публики, поскольку в нынешней подростковой субкультуре именно прилюдное безобразие считается признаком геройства. А чего им бояться? Ведь и в Америке, и во Франции их права надежно защищены ювенальной юстицией. Франция - вообще ветеран этого дела, там ювенальная юстиция введена с 1949 года. Что ж, плоды налицо.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Как пройдет инаугурация Зеленского и кто на нее приедет?
  2. Как могут измениться доплаты к пенсиям с 2020 года?
  3. Будет ли оружие стрелять в космосе?