1704

Око - за два
Жизнь, выжженная серной кислотой

Статья из газеты: АиФ Европа № 1 05/05/2010

Сейчас она живёт в Испании, в Барселоне, далеко от своей родины, где её в буквальном смысле лишили лица. Отняли возможность видеть свет. Даже плакать...

СЕЙЧАС она живёт в Испании, в Барселоне, далеко от своей родины, где её в буквальном смысле лишили лица. Отняли возможность видеть свет. Даже плакать... У неё остался только один глаз, из которого могут течь слёзы. Но она ещё вернётся домой, чтобы покарать преступника: око за око - так постановил иранский суд, опять же в буквальном смысле.

ЖИЗНЬ Амени пять лет назад раскололась на две части: "до" и "после". Учёба на факультете электроники Тегеранского университета, улыбка, яркая внешность, взгляд в будущее - всё это было "до". До того, как среди бела дня на шумной улице Тегерана отвергнутый претендент в мужья плеснул ей в лицо серной кислотой... Ей было тогда всего 24 года. Теперь она не видит своего будущего. Да и настоящее тоже в полной темноте.

До сих пор ей снится этот кошмар: вот он приближается, улыбаясь... "Я не знаю, не знаю, этот человек даже не был моим женихом, мы только учились вместе в университете..." - говорит Амени.

Попробуйте закрыть глаза и выйти из дома

НА ВСТРЕЧУ с корреспондентом "АиФ. Европа" Амени пришла с сестрой Шади. "Скоро у Шади заканчивается трёхмесячная виза, а мне предстоит новая операция по пересадке кожи на лице. Хотелось бы продлить ей визу, чтобы кто-то был со мной. Собираемся обратиться к бесплатному адвокату, не знаю, получится ли", - рассказывает Амени.

Мы сидим в кафе за чашкой чая. За окном шумит городская жизнь, такая привычная для многих и недоступная для Амени. Попробуйте хоть на пять минут закрыть глаза. А потом выйти из дома...

За пять лет она перенесла восемнадцать операций, каждая - несколько часов на хирургическом столе. Кислотой сожжено лицо, руки. Одного глаза больше нет совсем. Иранские врачи оказались бессильны и связались с коллегами из Испании. Благодаря доктору Рамону Медель из барселонского Института глазной микрохирургии Амени смогла увидеть хотя бы свет и тени вторым, менее повреждённым глазом. Но, увы, чудо длилось недолго.

- Сначала мне помогло иранское правительство, выделив деньги на операцию. Но других доходов не было. Не было и жилья. Некоторое время после первого курса лечения в клинике пришлось ночевать в "отеле" для бездомных. Потом знакомые помогли найти комнату. Но в приюте я заразилась какой-то инфекцией и окончательно потеряла зрение, - говорит Амени.

- Я учила испанский язык на улице. Садилась на лавочку в людном месте и разговаривала с теми, кто подходил. Просила, чтобы меня поправляли, если ошибаюсь. Ко мне всегда кто-нибудь подходил. Здесь очень приветливые люди. В районе, где я живу, многие меня знают и помогают, чем могут. Потому я не могу переехать, для слепых это очень тяжело - оказаться в незнакомом месте.

Амени живёт на пособие каталонского правительства - 400 евро в месяц. Столько же она должна была платить за небольшую комнату в центре Барселоны. Когда приехала сестра, хозяин поднял цену. В комнатке они с трудом помещались вдвоём. Знакомые помогли найти по соседству более просторное жильё, но за более высокую арендную плату. А ещё нужно оплачивать лекарства, еду...

- Как же тебе удается выживать на 400 евро?

- Раньше мне материально помогал друг из Америки. Но теперь он не может больше присылать деньги. Иногда помогают журналисты, просто люди, прочитавшие про меня в газетах.

- А социальные службы? Иранская община в Испании?

- Никто. Даже социальный работник не приходит. Я хотела пойти на курсы, чтобы освоить метод чтения для слепых, информатику. Но в организации для слепых "Онсе" работают только с гражданами Испании, а у меня нет гражданства. До того как приехала сестра, я жила одна и научилась всё делать сама: готовить, гладить, стирать, прибирать. Только одной очень грустно, хочется, чтобы кто-то был рядом.

У меня дома большая семья - семеро братьев и сестер. Но мама не может получить визу, чтобы ухаживать за мной. Брат болен, он сломался психически после того, что случилось со мной. Он всегда, долго был рядом, и теперь нервы не выдержали. У остальных свои семьи.

В Барселоне я познакомилась с одним русским мужчиной, который предлагал свою помощь, но потеряла его телефон. В Иране живёт много русских, они хорошие люди. А ещё я слышала, что у вас очень красивые девушки, - Амени улыбается, но голос её дрожит от слёз.

Приговор: 20 капель кислоты

- ТЫ хотела бы вернуться на родину?

- Иран не приспособлен для слепых. Там интенсивное движение на улицах, и никто не останавливается, чтобы помочь. Мы живём на четвёртом этаже без лифта, и подниматься по крутой лестнице, не видя, тоже непросто. В Испании мне ещё предстоят операции. Мне нравится жить в Барселоне.

И всё же Амени уже трижды ездила в Иран и намерена отправиться туда снова. Вернуться не ради мести, а "чтобы восторжествовала справедливость". Её обидчик ждёт исполнения приговора суда в тюрьме. В Иране, по закону талиона, предусмотрено наказание, равное преступлению. То есть "глаз за глаз". Амени полна решимости поступить с человеком, сломавшим ей жизнь, так же, как он с ней, - лишить зрения.

По законам шариата два глаза женщины равноценны одному мужскому. На первых заседаниях суда и был "отдан" для кары лишь один глаз виновного. За второй нужно было доплатить 20 000 евро. Но в окончательном вердикте, зачтя и то, что Амени не получает компенсации за увечья и что вред нанесён не только зрению, но и внешности женщины, судьи вынесли приговор о "равном" наказании. Преступнику должны закапать в глаза 20 капель кислоты.

"Я не смогу сделать этого сама, потому что не вижу, но есть много людей, готовых сделать это за меня, - говорит Амени. - Он не почувствует боли, как я, так как будет под наркозом. И его лицо не будет разъедено кислотой. И душа, как моя, - тоже. Но он должен быть наказан за то, что он сделал".

Она уверена, что эта суровая кара - лишение зрения - и широкая огласка помогут уберечь других женщин от той судьбы, которая постигла её. В Иране "разборки" с помощью кислоты - далеко не редкий случай.

Живу настоящим

В ХОДЕ беседы Амени очень приветлива, нисколько не комплексует по поводу своей внешности, достаточно независима. Короткая стрижка, тёмные очки. Сейчас ей наращивают кожу на шее для дальнейшей пересадки на обожжённые части лица - той самой операции, что предстоит осенью.

- Чем ты занимаешься в свободное от процедур в клинике время?

- Сегодня мы встали в полдесятого, позавтракали. Я приняла душ. Потом прибирались, приготовили обед - иранское блюдо из яиц и картофеля. Потом я записывала на диктофон книгу, поспала, и мы пришли на интервью.

- Ты собираешься издать книгу?

- Мой американский друг - журналист, о котором я говорила, решил написать обо мне книгу. Я расскажу обо всём, что произошло со мной. Надеюсь, что книга выйдет в следующем году и у меня благодаря этому появятся средства на продолжение лечения и на жизнь. Я ведь не могу работать. В клинике в Барселоне знают, что у меня нет денег, и некоторые операции делают бесплатно. Но не все.

- Что помогло тебе пережить весь этот кошмар, не озлобиться на мир?

- Я стараюсь жить сегодняшним днём. У меня ничего нет, чтобы думать о будущем. А в прошлом было слишком много боли, чтобы о нём всё время помнить. Я живу настоящим.


Мы публикуем счёт Амени в испанском банке, возможно, кто-то из читателей захочет ей помочь...

AMENE BAHRAMINAVA
Реквизиты в банке "La caixa"
IBAN: ES63 2100 3017 0821 0287 5810
BIC: CAIXESBBXXX


КОММЕНТАРИЙ

Ветхозаветное "око за око" - вовсе не призыв к мести, как это нередко толкуется, а, наоборот, законодатель. ный шаг того времени к её ограничению.

Рассказывает игумен Арсений (СОКОЛОВ), настоятель Всехсвятского прихода Московского патриархата в Лиссабоне:

- Когда 35 веков тому назад израильский народ во главе с Моисеем принял Синайское откровение, включавшее в себя и уголовные заповеди равного возмездия ("око за око", "зуб за зуб" и т. п.), для человечества это было шагом вперёд, к более гуманному и милосердному обществу. Ведь тогда во всём мире господствовали куда более суровые законы - законы кровной мести, и за выбитый глаз или зуб родственники изувеченного должны были вырезать весь род обидчика. Моисеев закон поставил преграду этой бесчеловечной практике. Исламом вполне восприняты эти древние, дохристианские принципы.

Учение Христа учит человека и общество милосердию, состраданию, всепрощению. Народы, соединившие в своем законодательстве римское право и христианские заповеди, сегодня с ужасом взирают на жестокую практику уголовных наказаний в исламских странах или, например, в Китае.

Актуальные вопросы

  1. Что за «четыре союза» с ЕС хочет создать Порошенко?
  2. Реально ли пересадить голову человека?
  3. Когда могут оштрафовать за использование аварийки на дороге?


Какая система оценок в школе самая правильная?

Новое на AIF.ru