aif.ru counter
1399

В. В. Жириновский: "Студент должен быть голодным!"

Статья из газеты: Я молодой № 1-02 15/01/2003

С Владимиром Жириновским мы встретились на одном празднике, куда его пригласили как почетного гостя. Договориться о встрече с вице-спикером не удалось по причине его занятости, однако Владимир Вольфович запросто согласился поговорить во время перерыва. Мы ходим по фойе, а следом за нами трусит весь штат охраны. Жириновский отвечает на ходу, периодически останавливаясь перед зеркалом и разглядывая собственное отражение, поправляет и без того ровный галсук и продолжает. Я ловлю себя на мысли, что когда-то именно этот человек устраивал регулярные лихие закидоны на TV и в Думе. Сейчас в это верится с трудом...

Досье "Молодого"

Владимир Вольфович Жириновский родился 25 апреля 1946 года в Алма-Ате. Мечтая стать дипломатом, в 1964 году поступил в Институт восточных языков при МГУ и стал изучать турецкий язык. Через год параллельно поступил в Университет марксизма-ленинизма на факультет международных отношений. На третьем курсе попытался вступить в КПСС, но не получил необходимых рекомендаций. Перед дипломом проходил годичную практику на турецком металлургическом заводе в качестве стажера-переводчика. Однако турецкая практика была омрачена арестом Владимира Вольфовича за "коммунистическую пропаганду": Жириновский дарил своим знакомым советские значки. Практиканта выслали из Турции, и этот эпизод испортил всю его дальнейшую карьеру: ему закрыли доступ в партию, на много лет он стал "невыездным", а после получения диплома направлен в распоряжение Министерства обороны СССР. После этого будущий председатель ЛДПР проходил службу в Закавказском военном округе, в Тбилиси, в должности офицера штаба округа.

После службы работал в секторе Западной Европы Международного отдела Советского комитета защиты мира. После миротворческой работы Владимир Вольфович избрал работу образовательную - в деканате по работе с иностранными студентами Высшей школы профсоюзного движения. Параллельно обучался на вечернем отделении юридического факультета МГУ. Диплом юриста определил его дальнейшее трудоустройство - следующие пять лет Жириновский работал в Инюрколлегии Министерства юстиции СССР. Перед тем как начать свою карьеру в ЛДПР, семь лет был в должности старшего юрисконсульта в издательстве "Мир".

С Владимиром Жириновским мы встретились на одном празднике, куда его пригласили как почетного гостя. Договориться о встрече с вице-спикером не удалось по причине его занятости, однако Владимир Вольфович запросто согласился поговорить во время перерыва. Мы ходим по фойе, а следом за нами трусит весь штат охраны. Жириновский отвечает на ходу, периодически останавливаясь перед зеркалом и разглядывая собственное отражение, поправляет и без того ровный галсук и продолжает. Я ловлю себя на мысли, что когда-то именно этот человек устраивал регулярные лихие закидоны на TV и в Думе. Сейчас в это верится с трудом...

Слышал, что вы преподаете...

Владимир Жириновский: Да, я читаю лекции, но очень редко, потому что времени не хватает. Читаю вводную лекцию в Институте мировых цивилизаций, Открытом университете и на социологическом факультете МГУ им. Ломоносова.

Какой вы видите сегодняшнюю молодежь?

ВЖ: Сегодняшняя молодежь, безусловно, хорошая. Немножко, может быть, пассивная, немножко неэнергичная, но это просто такой этап, исторический цикл. Ведь мы росли после войны, тогда было сильное влияние послевоенного поколения - целину поднимали, какой-то там БАМ строили, - сейчас этого нет. Но все равно молодежь хорошая. Она более развитая, культурная, интересующаяся.

А каким вы были в молодости?

ВЖ: Я был очень любознательным: учился с семи до тридцати семи лет без перерыва. Прошел все виды обучения - очное, заочное, вечернее, курсы. Изучал языки и политику - все, что меня интересовало.

Какие проблемы возникали?

ВЖ: Были проблемы с руководством вузов, в основном когда я занимал другую позицию и критиковал их. Им это, конечно, не нравилось. Мне отказывались давать нормальные характеристики, не выпускали за границу, словом, держали на учете. За мной всегда следили, начиная с детского сада. Меня, так сказать, побаивались и старались изолировать, чтобы я не влиял на окружающих.

Но можно сказать, что это была своеобразная школа?

ВЖ: Да, мне это помогло. Тогда я приобрел опыт, своего рода закалку. А сейчас страна изменилась в ту сторону, в которую я предсказывал, и все эти приобретенные качества сейчас реализовываются.

Кому из музыкантов или писателей вы сегодня симпатизируете?

ВЖ: Никому. Нет никого, кто бы мог быть моим любимым писателем или музыкантом. Все понемножку: что-то у Стефана Цвейга, что-то у Солженицына, что-то у Чайковского. Нельзя замыкаться на одном.

А из молодых спортсменов, актеров или музыкантов кто нравится?

ВЖ: За музыкой не слежу. Из спортсменов тот паренек из Омска (имеет в виду Дмитрия Сычева. - Прим. автора). Строптивый он, все с ним борются, а он не сдается. Он себя проявил, какая-то независимость в нем присутствует. Павел Буре нравится.

Почему государство не думает о том, что нужно, скажем, прибавить студентам стипендию, а думает только о том, как забрать всех в армию?

ВЖ: Стипендия всегда была маленькая. Потому что полуголодный студент больше думает. Проявляет инициативу. Вот у меня было мало денег - и я больше учился. А те, у кого было много денег, - все плохо кончили. Они все хуже меня. Они были из богатых семей, сытые и довольные, и у них все было. Сейчас они все внизу. А я над ними над всеми поднялся.

Так это что, какая-то скрытая правительственная программа стимуляции обучения?

ВЖ: Нет. Просто в правительстве понимают, что если дать молодежи денег, то ничего хорошего не получится. Нужно стараться, чтобы молодые люди сами старались добиться всего. Если они будут сытые и довольные - им ничего не будет нужно.

Большинство молодежи равнодушно к политике. Это хорошо или...

ВЖ: Плохо. Очень плохо.

Но почему так происходит?

ВЖ: Потому что современная молодежь, сама того не осознавая, устала от всего этого. Их родители были слишком политизированы: собрания, выступления, митинги. А сейчас обратный процесс - дети от этого устали.

Почему молодые больше всего симпатизируют вам, нежели другим политическим деятелям?

ВЖ: Молодым нравятся смелые и открытые люди, способные говорить доступным языком на любую тему без бумажек и подсказок. Молодежь любит все стремительное и жесткое.

Пожелать что хотите молодежи?

ВЖ: Дерзать, дерзать, дерзать! Пораньше определиться в жизни, заниматься своим делом и не останавливаться. Меньше рассчитывать на помощь посторонних, а пробиваться в этой жизни самим. И делать прежде всего только то, что нравится. Если просто пытаться, как некоторые, заработать денег - вы их заработаете, но потом вам станет противно. Потому что это не главное. Достаток, бесспорно, нужен, но прежде всего должно быть удовольствие. Деньги - это не показатель счастья. У меня есть двадцать пар обуви - это не показатель. Но у меня есть десять тысяч книг - это показатель. Сейчас множество людей имеют огромные деньги, но они несчастны. Я видел таких в Нью-Йорке, Париже, Москве, где они погибают от скуки и одиночества. Я ехал с одним человеком по Нью-Йорку, у него самая дорогая машина стоимостью 350 тысяч долларов. Он привез меня в особняк, который стоит 180 миллионов долларов. Но я не видел, чтобы он был счастлив, и не испытывал радости от того, что с ним встречаюсь. Поэтому счастье - это когда человек честен. Когда он может смотреть на всех и никого не боится. Тогда он счастлив.

А вы счастливы?

ВЖ: Конечно. В полной мере и в высшей степени.

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Можно ли разным людям пользоваться одной мочалкой?
  2. Что за история с избиением школьника в Хабаровском крае?
  3. Где и когда смотреть матчи сборной России с Германией и Швецией?