aif.ru counter
9

СМЕРТЬ ДЕЛАЕТ ДОБРЕЕ

Статья из газеты: Я молодой № 37-38 13/09/2000

"Пришельцы с гражданки" на войне всегда вызывают подозрение, затем какой-то нездоровый интерес. В первые минуты разговора с солдатами чувствуешь себя или гуманоидом, случайно занесенным сюда попутным метеоритом, или обыкновенным хамом

"Пришельцы с гражданки" на войне всегда вызывают подозрение, затем какой-то нездоровый интерес. В первые минуты разговора с солдатами чувствуешь себя или гуманоидом, случайно занесенным сюда попутным метеоритом, или обыкновенным хамом. "Они здесь жизнями рискуют, скучают по дому, чего только не терпят, я же - сытый и довольный, так, заглянул к ним поспрашивать о жизни". Общение с человеком из другого мира, где все нормально, действует на ребят, привыкших к крови, расслабляюще. А это чревато срывом.

Можно, конечно, пережить стресс и в реабилитационном центре, только мало кто пойдет туда добровольно. Стыдно перед товарищами. Лучше попросить командира отдохнуть денек после боевого задания, чем валяться на кровати среди цветочков и клеток с канарейками, зная, что в двухстах метрах от тебя твои друзья живут обычной солдатской жизнью и выполняют свою суровую мужскую работу. Это лучшая терапия.

ПСИХОЛОГИ говорят, что наибольшую нагрузку испытывают саперы. Нетрудно представить, как бьет по нервам постоянное понимание того, что любая твоя невнимательность приведет к смерти идущих позади ребят. Они эту смерть обязаны найти и уничтожить. Такая вот "будничная" работа. Но, как ни странно, внешне это на них почти не отражается. Обыкновенные мальчишки. Единственное, что выдает их, - это глаза, которые излучают какую-то странную теплоту и внимание. Как у столетних стариков, повидавших виды за свою жизнь. И взгляд - так, невзначай пробегающий по земле во время ходьбы. Это профессиональное, и на гражданке сразу избавиться от привычки невозможно.

КОНТУЗИЯ СО СПРАВКОЙ

- Напиши, пожалуйста, про то, как нас на работу могут не взять после армии, - говорит солдат с почерневшим от загара лицом.

- И в институт, - добавляет другой.

- Почему?

- Наверное, считают, что защитники Родины возвращаются из Чечни отморозками. А какие мы отморозки? Вот посмотри - все нормальные ребята. Меня контузило два раза. Ну и что? Похож я на чокнутого? А врачи на гражданке сразу диагноз выпишут. Шизу какую-то. Хорошо, что командир все улаживает...

- Но ведь со справкой можно сразу в тыл попасть?

- А чтобы домой попасть, можно и ногу себе прострелить или отравиться. Нет, уж лучше мы писем будем ждать.

Получение писем в разведбатальонах контролируют офицеры. За каждым счастливчиком наблюдают и следят, от кого пришло письмо. И какова реакция парня. Если солдат начинает вести себя неадекватно, его успокаивают и приводят в норму. Неспроста же офицеры живут в одних палатках с солдатами.

ПОБЕГ ОТ ДЕДОВЩИНЫ

- Как ваши родные отреагировали на то, что вы едете сюда?

- У кого как. Кто-то вообще не сообщал своим, что он здесь. Кто-то сразу сказал. Я, например, признался сразу. В тылу бы они меня быстро отговорили. Решил перестраховаться. Зато на полгода раньше домой попаду.

- Здесь хуже, чем в штабе?

- Не думаю. Многие наши ребята специально от дедовщины сюда убежали. Да, здесь опасно. Но я знаю, что здесь меня считают за человека. Все в равных условиях, понимаешь. Смерть делает людей добрее. А там зажравшиеся рожи штабных офицеров и прапоров до самоубийства довести могут одним своим видом. К тому же здесь я знаю, что приношу пользу другим, а не копаю огород полковнику. Я нахожу мины, на которых кто-то бы обязательно подорвался.

Боевики научились закладывать мины в самые неожиданные места: в жестяные банки с напитками, в видеокассеты, фонарики и даже в стаканы. Но больше всего поразила саперов взрывчатка, прикрепленная к висящему на дереве абрикосу. Знают, подонки, что не избалованные фруктами бойцы всегда рады полакомиться сладеньким...

- Как ищут мины?

- Вперед посылаются три-четыре человека, они "протаптывают"дорогу другим, которые начинают обследовать другие сектора, прокладывая дорогу следующим. Если просматриваем дороги, то идем по обочине. Протыкаем землю щупом, ищем металлоискателем. Растяжки находим благодаря глазам и интуиции. Но лучше всего работать с собакой. С нашей Диной.

Когда собака находит мину, то садится ровно в восьмидесяти сантиметрах от нее (специально замеряли). Через несколько секунд в радиусе пятидесяти метров вы не увидите ни одного солдата. Затем к этому месту подходят командир взвода и двое солдат. Вместе они снимают и ликвидируют взрывчатку. Однажды, проезжая на бэтээре, Дина "учуяла" в километре от дороги цех по выплавке тротила. А еще раз нашла гранату в куче навоза.

Единственная проблема - она плохо переностит жару. Не может работать больше сорока минут. Приходится загонять ее под машину и поливать водой. А вообще она у нас умница. Ее все здесь любят.

- Чем вы ее кормите?

- Только самым лучшим со своего стола. Ни в чем не отказываем. Ее уже один раз контузило. Два месяца без нее работали. Трудно было, надо сказать.

- А у вас были потери?

- Нет. За полгода ни одного раненого. По показателям - 100%-ный результат. Да и вообще саперы осторожные люди. Жертв среди нас меньше всех. Наверное, потому, что каждый надеется только на себя.

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Какое оружие представила Россия на оборонной выставке в ОАЭ?
  2. Можно ли платить за электричку на выходе со станции?
  3. Какие средства бесполезны при гриппе?


А что вы думаете по поводу тарифной политики в ОСАГО?