aif.ru counter
148

Уборы прибирают к рукам

Статья из газеты: АиФ Москва № 37 11/09/2002

Если бы граф Шереметев имел возможность встать из могилы и посмотреть, во что превратился парк его усадьбы в подмосковном селе Уборы, графскому гневу не было бы предела. Ладно, сама усадьба давно утрачена, но до последних лет настоящим украшением здешних мест оставался храм Спаса Нерукотворного Образа, построенный в конце XIV века, и прилегающий к нему Шереметевский парк. Сюда приезжали из соседних деревень, здесь снимались фильмы и видеоклипы, а уж для 2 тыс. жителей села Уборы и деревни Дубцы лучшего места отдыха было не сыскать. Вскоре, похоже, гулять будет негде. Парк отдают под застройку.

ЕСЛИ бы граф Шереметев имел возможность встать из могилы и посмотреть, во что превратился парк его усадьбы в подмосковном селе Уборы, графскому гневу не было бы предела. Ладно, сама усадьба давно утрачена, но до последних лет настоящим украшением здешних мест оставался храм Спаса Нерукотворного Образа, построенный в конце XIV века, и прилегающий к нему Шереметевский парк. Сюда приезжали из соседних деревень, здесь снимались фильмы и видеоклипы, а уж для 2 тыс. жителей села Уборы и деревни Дубцы лучшего места отдыха было не сыскать. Вскоре, похоже, гулять будет негде. Парк отдают под застройку.

Замок на холме

ТЕРРИТОРИЯ Шереметевского парка (около 3 га) относится к природоохранным землям федерального значения, оборот которых запрещен. Это ни много ни мало памятник истории и культуры. Тем не менее один жилец на этих землях уже обосновался. Художник Александр Шилов построил на вершине холма двухэтажный замок с башенками, обнесенный по большому периметру зубчатым забором. Понятно, что это творение зодчества уже не снести, и население смирилось с его присутствием, но, видимо, удача, улыбнувшаяся "придворному живописцу", не дает покоя другим. По соседству с замком вовсю кипит работа по закладке нового фундамента. Причем на том самом месте, где когда-то стояла усадьба Шереметевых (ну не круто ли?). Говорят, что строители находят на глубине нескольких метров остатки стекла и посуды. Думаете, вызывают археологов? Как бы не так... Впрочем, стекла здесь хватает: склон холма усеян водочными бутылками. Замусорен и сам липовый парк. Повсюду валяются пластиковые бутылки и пакеты.

"Мы еще в 90-х гг. стали догадываться, какая судьба может постигнуть этот парк. Поэтому пытались подстраховаться, - рассказывает председатель общественного Совета самоуправления Валерий Пьянов. - Было бы лучше, если б вся эта территория отошла церкви - тогда ее сохранность можно было бы гарантировать. Но этого сделать не успели, началось строительство. Мы проводили сходы, принимали какие-то решения и передавали их в администрацию своего округа. Но глава принимал прямо противоположные решения. Спрашивается: где же закон? Ведь там сказано: вопросы отвода, изменения целевого назначения земель согласовываются с местным населением. А Министерство культуры? Не странно ли, что оно так легко дает согласие на отвод земель, находящихся под охраной государства?"

Сейчас жители села Уборы готовы терпеть не только замок художника Шилова, но и строящийся дом его соседа. Говорят, все равно изменить ничего нельзя. Но вот третий участок, отданный под застройку совсем недавно, станет, по их мнению, началом конца парка - тогда наплыв желающих остановить будет невозможно.

Семь лиственниц

КАК было сказано, здесь же, на холме, стоит красивейшая церковь - храм Спаса Нерукотворного Образа (см. фото). До ноября прошлого года в непосредственной близости от нее располагался ветхий деревянный дом. Ни отопления, ни канализации, ни газа. Одним словом, избушка. Находясь на балансе у сельской администрации, она, как правило, пустовала, хотя свой жилец у нее был. Валентин Бочков поселился в ней с согласия сельсовета еще в советские времена. Юридических прав на жилье он не имел, но прописку каким-то образом получил. Соседи говорят, старик хорошо закладывал за воротник и летом избушка превращалась в притон алкоголиков. А в ноябре прошлого года при странных обстоятельствах сгорела.

"Приезжал до этого один человек из Москвы, любовался нашими красотами, - рассказывает Пьянов. - Церковь-то у нас великолепная, а совсем рядом, через дорогу, - маленькая рощица в семь огромных лиственниц. Очень, говорит, мне эти лиственницы нравятся, как хорошо было бы здесь поселиться".

На следующий день после того, как избушка сгорела (в ней, слава богу, никого не было), в сельской администрации объявились родственники пенсионера Бочкова. Ничтоже сумняшеся они заявили, что этот дом принадлежал Бочкову и он имеет право на выделение ему в собственность нового участка. Причем не где-нибудь, а под теми самыми лиственницами...

Распоряжением главы округа пенсионеру был выделен участок площадью в 0,15 га. Стоит ли говорить, что земля тут же была продана тому самому москвичу, который в прошлом году любовался этими красотами. "Пенсионер Бочков - подставная фигура, - убежден Валерий Пьянов. - Здесь одно нарушение на другом. В материалах землеустроительного дела нет заявления самого Бочкова. План участка составлен неверно и не тем лицом. В акте установления и согласования границ отсутствует множество положенных вещей - вплоть до того, что подделаны подписи соседей, которые никаких документов в глаза не видели!"

Сейчас красавицы-лиственницы обнесены легким забором. Пока на участок не завезли стройматериалы, к ним еще можно подойти: в заборе есть лаз. В конце сентября судьбу лиственниц определит Фемида: Валерий Пьянов судится со своей администрацией.

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Какие долги у вас могут удержать из зарплаты без приставов?
  2. Чем известен Олег Кононов, ставший главным тренером «Спартака»?
  3. Как атмосферное давление влияет на самочувствие?