aif.ru counter
19

Даже мода устала от агрессии

Статья из газеты: АиФ Москва № 50 11/12/2002

В мире все взаимосвязано. Каждое событие, плохое или хорошее, касающееся кого-то конкретно или произошедшее на другой стороне Земли, отражается на нас, на нашем настроении, на фильмах, которые мы смотрим, на одежде, которую носим. После трагических событий 11 сентября 2001 г. мир стал другим. Но, к сожалению, не все это поняли. Мы поинтересовались у знаменитых кутюрье - участников IX Недели Высокой моды в Москве, - какие изменения произошли в моде после терактов в Нью-Йорке и чувствуют ли модельеры вину за то, что, создавая коллекции в стиле милитари, внесли свою лепту в пропаганду агрессии.

В МИРЕ все взаимосвязано. Каждое событие, плохое или хорошее, касающееся кого-то конкретно или произошедшее на другой стороне Земли, отражается на нас, на нашем настроении, на фильмах, которые мы смотрим, на одежде, которую носим. После трагических событий 11 сентября 2001 г. мир стал другим. Но, к сожалению, не все это поняли. Мы поинтересовались у знаменитых кутюрье - участников IX Недели Высокой моды в Москве, - какие изменения произошли в моде после терактов в Нью-Йорке и чувствуют ли модельеры вину за то, что, создавая коллекции в стиле милитари, внесли свою лепту в пропаганду агрессии.

Андрей ШАРОВ (Москва):

- НА ПОДИУМЫ стал просачиваться Восток. Просматривая последние коллекции, показанные в Европе, я увидел модели, в которых обыгрываются одежды афганских моджахедов. Многие начали спекулировать на образе бен Ладена, копируются даже надписи на арабском языке. Палестинские платки, которые носит Ясир Арафат, используются в качестве аксессуаров. Меня такие "модные" элементы настораживают. Да, арабская вязь смотрится эффектно, но я не понимаю, что там написано, и от этого испытываю определенный дискомфорт. Я активно использовал камуфляж в прежних коллекциях. Во-первых, потому что материал удобен, а не потому, что я такой агрессивный и хочу, чтобы мы стали еще злее. Во-вторых, элементы мужской одежды, особенно военного костюма, на женском теле смотрятся очень сексуально. Но я все больше склоняюсь к мысли: надо возвращаться к корням, изучать костюмы прошлых эпох и искать там новые идеи.

Лаудомия ПУЧЧИ, имидж-директор Дома моды Пуччи (Италия):

- СОБЫТИЯ 11 сентября, конечно, застали мир врасплох. После теракта в Америке мы задумались о том, как клиенты теперь будут относиться к моде. Сегодня люди стараются меньше выходить из дома, предпочитают принимать гостей у себя. Значит, будет меняться концепция стиля жизни, и это отразится на модном бизнесе. Уже сейчас существуют два течения: одно предпочитает приглушенные, темные тона, другое - многоцветное. Так как наше время - время сильных эмоций, это отражается в ярких цветовых решениях.

Виктория АНДРЕЯНОВА (Москва, обладатель "Золотого манекена" 2000 и 2001 гг.):

- НА МОЕЙ последней коллекции "Перепись населения" отразились, скорее, события, связанные с "Норд-Остом". Когда я только начинала ее готовить, мне хотелось показать красивую одежду. Но, когда 23 октября захватили "Норд-Ост" (а моя мама должна была идти на мюзикл на следующий день), я очень остро почувствовала, что должна изменить показ. В итоге это вылилось в образы улицы, флаги и цветы. Что касается модной индустрии вообще, то высокая мода в классическом ее понимании уходит. Как-то незаметно от дел отошли великие кутюрье - Юбер Живанши, Ив Сен-Лоран. И нынешняя высокая мода "замешана" на улице, на масскультуре. Да, в коллекциях прошлых лет агрессивных настроений было много, но модельеры - тоже люди, и все происходящее в мире накладывает отпечаток на их творчество. Ведь дизайнеры не живут круглый год на острове Бали - они ловят то, что витает в воздухе. А мир сейчас вплотную подошел к войне, и даже самые эпатажные художники почувствовали: уже не до иронии, поэтому военная тема ушла из коллекций. Та женственность, мягкость, которая пришла в моду, - это отчаянная попытка замолить грехи, компенсировать воспоминаниями о прошлом или грезами о будущем то зло, что мы успели натворить.

Игорь ЧАПУРИН (Москва, обладатель "Золотого манекена" 1998 и 2002 гг.):

- НЕ ДУМАЮ, что даже самые драматичные события последнего года повлияли на моду как на творческий процесс. Вынужден констатировать: общество цинично. Мы очень быстро забыли о том, что случилось с "Норд-Остом", сколько людей погибло в Америке. Все произошедшее, скорее, повлияло на моду как на бизнес, умерив ее роскошность. Хотя модельеры стали аккуратнее обращаться с провокациями. Все устали от излишней агрессивности и сексуальности. Долго еще никто не будет делать одежду из камуфляжной ткани, а прозрачное платье и вовсе воспринимается как дурной тон - эту книгу прочли, закрыли и на время отставили на самую дальнюю полку. Мне кажется, фольклор, этнические мотивы, которые активно эксплуатируются модельерами в последние сезоны, - это своеобразная форма протеста против того, что было в моде еще не так давно.

Вивьен ВЕСТВУД (Англия):

- Я МАЛО обращаю внимания на то, что делают другие дизайнеры. Да, стиль "милитари" сегодня вышел из моды, но это все равно бы произошло рано или поздно, даже если бы терактов не было. Человек, пытающийся угнаться за сегодняшним днем, - полный ноль. Здесь и сейчас не может быть ничего интересного. Не думаю, что люди, в том числе и модельеры, умеют заглядывать в будущее, чтобы найти там какие-то ответы. Наоборот, мы мыслим ретроспективно и, уже после того, как произошло то или иное событие, ищем связь между ним и какими-то внешними проявлениями, знаками. К примеру, ищем связь между длиной юбки и наступлением войны или началом экономического роста. Мы больше реагируем, нежели предвосхищаем.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Что обсуждали на встрече Владимир Путин и Ким Чен Ын?
  2. Что известно о новой атомной подводной лодке «Белгород»?
  3. Кто такой Магомед Юнусилау, отца которого убили в Подмосковье?