aif.ru counter
12

Может ли бестселлер быть серьезным?

Статья из газеты: АиФ Москва № 22 30/05/2001

Подавляющая часть посетителей книжных магазинов не перекапывает все стенды сверху донизу. Зачем? Ведь под громадными постерами с рекламой на видном месте стоят модные и соответственно самые раскупаемые новинки. В месяц таких золотых изданий появляется несколько штук - все остальные опубликованные в этот же период времени книги остаются не замеченными обычным читателем...

ПОДАВЛЯЮЩАЯ часть посетителей книжных магазинов не перекапывает все стенды сверху донизу. Зачем? Ведь под громадными постерами с рекламой на видном месте стоят модные и соответственно самые раскупаемые новинки. В месяц таких золотых изданий появляется несколько штук - все остальные опубликованные в этот же период времени книги остаются не замеченными обычным читателем. И пресса этому только способствует. Открываешь "Книжное обозрение", там рецензия на "Ногти" Михаила Елизарова, "Дэниела Мартина" Джона Фаулза и "Голую пионерку" Кононова. Смотришь "Ex Libris" - статьи на ту же тему, "Литературную газету" - опять то же самое. Да и в книжных магазинах Елизаров, Фаулз стоят вместе, на лучшем стенде, рядом с Акуниным, Толстой и Пелевиным.

Рекламный напор

ГРАМОТНАЯ рекламная кампания - половина (если не больше) успеха нового издания. "Страсти людские" Александра Потемкина рекламировались с таким напором, как будто издавали сожженный том "Мертвых душ", вагоны метро обклеили плакатами, как обоями, в бой пошла и тяжелая артиллерия - мнения уважаемых и известных людей из серии "всю ночь читал - не мог оторваться". Я, например, не раз прерывала чтение, когда понимала, что где-то это уже читала, только немного в другом виде и под другой фамилией. В предисловии к книге написано, что "Александр Потемкин не занимается перелицовкой известного, не заимствует сюжеты, просто его персонажи оказываются в схожих ситуациях и схожие страсти обуревают их". Многие филологи вообще считают, что сюжетов в литературе мало, а писателей много, поэтому о заимствовании или, не дай бог, плагиате даже думать не следует. Ну и называется одна вещь Потемкина "Бес", а другая - "Игрок" (на этом, как вы понимаете, аналогии с Достоевским не заканчиваются), ну полно в книге булгаковских мотивов, что такого? Некоторые вообще классиков дописывают, и ничего.

Зашла недавно в Дом книги на Новом Арбате, на самом почетном месте "знакомые все лица" - Акунин, Толстая, Зюскинд. И несколько произведений Наталии Вико, выпущенных издательством "Дайджест". Занимательные книги, но почему-то стало нормой описывать жизнь знаменитых личностей с таким знанием дела, как будто сами "свечку держали". Если раньше написать об известных личностях (писателях, художниках, артистах) означало создать серьезный научно-исследовательский труд, то теперь царствует жанр беллетристики. Рядовой читатель будет в восторге узнать про тайны личной жизни Сергея Есенина и Зинаиды Райх, литературоведам и театроведам обеспечен долгий и продолжительный обморок, когда они прочитают о том, что замечательная актриса Мария Бабанова была настоящей стервой, которая выживала из театра несчастную Райх. Однако, судя по тому, что книги Наталии Вико переводят на английский язык, ее произведения пользуются популярностью.

Серийная проза

ЕСЛИ же говорить о серийном выпуске отечественной современной прозы, то здесь безусловным лидером следует признать "Вагриус", выпустивший немало хороших произведений в своей серии современной художественной литературы. Другие российские издательства также стали уделять больше внимания сериям. Одинаковый формат и оформление обложки помогают постоянным читателям быстро отыскать новинку на стендах магазинов. Правда, некоторые издатели экономят на корректорах, как, например, Издательский дом "Хроникер", выпустивший уже четыре книги в серии "Мир современной прозы". В выходных данных корректор просто не указан, хотя было бы интересно узнать, кому мы обязаны огромному количеству опечаток, может, книги вообще не вычитывали? Оформление серии, на мой взгляд, слишком мрачное, но главное, конечно, - это сами произведения. В первой книге, куда вошли историческая проза "Царица Смуты" и роман "Трики, или Хроника злобы дней" Леонида Бородина, помещен текст, объясняющий задачу серии - "поддержать "высокую", не впадающую в публицистику, но и не прячущуюся в "башню из слоновой кости" прозу". Читателям обещают публиковать и "новых реалистов", и мистиков, и метафористов, без предпочтения какого-либо одного стиля. Названы конкретные имена авторов - Михаил Тарковский, Светлана Василенко, Владимир Маканин, Валентин Распутин, Тимур Зульфикаров, Григорий Петров. "Хроникер" уже выпустил помимо Бородина Бориса Горзева, Бориса Евсеева и Алексея Варламова. Книга последнего автора, наверное, самая удачная в серии.

Но серьезная проза сегодня переживает не лучшие дни, она издается от случая к случаю маленькими тиражами и без всяких рекламных акций, бестселлерами месяца по-прежнему становятся детективы модных авторов. Но стоит ли расстраиваться? В начале XX века приятель Чехова Игнатий Потапенко, создатель многочисленных повестей и романов, назывался современниками талантливым писателем и имел у публики большой успех. Кто теперь, кроме литературоведов, знает о Потапенко?

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Что обсуждали на встрече Владимир Путин и Ким Чен Ын?
  2. Что известно о новой атомной подводной лодке «Белгород»?
  3. Кто такой Магомед Юнусилау, отца которого убили в Подмосковье?