aif.ru counter
9

"АртКлязьма" - искусство на песке

Статья из газеты: АиФ Москва № 36 03/09/2003

У современного российского искусства есть как минимум один недостаток: страшно далеко оно от народа. Где можно увидеть новомодные инсталляции и перформансы? На всю столицу - с десяток площадок. Редкий москвич забредет в эти галереи и залы. Разве что горстка продвинутых ценителей высокого многозначительно покивает, глядя на шедевры, да искусствоведы, привыкшие потягивать дорогой коньяк на презентациях, обменяются ругательными рецензиями. Вот и вся популярность.

У СОВРЕМЕННОГО российского искусства есть как минимум один недостаток: страшно далеко оно от народа. Где можно увидеть новомодные инсталляции и перформансы? На всю столицу - с десяток площадок. Редкий москвич забредет в эти галереи и залы. Разве что горстка продвинутых ценителей высокого многозначительно покивает, глядя на шедевры, да искусствоведы, привыкшие потягивать дорогой коньяк на презентациях, обменяются ругательными рецензиями. Вот и вся популярность.

ФЕСТИВАЛЬ на берегу Клязьминского водохранилища придумали художники Владимир Дубосарский и Александр Виноградов. Прошлогодняя "АртКлязьма" собрала около сотни участников. Экспозицию развернули на руинах одного из корпусов пансионата им. водохранилища. Не знаю, как зрителей, но самих авторов эксперимент так взбодрил, что в этом году его решили повторить. А поскольку от руин за год ничего не осталось, то фестиваль трансформировался в open air - на открытом воздухе. Собрались 200 самых известных современных российских художников, поэтов и музыкантов и примкнувшие к ним коллеги из Италии, Англии, Швеции и Финляндии. Десять дней, до 7 сентября, они намерены самовыражаться на территории 40 га. А заодно и водки попить, и порадовать если не народ, то самих себя.

Высокохудожественный самогон

ОРГАНИЗАТОРЫ утверждают, что желающих поучаствовать было в два раза больше. Но часть проектов отсеяли из-за художественной несостоятельности или финансовой невоплотимости. Тем, что осталось в результате отбора, может насладиться любой желающий. По полтиннику с человека - и вы на территории пансионата. Основные "объекты" фестивальной программы сосредоточены на пляже и в лесополосе. Кому повстречались три двухметровых бумажных шара, тот на правильном пути. Постарайтесь не повторить нашу ошибку: облезлая хрущоба и суетящийся вокруг нее народ - это не перформанс, а главный корпус пансионата.

Первая доза искусства чуть правее - "Арт-базар, или Анти-Троекуров". Художник Николай Полисский (бывший митек) вывез на берега Клязьминского водохранилища почти всю деревню Николо-Ленивец из Калужской губернии. В Николо-Ленивце все сплошь творцы. Первые творческие позывы жители почувствовали 4 года назад, когда Полисский взял над ними шефство. На родине они уже лепили армию снеговиков, сложили "дровник" высотой с пятиэтажный дом, сплели 27-метровую телевизионную башню. А здесь разбили табор. Плетеные ивовые шалаши и кибитки, сколоченные из досок столы и пеньки стоят не ради красоты, а имеют прикладное значение. "Ленивцы" угощают. Народ, съехавшийся на открытие фестиваля, сосредоточенно вглядывается в прайс-листы. Под девизом "1 раз обожраться за 150 руб." подразумеваются экологически чистые: 50 г самогонки, бутерброды с салом, грибы, огурчики малосольные, блинчики и прочая деревенская снедь. Композицию дополняют две пугливые овцы. "Да не будем мы их резать!" - стонет в углу автор идеи, оправдываясь перед защитницей животных. В принципе, тут можно было задержаться подольше и считать, что фестиваль удался, если бы не истошные вопли из глубины березовой рощи.

Ню по-удмуртски

НАПРАСНО волновались. Вопят двое мужиков, взгромоздившихся на березу. Периодически вскрикивать им положено по легенде. "Они символизируют древних удмуртов, которые сначала по неопытности жили в землянках, а потом, спасаясь от диких зверей, переселились на деревья", - успокоила девушка в тулупе, ткнув в табличку с названием перформанса "Житие-бытие". "Удмурты" орали чаще и громче, чем было задумано, потому что с погодой не повезло: попробуй-ка с голой попой усидеть на корявой ветке, всем ветрам назло!

От первобытных страданий отвлек стук молотка. С инструментом в руках оказался художник Олег Кулик. Один из самых одиозных деятелей авангарда смастерил на пляже инквизиторские костры. Над вязанками дров поместил фамилии самых известных своих коллег. Все это вместе с их работами сгорит на закрытии фестиваля.

Чуть в стороне два "местных" таджика невозмутимо закапывали картонного В. Путина, обедающего за столиком с незнакомцем. Кто-то из авторов инсталляции (Дронов, Мишулина и Зеленецкая) вдогонку пояснил, что зарытые рядом картонные жирафы и зайцы, якобы гибнущие в огне, символизируют "горячую точку".

К счастью, не все сюжеты оказались такими драматичными. Невдалеке Яков Каждан и Ксения Петрухина нарядили березы в роскошные вечерние туалеты для "Бала деревьев". Александр Бродский подготовил сооружение, построенное исключительно из найденных архитектором окон - больших и маленьких. У программы Escape критический проект "Куда дует ветер" - о положении художника, вынужденного обслуживать Большой Капитал. Для этого группа наняла профессиональную стриптизершу. Шест, который обычно используется во время стриптиза, - это флюгер, показывающий, куда сегодня "дует ветер". В следующий уикенд грозятся провести конные состязания по конкуру и парусную регату "Серебряный кубок Дракона". Главный приз - авторская работа Кирилла Александрова - дракон на подставке отлит из 4 кг чистого серебра. Еще не сыграны футбольные матчи между художниками-галеристами. Чтобы лучше ориентироваться в пространстве, Цапля (петербургская художница Ольга Егорова) раздает желающим плееры (под залог паспорта) с аудиоэкскурсией по территории пансионата.

На воде свои затеи. Клязьму на время фестиваля провозгласили портом пяти морей. Александр Пономарев обещает устроить пир горой тем, кто приобретет билет в круиз на старом катере "Титониум", специально поднятом со дна и слегка отреставрированном. Несмотря на агрессивную рекламу, добровольцы в очередь не выстраиваются. Зрители вообще на фоне фестиваля смотрятся участниками очередного перформанса.

Под соседним кустом на берегу непрерывно звонит телефон. Прохожие задумались: поднять - не поднять? Как расшифровать этот художественный прием, не всякий искусствовед догадается. Такое оно - современное искусство: местами туманное, местами убогое, а по большей части - смешное. Чего, собственно, авторы и добивались.

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Что будет, если не заплатить налоги до декабря?
  2. Что за «налог на колбасу и сосиски»?
  3. Стоит ли сейчас брать кредит на покупку машины?