aif.ru counter
53

От Лансере до Лансере

Статья из газеты: АиФ Москва № 9 28/02/2007

Опыт выбора проекта памятника Осипу Мандельштаму по итогам конкурса оказался удачным. И потому подлежит тиражированию. В этом году так же определят, каким быть Михаилу Скобелеву. Скульптор Евгений ЛАНСЕРЕ - не только один из участников будущего конкурса, но и правнук скульптора, уже однажды выполнившего проект памятника знаменитому белому генералу в год его смерти.

Опыт выбора проекта памятника Осипу Мандельштаму по итогам конкурса оказался удачным. И потому подлежит тиражированию. В этом году так же определят, каким быть Михаилу Скобелеву.

СКУЛЬПТОР Евгений ЛАНСЕРЕ - не только один из участников будущего конкурса, но и правнук скульптора, уже однажды выполнившего проект памятника знаменитому белому генералу в год его смерти.

- МОЙ прадед Евгений Александрович Лансере был знаком со Скобелевым. Не скажу, что они дружили, но встречались, и не раз. И в 1882 г. появился проект памятника. Но прадед пережил своего современника ненамного, поэтому его генерал так и остался на бумаге, что очень жаль. Евгений Александрович был скульптором-анималистом, и лучше его с конными композициями мало кто справлялся.

- Но памятник генералу Скобелеву простоял какое-то время. Его позже слепили по проекту или по мотивам проекта вашего прадеда?

- Был мотив - не было, не знаю. Но сходство отрицать глупо. Вообще многие монументалисты, познакомившись с работами прадеда, позже что-то заимствовали. Приведу для примера Фредерика Ремингтона - также современника Евгения Александровича. Этот американский скульптор после посещения России стал лепить композиции, похожие на Лансере. И я хочу участвовать в конкурсе на проект памятника Скобелеву, потому что понимаю: кто бы сейчас ни взялся за это, он наверняка станет обращаться к существующим наработкам.

- В каком качестве вы собираетесь принять участие в конкурсе?

- В качестве руководителя коллектива авторов. В Третьяковской галерее существует модель проекта. И она поддаётся увеличению, потому что прекрасно выполнена. Я же стараюсь адекватно себя оценивать. Сделать лучше, чем прадед, мне кажется, не может никто. Поэтому занимаюсь вроде бы тем же самым, на самом же деле совсем другим. Я - скульптор, но работаю с керамикой, делаю витражи и кованые предметы декора.

- Трудно быть Лансере III?

- Да нет. Но, имея великих родных, пытаюсь сохранить имя. Я - Евгений Лансере IV, а Евгений Евгеньевич Лансере - III. Фамилия нам досталась от французского офицера. В 1812 г. он попал в плен и остался в России. Евгений Александрович - его внук. Он женился на Екатерине Бенуа - дочери известного архитектора Николая Бенуа и внучке другого знаменитого зодчего - Альберта Кавоса. Из их шестерых детей прославились трое. Николай стал архитектором, Зинаида (по мужу - Серебрякова) и мой дед - художниками. Что интересно, каждая из трёх судеб воплощает историю русского дворянства и интеллигенции. Николая арестовали как английского (почему-то) шпиона, и он умер в лагерях от голода. Зинаида эмигрировала в Париж, а мой дед остался здесь и прославился. Сначала, правда, уехал в Грузию. Он ведь проиллюстрировал "Хаджи-Мурата" Л. Толстого, бывал на Кавказе неоднократно. В первое издание "Хаджи- Мурата" 1916 г. (его также можно назвать последним дореволюционным) все иллюстрации не попали: царская цензура вырезала текст с критикой Николая I и портрет царя. Издание же 1918 г. вышло полным, что сделало деда популярным в советской России. В Грузии он создал академию художеств, а в Москву вернулся по настоянию Щусева, до революции они вместе работали. Кстати, квартиру в Милютинском переулке, в которой теперь живу я, именно Щусев выбил для деда. За свою жизнь он не только иллюстрировал книги. Например, мозаичное панно на ст. м. "Комсомольская" и плафон ресторана утраченной, к сожалению, гостиницы "Москва" сделаны по его эскизам. Дед также расписывал Казанский вокзал. Причём не единожды. Последний раз незадолго до смерти - весной 1945 г. Его работу доделывал уже мой отец - тоже живописец.

- Как вы думаете, почему дед вместе с Зинаидой Серебряковой не уехал в Париж, ведь Франция - ваша историческая родина?

- Он считал, что во Франции мы никому не нужны. Кстати, прадед был влюблён в Россию до смешного. Например, одевался в наряды, которые казались ему русскими, а на самом деле походили на персидские. И хотел даже сменить фамилию Лансере на Копьёв. С французского наша фамилия переводится как "копьё". Ему помешала ранняя смерть. Но он успел многое. Не успел лишь создать памятник Скобелеву. Может, у меня получится восстановить историческую справедливость?

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Почему нельзя выбрасывать чек из банкомата?
  2. Кто взял на себя ответственность за взрывы на Шри-Ланке?
  3. Когда Зеленский вступит в должность президента?