1113

Чистосердечное признание выколачивали веслом

Статья из газеты: АиФ Разбор № 23-24 14/12/2000

Уникальный процесс закончился на днях в Архангельске. На скамье подсудимых оказались пять сотрудников милиции, которые так старательно вели следствие, что задержанный ими человек от полученных побоев скончался, едва добравшись до дома.

УНИКАЛЬНЫЙ процесс закончился на днях в Архангельске. На скамье подсудимых оказались пять сотрудников милиции, которые так старательно вели следствие, что задержанный ими человек от полученных побоев скончался, едва добравшись до дома. В ходе следствия выяснилось, что это не единственный случай выбивания правды из тел и душ подозреваемых. Несмотря ни на что, бывшие милиционеры по-прежнему считают себя невиновными: по словам одного из них, за такую мизерную зарплату никто всерьез заниматься расследованием краж и грабежей не будет. И общество должно быть им благодарно за то, что они оберегают его от различного рода "нежелательных элементов".

Хамов, Синицкий, Гаврилов, Моисеев, Бородин - молодые люди под 30 лет. Всех их характеризуют по месту работы положительно, кроме Хамова Алексея. В свое время он окончил городской университет педагогики, кстати, он единственный из "боевой" пятерки получил высшее образование. После окончания новоявленный педагог пошел работать в милицию, где и дослужился до и. о. начальника уголовного розыска. Потом за грубое обращение с гражданами был понижен до простого оперуполномоченного.

Отзывы о других подсудимых в погонах более чем лестные: начальство местного УВД говорит о них как о незаметных трудягах, изо дня в день делающих свою работу, о талантливых оперативных работниках... В деле, например, имеются характеристики Петра Синицкого начиная со школьной скамьи, где он представлен исключительной творческой личностью, которая в промежутках между работой и семьей занимается на добровольных началах художественной самодеятельностью.

Работал боевой экипаж в Архангельске - городе, где большая часть населения кормится рыбой и морепродуктами. Одно время город просто захлестнула волна краж, связанных в основном с морским промыслом: крали лодки, моторы, сети, весла - все то, что плохо лежит и что просто-таки необходимо для проживания в приморском городке. "Боевая пятерка", надо отдать ей должное, работала оперативно. Как только поступала информация о том, что Иванов-Петров-Сидоров мог украсть хоть что-то, экипаж немедленно выезжал на место. Людей поднимали с постели посреди ночи, вытаскивали из-за праздничного стола и везли в отделение разбираться.

Для выбивания истины применялись разные приемы. Иногда достаточно было просто грозного окрика, иногда - здоровенного пинка в живот, а иногда в ход шли и вещественные доказательства. Отдельной комнаты для последних в Онежском УВД, как и в большинстве других, предусмотрено не было, поэтому вещдоки по целому ряду уголовных дел хранились в небольших комнатках следователей и оперативников. Любимым доказательством вины у милиционеров было резиновое весло - увесисто, больно и следов практически не остается, если знать, как и куда бить. Можно было, в принципе, устроить и нечто более зрелищное. Например, "игру в баскетбол". Подозреваемый стоял со сцепленными в кольцо руками, а "игроки" с близкого расстояния пытались забить гол. Попадали чаще в голову, иногда в грудь, но в любом случае боль была сильная.

Самое интересное, что выбивание показаний вполне можно считать борьбой с преступностью в полном смысле этого слова. Дело насчитывает 8 эпизодов неправомерных действий в отношении задержанных. Практически все они были осуждены, двоих из них даже успели этапировать. В большинстве случаев они действительно были виновны в тех преступлениях, которые им приписывали. Кое-кто, естественно, не выдержал боли и оговорил себя. Но в любом случае изменить что-либо в их судьбах нельзя. Те, кто осужден, должны будут до конца отбыть срок, несмотря ни на что. Так специфическая борьба с преступностью в отдельно взятой области была поставлена на конвейерную основу.

Правда, тех, чья вина с самого начала была не до конца определена, отпускали восвояси. Например, некто погрешил на 17-летнего паренька, что тот украл бензопилу. Опергруппа тут же выехала на место. Подозреваемого Виталия Кузлева избили практически у родного дома. Виталик не сознался. Позже выяснилось, что, в то время когда бензопила должна быть им подло похищена, его в городе-то и в помине не было. Доводить до суда это дело не стали.

Александру Соколову повезло меньше. 30-летний мужчина как раз выходил из своего очередного запоя, когда к нему нагрянула милиция. Соседка Соколова, Вера Павловна Федулина, приезжала жить в город только на лето. Каждый год, когда открывала дверь, она обнаруживала, что в ее доме за прошедший сезон кто-то бездарно хозяйничал. Пропадала то одна, то другая вещь. Кроме как на своего соседа, Соколова, она и подумать не могла. Наконец ее терпение лопнуло, и она заявила о пропаже и подозрениях куда следует. Соколова тут же взяли в отделение.

Сознаваться он категорически не хотел, даже после соответствующей обработки. Пришлось его отпустить домой. Он сумел добраться до родного порога. Прежде чем умереть.

Вскрытие показало, что причиной смерти стали разрыв печени и повреждение внутренних органов. Из-за его кончины и стало возможным привлечь работников милиции к уголовной ответственности и даже довести дело до суда. И неизвестно, сколько еще было бы свидетелей, обработанных вещдоками.

Дело получило широкий резонанс. Попасться под горячую руку "борцов" по навету соседей мог любой. Кроме того, в зале суда решалась честь милицейского мундира. Поэтому дело выпало из разряда бытовых, а за заседанием пристально наблюдали все - и обыватели, и работники правоохранительных органов. Особенно интересными были показания сослуживцев подсудимых. Часть из них пыталась оправдать их различными способами. Например, начальник Онежского УВД долго говорил о кражах, которые буквально захлестнули город. О том, что милиции стало трудно контролировать и бороться с ними, что опытных работников днем с огнем не сыскать...

Сами же "трудяги" вину свою упорно не признавали. Бородин заявил, что всех этих эпизодов в реальности и не было, что это очередная попытка оговорить и скомпрометировать работников милиции. Однако эта версия судом была отвергнута, т. к. не нашла своего подтверждения и каких-либо доказательств. По словам судьи Владимира Родькина, это также не может считаться и борьбой с преступностью:

- Мне кажется, что скорей всего это способ удовлетворить свои амбиции и получить более быстрое продвижение по службе. Мне очень жаль, что люди, несомненно, опытные и умеющие работать, так бездарно себя загубили.

Суд приговорил Алексея Хамова к 7 годам строгого режима, Петра Синицкого - к 8, а Бородину, Гаврилову и Моисееву избрал условную меру пресечения.

Кстати сказать, Вера Федулина, та самая, которая указала на своего потенциального грабителя-соседа, до сих пор уверена, что это он ее обкрадывал, и жалеет о своих пропавших вещах...

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Чем отравились россиянка и ее муж в ресторане в Солсбери?
  2. О чем фильм «Капитан Марвел»?
  3. Как быстро успокоить нервы?