aif.ru counter
100

Борьба под одеялом: "олимпийский резерв"

Редакционное задание "снять" на ночь проститутку меня ничуть не смутило. Еще бы, невидимый фронт борьбы с "ночными бабочками" практически вплотную подошел к зданию "АиФ", и мы даже в кабинетах отчетливо слышали эхо последнего криминального взрыва на Сухаревской. Рассказ о том, как обстоят сегодня дела у работниц "первой древнейшей" - читайте в материале.

Редакционное задание "снять" на ночь проститутку меня ничуть не смутило. Еще бы, невидимый фронт борьбы с "ночными бабочками" практически вплотную подошел к зданию "АиФ", и мы даже в кабинетах отчетливо слышали эхо последнего криминального взрыва на Сухаревской. Редакция срочно нуждалась в добровольцах...

БЛИЖЕ к восьми часам вечера бурная столичная жизнь потихоньку затихает. Редеют автомобильные пробки, темнота окутывает спальные районы, а центр начинает приветливо моргать тысячами разноцветных лампочек рекламы ночных ресторанов, баров и казино.

ЦЕНТРОВЫЕ

Поиск приключений начинаю с самых известных мест. Тверская улица словно вымерла. На всех бывших местах обитания девиц легкого поведения - милиционеры. В районе площади Маяковского, где прерываются милицейские кордоны, у подножия памятника прячутся две малолетки - не старше четырнадцати лет. Судя по всему, в этом бизнесе они новички и бегут к любой притормаживающей машине. Их старшие коллеги делают вид, что ждут свободного билетика в Концертный зал, не забывая при этом распахивать пальто и показывать длинные ноги проезжающим водителям. Эта ненавязчивая реклама срабатывает, на моих глазах одну из "любительниц искусства" забирают в машину какие-то два молодых человека из "Ауди".

НЕСЕКРЕТНО.

В дореволюционной России насчитывалось более тысячи публичных домов. В 1889 г. было проведено обследование поднадзорной проституции. Из 17 тысяч изученных жриц любви 83% составляли выходцы из бедных семей, 18,5% не имели родителей и даже родственников, 30,2% - вдовы, 29,3% - девицы и 4,4% - замужние.

Сворачиваю в первый переулок и дворами еду к Патриаршим. На лавочках вдоль пруда - словно воробьи на жердочках - молоденькие девушки, студентки или школьницы. Смех заглушает рокот милицейского "УАЗа", заехавшего прямо в сквер и остановившегося возле памятника Крылову. Блюстители порядка что-то докладывают по рации и идут к девушкам. Делают вид, что проверяют документы. А чуть в стороне, рядом с кафе "Под роялем", кучкуются настоящие профессионалки. Но милиционеры их в упор не видят. Почему, понимаю уже через несколько минут.

Пытаясь мимо кафе проехать к Гранатному переулку, чуть не задеваю проституток машиной. Роскошные фигуры платиновых блондинок и жгучих брюнеток практически перегородили всю дорогу. Их человек пятнадцать. Не старше 22 лет. Выглядят роскошно.

Я уже вошел в роль и, открыв окно, спрашиваю: "Сколько?" "Мамка", появившаяся словно из-под земли, критически осматривает мои "Жигули" и подводит итог нашему так и не состоявшемуся разговору.

- Это спецзаказ для очень нужных людей, - она поднимает глаза вверх, как бы давая понять, что эти заказчики занимают довольно высокие должности. - Сегодня они все заняты. Если в другой раз, то договориться можно. Правда, дороговаты они. Но зато VIP-класс.

Впервые сегодня за вечер жалею, что не воспользовался ни "прокатными" перстнями, ни джипом. Но узнав о цене - 400 долларов, - быстро прихожу в себя.

А ВДОЛЬ ДОРОГ...

Даже ближе к полуночи на Ленинградском шоссе не смолкает жизнь. Особенно хорошо освоена путанами трасса от пикета ГИБДД на въезд в Москву к центру. Прямо возле "Мак-авто" стоят на обочине и улыбаются две страшненькие и беззубые, как певец Шура, девушки лет 20. Темненькая - в брюках, блондинка - в мини. Если они - визитная карточка столичной проституции, то делать в Москве нечего. Жму газ и проскакиваю мимо.

Впереди еще одна "рабочая точка". Ее хозяйка, миловидная девушка в спортивном костюме, просунув голову в окно машины, без тени смущения объясняет, что у нее критические дни и поэтому она сегодня работает "переводчицей" - мастерски владеет языком. Если у меня есть на то желание, то могу съехать с трассы, и она прямо в машине приступит к работе. Всего за 300 рублей.

Глядя на размазанную вокруг рта губную помаду, которую она периодически вытирает рукавом спортивного костюма, у меня пропадает всякое желание. Еду дальше.

Сворачиваю и по темной аллее проезжаю метров сто. Впереди - море красных огоньков "габариток". А в свете фар стоящих машин охраны - человек восемьдесят девушек разного возраста, цвета волос, комплекции. Ни дать ни взять - улица "красных фонарей".

Машину ставлю у обочины и к девушкам иду пешком. Увидев нового клиента, тридцатилетняя "мамка" в длинном до пола пальто оживляется и, поздоровавшись, сразу же предлагает назвать ей параметры девушки, которую я хочу забрать. И сумму. Для быстрого поиска. Цена на девочек колеблется от 50 до 100 долларов США.

- Я бы вам посоветовала вон ту, восьмую слева, в розовой меховой накидке, - хозяйка "точки" показывает мне на симпатичную блондинку. - Хорошая девочка, двадцать лет, чистая, грамотная и "работает" по первому классу. Не пожалеете.

- Но мне нравятся брюнетки, - начинаю торговаться я, - да и хотелось бы, чтобы была постарше. Ведь о чем с такой молодой можно поговорить в минуты отдыха?

- Теперь я точно знаю, что она вам подойдет, - не унимается "мамка", - она ведь темненькая, а это у нее парик. Да и ей уже около 25 лет, окончила Институт культуры. Предлагаю настойчиво, потому что она мне близкая подруга и не хочется под плохого ее подкладывать. Если так можно сказать, заслуженный она мастер спорта по "борьбе под одеялом".

- Почти уговорила, - как бы сдаюсь я. - Но хочу посмотреть, какой товар на других "точках". Если не понравятся - приеду опять.

"Мамка" сразу же теряет ко мне всякий интерес и подходит к двум ребятам, лет по семнадцать, которые приехали на стареньком желтом "Москвиче".

- Нам бы подругу получше, - объясняет один из них, стараясь выглядеть старше, - деньги есть. Полтинник баксов, но только в рублях. Возьмете?

- Да мне хоть в тугриках, но только по курсу, - улыбается "мамка" и строго командует: - Девочки по пятьдесят, быстро построились. Можете выбрать любую.

Ребята забирают первую же. Они первый раз здесь, и, судя по всему, им стыдно. Не веря в привалившее им счастье, покупатели приглашают "товар" в машину, а сами протягивают деньги хозяйке "точки".

...По Ленинградке проезжаю еще метров сто и вновь возле "Водного стадиона" на посту вижу очередную "регулировщицу". Она отправляет меня на расположенную в десяти метрах от дороги стоянку. Фары у всех машин выключены, и в темноте слышны только скрипы и стоны. Чуть в стороне, в дальнем углу, каждому вновь приезжающему дают возможность выбрать товар. За те несколько минут, что они мелькают перед фарами, выбрать стоящий товар невозможно.

НЕСЕКРЕТНО.

До августовского кризиса 1998 года "ночная бабочка" могла заработать до 400 долларов за ночь. Однако ныне эта отметка значительно упала и достигла всего 100 долларов. Но количество желающих стать жрицами любви продолжает расти. Ведь эти деньги являются большими в провинциальных городках, а также в странах ближнего зарубежья.

ЖИВОЙ ТОВАР

...Разворачиваю машину и вновь еду к уже знакомой "мамке". За те полчаса, что я отсутствовал, строй "ночных бабочек" значительно поредел. Хозяйка "точки" встречает меня уже как родного, но сразу же ошеломляет.

- За время, что вы думали, подружку забрали, у нас такие девушки не застаиваются, - объясняет "мамка", - ну да ладно, я вам не хуже подберу. У нас тут остался еще весь "олимпийский резерв".

Пока она ставит задачи своим подручным, я узнаю, что ее зовут Светлана, ей чуть за двадцать пять, высшее педагогическое образование, по специальности - психолог. В "теме" с семнадцати лет. Последние шесть лет - "мама".

- Вот, пожалуйста, хорошенькая девочка, - она подталкивает ко мне темно-русую девушку двадцати лет. - Зовут Оля. Из Брянска. У меня работает уже почти два года. Профи.

Оля очаровательно улыбается и начинает крутиться на месте, демонстрируя свои "достоинства". После того как стодолларовая банкнота исчезает в кармане "мамки", этого живого контрольно-кассового аппарата, моя "покупка" забирает свою сумочку и идет к машине.

- Куда мы едем? - осторожно интересуется Ольга минут через десять пути. - Если в Подмосковье, то мне придется уехать пораньше. Вчера меня взяли два парня, лет по двадцать пять, - как ни в чем не бывало продолжает она, - всю дорогу на Варшавское шоссе мне объясняли, чтобы я ничему не удивлялась. Думала, что какие-то извращенцы. А они оказались обычными "голубыми" и меня держали как зрителя.

- А не боишься, что убьют или покалечат? - интересуюсь я. - Ведь на всю жизнь можешь стать инвалидом.

- Чему быть, того не миновать, - улыбается она в ответ. - Работа-то опасная, сродни шахтерам. Не знаешь, в какой забой пойдешь. А мне еще надо денег накопить. Куплю здесь себе квартиру, машину, а потом замуж выйду. Диплом института куплю.

По дороге заезжаем в круглосуточный магазин и покупаем еды. От спиртного Ольга отказывается, сообщая, что на работе не пьет. Если только пива. "Балтику".

МЫ сидим до рассвета у меня на кухне, пьем пиво и разговариваем. По душам. Без макияжа она выглядит совсем как ребенок, но только мысли у нее уже взрослые. Она рано потеряла отца, зимой в аварии погиб брат. Мать считает, что Ольга работает в столице на рынке. И дочь с ней молча соглашается.

Она действительно работает на столичном рынке - "свежим живым товаром"...

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Кому станет проще получить вид на жительство в России?
  2. Чем опасен цветочный трипс и как с ним бороться?
  3. Почему знак @ в электронной почте называют «собакой»?