108

"31 июня"

Фильм-мюзикл Леонида Квинихидзе "31 июня" был снят в 1978 году. В кинотеатрах он не шел. Широкий зритель смог его увидеть по телевизору... в час ночи! И мы, зрители, ждали от картины чего-то суперкрамольного и запретного. А увидели изумительно красивую и мелодичную, совершенно невинную музыкальную сказку!

Фильм-мюзикл Леонида Квинихидзе "31 июня" был снят в 1978 году. В кинотеатрах он не шел. Широкий зритель смог его увидеть по телевизору... в час ночи! Телевещание в те годы заканчивалось, как правило, до полуночи, к тому же большинство газет попросту не заявили этот поздний просмотр в программе. И мы, зрители, ждали от картины чего-то суперкрамольного и запретного. А увидели изумительно красивую и мелодичную, совершенно невинную музыкальную сказку!

Николай Еременко отказался петь

КОГДА меня пригласили сниматься в фильме "31 июня", я с ужасом подумал, что меня там заставят петь. Мне казалось, что это будет не слишком эстетично. Я был "непокобелим" до конца и оказался единственным, кто не поет. Все, что они смогли заставить меня сделать, - это пройти с партнершей по "Звездному мосту" - вариация танца.

Говоря об этом фильме, я вспоминаю замечательного, светлого человека - Сашу Годунова, так рано ушедшего из жизни... Вспоминается вся эта история с его отъездом в Америку, потом - возвращение его жены, которая тоже играла в фильме...

Картина долгое время лежала "на полке" - лет 7. Это случилось не только из-за эмиграции Годунова, но и из-за коллективного письма каких-то крупных военачальников, посмотревших фильм. В письме они гневно обличали картину как "порнографическую". Хотя единственная вольность там - бывшая жена Годунова, одетая в прозрачную кольчужку на голое тело с прилепленными на сосках звездочками. Для них же это прецедент - баба голая на экране!..

Сниматься было интересно, но потом я уже старался не играть ничего подобного - все же для меня "31 июня" слишком "сахарная, чрезмерно романтическая картина. А после "Красного и черного" лиризма и романтизма мне было достаточно. Теперь, спустя много лет (дай бог, если все будет хорошо), я бы хотел сняться в музыкальном фильме и уже попробовать петь и танцевать...

Михаила Кокшенова поразил царский стол

"31 ИЮНЯ" в моей карьере был примерно 30-м фильмом, но первым музыкальным. И потом я больше уже в музыкальных картинах не снимался. Это красивый фильм - приятно вспомнить.

Моим основным партнером там был Владимир Зельдин. Он меня поражал своей энергией, великолепной пластикой, тем, что всегда был в хорошем настроении. Он играл Короля, а я - Шута. Интересная у нас получилась парочка!..

По тем временам у нас были потрясающие декорации и великолепные костюмы. В "королевских апартаментах" стоял стол, примерно 3Х10, весь заставленный самыми настоящими яствами!..

Что для меня было необычным на этих съемках - так это играть не в кирзовых сапогах, как я привык в других фильмах, а в шелках и в бархате! Было очень странно держать в руках не отбойный молоток, а шпагу!

Наталья Трубникова боялась Еременко

ФИЛЬМ был снят за рекордные по тем временам сроки - 2 серии за полтора месяца. Поэтому съемки начинались в 7 утра и шли в две смены. Нагрузка серьезная!

Мне очень импонировала совершенно невероятная музыкальная образованность режиссера Леонида Квинихидзе. В фильме в главных ролях снималось немало балетных артистов, за которых он бился отчаянно. Оказывается, в то время была директива - балетных артистов на главные роли не утверждать, потому что они очень легко остаются за границей (балетным актерам язык на Западе не нужен).

Квинихидзе поставил магнитофон на съемочной площадке, и из него постоянно звучала музыка из нашего фильма - гениальные зацепинские темы. Причем делал это не только во время музыкальных номеров, но и в драматических сценах. Тогда казалось, что это он нам помогает - ведь балетные артисты оживают только под музыку! Чтобы ожила кукла, надо повернуть ключик, а у балетного артиста этот ключик - музыка. Но когда я смотрела готовый фильм, поняла, что Квинихидзе делал это не только для нас.

Всех изумлял Александр Годунов. Я была поражена его фанатизмом. Когда объявляли коротенькие перерывчики, все стремились присесть или сбегать в буфет, а этот человек выходил на холодную мосфильмовскую лестницу и в своем съемочном балахоне, который просто не давал ему возможности нормально двигаться, продолжал делать "станок", прыгать, вертеться...

Я восхищалась Геллером, Этушем. Просто умирала от хохота на любое слово Кокшенова - человека с фантастическим чувством юмора! Зельдин - страшно обаятельный человек, от него все время шло какое-то тепло. Он - бесконечно интеллигентный и вежливый. Еременко я поначалу побаивалась - такой известный актер! Но он оказался подкупающе прост и искренен. С ним было очень легко играть, потому что он... ничего не играл! Просто все, что он говорил, сразу принималось на веру. Я думаю, это качество очень талантливого актера!

После фильма в театре меня в шутку называют Принцессой или Королевой: "Ну что, ваше величество, пойдемте на сцену?.."

Актуальные вопросы

  1. Почему сторонники президента Венесуэлы напали на здание парламента страны?
  2. Как часто нужно мыться?
  3. Отчего возникает боязнь темноты?

Надо ли штрафовать синоптиков за неточный прогноз?

Новое на AIF.ru