aif.ru counter
236

Владимир Познер: о "Временах" и о себе

Владимир Познер безраздельно "царствует" в телевизионном эфире. При этом он не имеет на телевидении собственности, не занимает никаких продюсерско-редакторских постов. Но каждое его публичное выступление многократно цитируется и автоматически попадает в учебник типа "Как делать телевидение". Политики с ним расшаркиваются, а для теленачальников он своего рода духовный лидер вроде Солженицына. Идеальность, согласитесь, приедается. Нам захотелось посмотреть на другого Познера - хотя бы в расстегнутом пиджаке. Для этого мы заслали своего корреспондента на познеровский мастер-класс для будущих телевизионщиков.

ВЛАДИМИР ПОЗНЕР безраздельно "царствует" в телевизионном эфире. При этом он не имеет на телевидении собственности, не занимает никаких продюсерско-редакторских постов. Но каждое его публичное выступление многократно цитируется и автоматически попадает в учебник типа "Как делать телевидение". Политики с ним расшаркиваются, а для теленачальников он своего рода духовный лидер вроде Солженицына. Идеальность, согласитесь, приедается. Нам захотелось посмотреть на другого Познера - хотя бы в расстегнутом пиджаке. Для этого мы заслали своего корреспондента на познеровский мастер-класс для будущих телевизионщиков.

...ГЛАЗА девушек горят, молодые люди записывают каждое познеровское слово, во время перерыва в коридоре копируют походку. Запоминают жестикуляцию и даже пытаются освоить "фирменную" шепелявость (присущую людям, которые много говорят по-английски). Владимир Владимирович дорого и со вкусом одет, пиджак, увы, застегнут. Зато (ура!) более откровенен, чем в официальных интервью.

Спасибо Горбачеву

- Я ПО ОБРАЗОВАНИЮ не журналист, а биолог. Страшно увлекался теорией условных рефлексов Павлова, хотел изучать человеческий мозг. Но потом понял, что стать ученым не смогу. Увлекся переводами английской поэзии первой половины XVII века и попал к блестящему переводчику С. Я. Маршаку. Некоторое время проработал у него и понял, что и это не мое. Совершенно случайно пришел в профессию через агентство печати "Новости". Работал в журналах "Совьет лайф" и "Спутник", а затем в Гостелерадио, вещал на США и Англию. И все же я не был журналистом. По-моему мнению, советский строй не позволял человеку быть журналистом. Их называли солдатами идеологического фронта, главная задача которых - разъяснение мнения партии и правительства.

Я очень благодарен Михаилу Сергеевичу за то, что он изменил мою жизнь.

- Какая из ваших журналистских работ была для вас самой трудной и самой интересной?

- Самое трудное для меня, когда нет контакта между мной и интервьюируемым, когда я не могу добраться до человека, заставить его говорить. Вот тогда возникает чувство провала. Но есть и светлые минуты. Я запомнил первый телемост, после которого получил порядка 77 тысяч писем. Подавляющее большинство зрителей высказали две мысли - где вы нашли этих дураков, вот если бы меня пригласили, я бы сказал. И вторая - я увидел свое лицо, и оно мне не понравилось.

Сейчас мне кажется, что программа "Времена" из того, что я делал на регулярной основе, больше всего меня устраивает.

О "Времена", о нравы

- У ВАС в программе практически не задействована аудитория. Для чего она вообще нужна?

- Так построена наша программа, что публика не принимает активного участия, но со следующего телесезона ситуация изменится. Не буду раскрывать всех секретов, но программа будет несколько иной.

- Как вы собираетесь учитывать разницу во времени между Москвой и Владивостоком? Ведь события могут происходить и в воскресенье. К примеру, футбольный погром, который случился после записи программы и до ее выхода в эфир.

- "Времена" выходят в прямом эфире один раз - на Дальний Восток. Собирать ответственных людей, принимающих участие в программе, несколько раз невозможно. Потому европейская часть страны видит нас в записи. Это данность. Солнце, к сожалению, встает на востоке, а события происходят на западе. А что касается футбольных погромов, то я не считаю это событие, достойным целой программы. Гораздо важнее рассказать о визите Буша в Россию. Да, это скучнее, но это касается каждого из нас.

- Вы сами смотрите телевизор? Какие программы вам нравятся или не нравятся?

- Недавно впервые увидел передачу "Русская рулетка". И поразился: нам интересно не только то, провалится человек в яму или нет, но и будет ли у него инфаркт? Все говорят: ах, "За стеклом" - это ужасно. А сами смотрят, и рейтинги растут. Так мы дойдем до того, что будем показывать бои гладиаторов и увидим на экране реальное убийство. Мы идем по пути американского ТВ, а значит, снижаем качество. Обидно.

"Пусть завистники пухнут"

- КАК ВЫ относитесь к своему имиджу главного телевизионного деятеля страны?

- Иронично отношусь. Если к этому серьезно относиться, то можно потом ох как навернуться. Я просто делаю свою работу и получаю от этого удовольствие.

- Вы всегда так элегантно одеты! Кто вам помогает так выглядеть, где и у кого покупаете одежду?

- Все я сам выбираю. Иногда с женой советуюсь. Практически никогда не смотрю на лейблы. Заметил только, что нравятся пиджаки от Эрменеджильдо Зенья. Но у меня в передаче никогда не появится "одежда от того-то, визажист такой-то".

- Где и когда вы будете отдыхать?

- Я до сентября в отпуске, поедем с женой в Штаты, к Филу Донахью, затем еще куда-нибудь. А 8 сентября выйдут "Времена". Пока без Агалаковой, она появится только в декабре - после декретного отпуска.

- Владимир Владимирович, а как же контракт с Би-би-си? Ходят слухи, что там вам предлагают миллионы...

- (Долго смеется.) Если бы я был нормальным человеком, то сказал бы: "Без комментариев" - и пусть завистники думают все, что угодно, и пухнут. Но я честно говорю - это полная лажа. На мой взгляд, Би-би-си - лучшая компания в мире, и если бы мне предложили даже не миллионы, а гораздо меньше, то я бы согласился. Но, увы.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Как будут выплачивать пенсии в праздничные дни в мае?
  2. Как изменятся правила получения шенгенских виз и насколько они подорожают?
  3. Как и куда пожаловаться на плохие условия содержания в больнице?