aif.ru counter
50

БОЛЬШАЯ ЖИЗНЬ "МАЛЕНЬКОЙ ВЕРЫ"

Этот фильм возник на наших экранах на рубеже перестройки - в 1988 г. - и взорвал уютную благостность "молодежной тематики" в кино

Этот фильм возник на наших экранах на рубеже перестройки - в 1988 г. - и взорвал уютную благостность "молодежной тематики" в кино. Доморощенные любители "клубнички" усмотрели в нем едва ли не сексуальную революцию! 12 лет спустя те "постельные сцены", казавшиеся тогда шокирующими, выглядят едва ли не пуританскими. Но ценность фильма "Маленькая Вера" вовсе не в открытии сексуального "окна в Европу". Дело в другом. Впервые пресловутое противостояние "отцов и детей" было показано так беспощадно страшно, так безнадежно, что и сейчас пробирает дрожь. О том, как шла работа над фильмом, вспоминают исполнители главных ролей.

Юрий НАЗАРОВ:

-ОДИН из самых ценных отзывов о "Маленькой Вере" я услышал в Хабаровске. Закончился показ фильма в одном из кинотеатров. Выходят зрители. Отделяется от толпы здоровый мужик, подходит ко мне, берет за руку и говорит: "Спасибо вам! Вот так нас и нужно - мордой об стол! У меня уже один инфаркт был, боюсь, как бы сейчас второго не случилось... Большое вам спасибо!.."

Похвалы я принимал с чистой совестью. Хотя, когда картину ругали, костерили на чем свет стоит, я и это понимал... Слишком уж жестокая, страшная правда. Кстати, я согласился сниматься в этой "чернухе" только потому, что мой герой - папа - в конце концов окочурился. Папа ведь вроде больше всех дурил и даже ножичком махал, а сердце не выдержало прежде всего у него. Стало быть, дурил-то он не из любви к дурости, не из желания подурить, а потому, что просто иначе не умел. Папина дурость не вина его, а беда. И достоин он не только осуждения, но и сочувствия, жалости. И я благодарен судьбе за то, что получилась у нас эта боль.

Сцена поножовщины мне изрядно нервы попортила. Я читал, как на корриде в Испании матадор воткнул клинок быку в позвонок и промахнулся. Клинок сломался, отлетел с такой силой, что убил юношу на трибуне. И вот, когда я врезал и услышал, что нож сломался... Как Людка с Наташкой орали: "Коля!!! Что ты сделал?!! Ты ж его убил!!!" Я и сейчас как вспомню, у меня аж поджилки трясутся - какими голосами они, заиньки мои... Как они от души, по всей правде: "Коля!!! Ты ж его зарезал!!!" И я там шел, падал, а внутри все трясется... Как только услышал: "Стоп!" - я говорю: "Там Андрей жив?" Мне отвечают: "Все живы! Все нормально!" Куда этот клинок отлетел - холера его знает! В общем - врезал я!.. А все потому, что - от души! Нет, мы хорошо работали с ребятами, без "рыночных капиталистических отношений" - было дружное коллективное творчество. Делились придумками друг с другом. В сцене, когда Андрей приходил в дом, у меня был текст: "Ну где же жених-то этот?" Я говорю: "Ну, по-русски, папа бы добавил - "какой жених!.." И Пичул вдруг: "Так говори!" Я ему: "Ты что, охренел? Да кто же пропустит такое?" Он снова: "Говори!" В общем, я добавлял потом "гребаный", "долбаный" - как требует музыка русской речи. Но потом, когда мы уже распоясались, разошлись, нам весело стало материться, Вася говорит: "Нет. Не надо. Лишнее-то зачем?" Он - строгий художник. На третий день общения с ним я вспомнил Тарковского - от него я тоже ни разу глупостей не слыхал ни в процессе работы, ни вокруг процесса - все очень было "по делу".

Людмила ЗАЙЦЕВА:

-Я СЧИТАЮ, что "Маленькая Вера" была последним смотрибельным фильмом, последней лучшей лентой того, закончившегося, периода нашей жизни и нашего кино. Поначалу к предложению я отнеслась без восторга - мне не очень нравилось мое участие там. Но Пичул уговорил сниматься. Потом была остановка картины, когда с нее ушел Автандил Махарадзе, поначалу игравший отца (его зрители помнят по фильму "Покаяние"). Я тоже хотела уйти, но меня опять уговорили остаться...

Я не могу назвать "Маленькую Веру" в числе своих лучших картин. Наверное, там было что играть, но мою актерскую биографию она не слишком украсила.

"Маленькая Вера" действительно - одна из лучших картин, показывающих жизнь страны. В ней еще был какой-то вопль, какая-то боль, стремление что-то изменить. Была правда жизни. Мы с Юрой Назаровым пытались играть так, чтобы не осудить этих людей - родителей Веры. Я вообще не люблю осуждать своих героев. Если я играю человека - я должна его защитить. Картина получила большой резонанс. Это было как "Летят журавли" наоборот. И за границей ее смотрели с интересом. Запад, видимо, устал от нашей патетики и ждал саморазоблачения. Вот мы и разоблачились. А потом уже совсем просто - разделись и легли...

Мы нормально работали с ребятами - у нас не было непонимания поколений. Хотя я ощущала в себе внутреннюю настороженность - таких героинь я прежде не играла. Мне кажется, это была горькая картина... Артисту, конечно, иногда хочется "покривляться". Но я чувствовала, что это уже пришло другое поколение, которое иначе относится к своим родителям. Мы-то своих как-то больше жалели - не препарировали так...

Андрей СОКОЛОВ:

-"МАЛЕНЬКАЯ ВЕРА" была второй моей картиной в жизни. Когда мы ее снимали, то не думали, что создаем шедевр. Мне так вообще казалось, что мы просто приехали попить рябины на коньяке и покупаться в море. Всем без исключения собственноручно занимался Василий Владимирович Пичул. Что мне больше всего не понравилось на этих съемках, так это то, что пришлось две ночи спать на кровати с клопами. Я впервые в жизни узнал, что такое клопы! Я их пытался выкурить каким-то дымом... Дело дошло до того, что в отсутствие генерального директора этой гостиницы я поменял местами наши матрасы - ему положил свой, с клопами, а себе притащил его, без всякой живности. Не знаю, что было, когда он это обнаружил, но потом уже он ходил и чесался. До этого он говорил, что у него в гостинице клопов нет! Вот я ему и доказал, что клопы у него были!..

Назаров меня чуть не зарезал - тоже было... Когда снимали сцену, где он меня должен пырнуть ножом, мне на грудь надели панцирь: кусок жести, а под ним - войлок. Окантовочка между войлоком и краем жести - буквально сантиметрик. И мы стоим, разговариваем - Вася Пичул, Назаров и я. У Назарова в руке ножик - специальный, кинематографический, лезвие которого уходит в рукоятку при ударе, но не до самого конца. И вот в процессе разговора Вася говорит Назарову: "Юрий Владимирович, ну попробуйте, как это у вас получится?" Назаров отвечает: "А чего пробовать? Да вот так!" И, не глядя, взял и ткнул ножом... Получилось, что попал он в самую эту кромочку железную! А рука у него настолько тяжелая, что он ножом практически пробил жестянку насквозь! К тому же, когда нож уходил в рукоятку, снаружи остался торчать кончик не в полсантиметра, как положено, а все полтора... Короче, после столь наглядной демонстрации он бил уже обычным ножом и не в меня, а мимо - в стену.

Наталья НЕГОДА осталась не у дел

САМОЙ "маленькой Вере" - актрисе Наталье Негоде - фильм принес множество призов. В 1988 г. ее Вера была признана лучшей женской ролью на Международном кинофестивале в Чикаго, в 1989 г. на фестивале в Женеве Негода снова удостаивается приза за лучшую женскую роль, в том же году она снимается для журнала "Плейбой", в 1990 г. Негода наконец получает награду и в России - "Нику".

К сожалению, сегодня Наталья мало общается с журналистами. Автоответчик на хорошем английском языке сообщает, что когда-нибудь вам обязательно ответят. В актерском отделе "Мосфильма" уверены, что Наталья Негода давно уже живет за границей. За границей, в Америке, она действительно жила, даже снялась в четырех фильмах, один из них - "Вернуться в СССР" - недавно демонстрировался по нашему ТВ. Но уже давно актриса вернулась в Россию, где никто ей пока ничего интересного не предложил - ни в кино, ни в театре (Негода была актрисой Московского ТЮЗа). Вот и живет Наталья - в ожидании ролей.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. Что означает «покупка/продажа» при обмене валют?
  2. От чего скончалась Ирина Цывина?
  3. Что значит реновация жилья?