aif.ru counter
139

Селигер: цепочка озер длиной в жизнь

Перед походом по Селигеру нас предупредили, что тот, кто побывал на Селигере один раз - заразился навсегда и будет приезжать туда снова и снова.

Сделав лицо жующего лимон ребенка, я скептически выслушивала очередной рассказ очередной подруги об очередной поездке в Турцию или на Кипр и сделала для себя вывод, что такой цивилизованный отдых уже не оригинален, поэтому решила вернуться к истокам. Вернее - повернуться спиной к популярным иноземным курортам, а лицом развернуться к России - аккурат в северную сторону - на озеро Селигер, легенды о котором лишь изредка долетали до меня. Негласной столицей края считается город Осташков, что в Тверской области (почти посередине между Москвой и Санкт-Петербургом).

Селигер встретил меня распростертыми объятиями водных просторов, такими огромными, что сначала я думала, будто случайно поехала не в ту сторону и попала на море. Мои сомнения развеял друг Мишка: "Не, это не море, потому что вода пресная, а в море должна быть соленая!"

Надо сказать, что на Селигере туристов - как муравьев в муравейнике. Они делятся на цивилизованных и диких. Цивилизованные отдыхают в домах и на базах отдыха, снимают коттеджи или частные дома, или сами строят дачи, ездят на теплоходные экскурсии и обедают по расписанию в столовых. Дикие - живут в палатках, селятся где угодно и по сколько угодно человек, питаются чем придется, ездят на чем придется и смотрят на цивилизованных, как экскурсанты на кости мамонта в Зоологическом музее. Потому что число диких туристов значительно превышает число цивилизованных. Кстати, дикари в свою очередь делятся на "чайников" и "бывалых".

Снаряжаясь на Селигер, я особо не задумывалась, что такое ПОХОД, и смогу ли я там продержаться - просто нашла вариант и поехала. Не одна - с любимым человеком. Так как возможность походных романов для меня была еще не доказана, в отличие от нашумевших курортных, решила не рисковать (шутка!) Теперь могу сказать точно - походный роман жив и процветает (знаю, правда, не по себе, но насмотрелась немало). Для остроты ощущений я выбрала не просто поход, а поход ВОДНЫЙ - на лодках. У селигерских инструкторов самый популярный маршрут - вокруг острова Хачин (самый большой остров на Селигере) - так называемая "Малая кругосветка".

Группа собралась большая - человек 35. Когда инструктор выдавал нам инвентарь, я чувствовала себя железным чайником на газовой конфорке в окружении электросамоваров.

- Пенки брать будете?

- А что это такое? (У меня в принципе была пенка для укладки волос, но на всякий случай я решила уточнить, есть ли у этого слова другое значение. Оказалось, есть)

- Специальный коврик, чтобы теплее спать было на земле.

- Штормовки брать будете?

- А это что? (Я уже ловила на себе насмешливые взгляды "бывалых").

- Куртки такие от ветра. Советую взять.

И мы получили нечто коричнево-грязное, отдаленно напоминающее куртку. Одев штормовку однажды (при этом брезгливо поморщившись), я уже не снимала ее в течение всего похода. Действительно, ценная вещь. Что такое палатка я, слава Богу, представляла, хотя процесс ее установки оказался покруче собирания 1000-элементного паззла. В первую ночь я еще во сне руками пыталась найти подушку (которой не было) и удивлялась, почему так сильно болят бока, не привыкшие возлежать на твердой земле. Поэтому твердо решила в следующий поход брать надувной матрас - и места немного занимает и лежать комфортно.

Когда я рассказала подруге о том, что собираюсь две недели жить в лесу, она удивленно подняла глаза и спросила: "А где вы в туалет ходить будете? Вы с собой биотуалеты возьмете?" Вспоминаю Задорнова: "Ну как объяснить иностранцу, что лес и туалет - одно и то же!" Поэтому днем лес похож на минное поле, а ночью... ночью все равно ничего не видно.

До похода мое знакомство с лодкой ограничивалось парочкой прогулок с родителями в Царицынском парке в сопливом детстве. Здесь было совсем по-другому. Сначала меня остановили при попытке отнести три, по моему мнению, лишних весла - оказалось, их так и должно быть пять - два загребных, два подгребных и одно (самое маленькое) рулевое, оно крепится на корму и просто поворачивается из стороны в сторону, в зависимости от того, куда плывешь.

Нос лодки служил багажным отделением - туда сгружались все вещи: сумки, рюкзаки, палатки, спальные мешки, пенки. Поэтому нужно учитывать, что багажник лодки не такой большой, как у "Ту-134", и все твои 28 чемоданов, сумочек, косметичек и напольное зеркало впридачу туда не поместятся, поэтому брать нужно только самое необходимое. Все это закрывается целлофаном, а сверху привязывается спасательный круг. В довесок каждой лодке "торжественно" вручалось два мешка с общественными продуктами - консервами, картошкой, крупами и т. п. и костровые принадлежности.

Лодочный поход - это несколько переходов с одной стоянки на другую с посещениями местных достопримечательностей. Самое известное место Селигера - Нило-Столбенская пустынь, или Нилова пустынь - мужской монастырь, распложенный на острове Столбный. Основана она была в честь монаха-отшельника Нила, который поселился здесь в стародавние времена в маленькой келье и дал обет никогда не садиться. Он даже спал стоя, а чтобы не упасть во сне, ставил под мышки две палки наподобие костылей. С высоты монастырской колокольни Селигер открывается во всей красе и необъятности. Именно оттуда делается большинство "открыточных" фотографий.

Тем не менее, я привезла с собой не только массу цветных фоток, но и десяток огромных мозолей на руках и накачанные бицепсы. От чего? От долгой и постоянной гребли, когда кажется, будто вместо рук у тебя вырастают весла. Помню, как глаза расширились до размеров пятирублевой монеты, когда на вопрос: "А долго ли еще плыть?" инструктор ответил: "Видите во-о-о-он тот лесочек? Не видите? Приглядитесь повнимательнее! Нам туда!" Плыть до него оставалось часа три при хорошей погоде и исключительных гребных способностях. Но нам погода не улыбалась - я бы даже сказала, она открыто злорадствовала - в тот первый большой переход дождь шел, не переставая, заставляя стряхивать с носа то и дело нависающие капли, и с каждой минутой усиливался ветер. Мы проходили Кравотынский плес, известный своей непредсказуемостью и свирепостью. Назван он так по имени прибрежной деревни Кравотынь ("кровавый тын"). Здесь, якобы, татаро-монголы на частоколе вдоль берега развешивали отрубленные человеческие головы.

Мы, как бесстрашные ковбои Мальборо, рванули самой короткой дорогой - прямо посередине плеса. Для тех, кто любит погорячее, скажу - клево! Людей со слабыми нервами подобного прошу не повторять. Волны были, наверное, в метр высотой. Лодку бросало из стороны в сторону, и казалось, что мы не плывем вперед, а стоим на месте, крепко зацепившись за бороду дядьки Водяного. Зубы от холода отстукивали похоронный марш.

Самое неприятное то, что после прохождения таких "американских горок", после стирания с себя семи потов страха и замазывания йодом нескольких десятков мозолей, на "финише" тебя никто не ждет с букетом роз, жареным окороком, бутылкой шампанского и сухой, теплой одеждой. Приехав на новую стоянку, надо фактически начинать жизнь сначала - ставить палатки, искать в лесу дрова, делать костровище, готовить обед. Дежурным не позавидуешь.

Дежурство - процесс более обязательный, чем чистка зубов. Все "лодки" дежурят по очереди. Задача - приготовить пригодные для потребления завтрак, обед и ужин, утолить голод тридцати с лишним заморенных переходами туристов и помыть за всех посуду - отдраить здоровенные 10-литровые канны. Для нас - а в лодке нас было четверо (два парня и две девушки) - дежурство было в диковинку. Нам, как пионерам похода, конечно, "повезло". Проснувшись с утра пораньше, я обнаружила, что лежу, мягко говоря, в луже, а рядом, как белый парусник "безнадега.ru" проплывает кроссовок (мой! Надо же, что же теперь надеть?), его, как президентский кортеж, сопровождает моя же кружка (Ух ты! Но я же ее вчера мыла!), а на улицу не выползти без дождевика. Только сполна испытав на себе тяготы положения "обмочиться", мы узнали, что вокруг палатки, если она стоит на склоне, следовало выкопать небольшой ров, чтобы вода не добралась до спальных мест.

При приготовлении завтрака я чувствовала себя героем игры-стратегии, преодолевающим различные препятствия. Первое - костер. Он, к нашему удивлению, не поддерживался как вечный огонь на Красной площади, и не охранялся недремлющим караулом от затухания. Поэтому от вечернего огонька остались только мокрые угли. Где в дождь найти сухие дрова? Спасибо, нашлись добрые люди - бывалые туристы - и помогли. Второе - вода. Мишка был крайне удивлен, узнав, что с "материка" мы не взяли ни одной канистры с питьевой водой, а вода для приготовления еды берется прямо из Селигера, только надо отплыть подальше от берега. К концу похода нам уже не казался странным чай с комарами, суп с еловыми ветками, а "если повезет" и полуживой мухой в придачу, и желтый кипяток для кофе. Опыт показывает - съедается все, главное - не смотреть в тарелку и не задумываться, как это готовилось. Третье - сам процесс приготовления пищи. Домашний кулинарный опыт можно оставить при себе и засунуть подальше в карман дождевика мамину поваренную книгу. Дикарям закон не писан. Я узнала, что гречневая каша, сваренная на сгущенке, очень вкусное блюдо, а просроченное на три года какао заряжает энергией на целый день не хуже "Сникерса".

К тому же, процесс еды здесь прост и беспринципен. Главные столовые приборы - кружка, тарелка, ложка. Когда я достала вилку, бывалый "селигерец" брезгливо покосился на меня: "Есть вилкой в походе - это извращение!"

Помните песенку, которую пел Андрей Миронов - "...на лицо ужасные, добрые внутри"? Это про дикарей-туристов. Теперь я знаю, почему на лицо ужасные - потому что не бреются! Бриться в походе плохая примета - непременно пойдет дождь. Доказано. Так что к концу похода мужчины превращались в... ну да ладно.

Самая любимая туристами стоянка на Селигере - Северный мыс. Во-первых, там много места - даже слишком много, потому что может поместиться сразу несколько палаточных лагерей, во-вторых, там есть волейбольная площадка и мягкий желтый песочек у воды. Еще оттуда виден потрясающий закат. Именно туда мы приплыли после испытания Кравотынским плесом. От волн отвыкали долго и мучительно. Муж моей подруги Ани однажды ночью был разбужен ее вопросом во сне: "Куда плывем?" Оглядевшись по сторонам и нащупав ровную землю, он понял, что никуда, и заснул. Аня же продолжала делать инстинктивные движения руками, похожие на взмахи весел. Гребли-то в основном мы, девушки: чтобы согреться, чтобы не заснуть после встречи рассвета у костра с песнями под гитару, чтобы сбросить "наетые" килограммы и просто для удовольствия.

С Северного мыса по лесу рукой подать до северного Белого озера. На Хачине 13 внутренних озер - некоторые совершенно закрытые, другие же - узкими протоками перетекают друг в друга: Щучье, Остречье, Плотичье, Запольеское, Пустое, Кобыльское, Гнильцы... Белые озера (на Хачине их два - северное и южное) не зря носят такие простые названия - у их берегов растет очень много красивых белых лилий. Правда, с каждым годом, после нашествия оголтелых туристов их становится все меньше и меньше. Каждая девушка считает своим долгом войти в роль озерной русалки и сфотографироваться среди этих белых цветов, ну и заодно сорвать пару-тройку на "сувениры".

Как оппозиция Белому есть и Черное озеро. Вода в нем такого цвета, что если опустить туда руку, кажется, будто она в крови.

На Щучьем озере водится много щук. Может, именно там родилась сказка про Емелю, который манипулировал бедной рыбкой в своих целях: "По щучьему веленью, по моему хотенью..."? Если ты не рыбак, более того, не любитель щук, на этом озере стоит побывать хотя бы из-за того, чтобы пройти извилистую протоку, соединяющую его с большим Селигером. Чтобы проплыть по узкой мелкой речке, не сломав ни одного весла и не застряв в береговых корягах, нужно обладать большой ловкостью гуттаперчивого мальчика.

На севере Хачина - еще две достопримечательности - деревня Хретень, состоящая из двух домов и поражающая туристов своим почти говорящим названием и деревня Волоховщина. Деревенька маленькая, но сервис как в лучших развлекательных центрах столицы (немного переборщила, конечно, но у соскучившихся по цивилизации туристов все вызывало восторженные возгласы). В деревне семья Синенко (их называют фермерами) держит два магазина. Один - с громким называнием "Вернисаж". Там выставлены работы жены хозяина - Людмилы Синенко - миниатюрные деревца, сделанные из коряг и цветов, собранных в близлежащем лесу или выращенных на огороде. По-настоящему ювелирная работа. Муж ее приспособился с помощью цифрового фотоаппарата и компьютера делать памятные фотки посетителей, стилизованные под карту острова Хачин или календарь.

А как же я могла забыть про Степаниду - их кошку! Степанида - не просто кошка, а Кошка с большой буквы, потому что она о-о-о-чень большая - килограммов 15. Такую не потискаешь на ручках и не заставишь гоняться за привязанным к ленточке бантиком. Ее привилегия - вальяжно восседать на диванчике и позволять с собой фотографироваться.

Селигер - лабиринт, островов, маленьких и больших озер и соединяющих их проток.

Самая известная в народе протока - Копанка. Название лирическое неофициальное - относится к далеким временам процветания Нило-Столбенского монастыря. Эту протоку на Хачине якобы прокопали монахи, чтобы удобнее было плавать к пустыни, не огибая южный мыс.

Еще один наш серьезный трехчасовой переход - на Серебряное озеро. Оно находится не на Хачине. У названия Серебряное существует две версии. Первая - его вода, если посмотреть под определенным углом и при определенном освещении кажется серебряной. Вторая - более авантюрная - монахи монастыря Нилова пустынь однажды ночью закопали на дне серебро. И всякий, кто пытался его потом искать, пропадал бесследно в озерном иле или всплывал мертвым. Озеро не любит, когда его бесчестят одеждой и купальниками. Если в полнолуние загадать желание и искупаться в Серебряном озере абсолютно голым, желание непременно исполнится. По словам нашего инструктора Олега, это чистая правда, сам проверял.

К тому же, озеро полезно в косметических целях - в нем "водится" редкая голубая глина, которая способствует омоложению. Если тело и так молодое, и ты не стремишься возвратиться в младенческие годы, глина послужит отличной очищающей маской. Только за ней придется сначала понырять.

Нас предупредили, что тот, кто побывал на Селигере один раз - заразился навсегда и будет приезжать туда снова и снова. Инструктор Жора, которого знает каждая селигерская собака и кошка, приехал сюда 15 лет назад и до сих пор не уезжает. Новички молча и с сомнением кивают в ответ, начинают мечтать о поездке на следующий год в Карелию или Крым, но... приезжают на Селигер.

В водный поход обязательно взять:

- два комплекта теплых вещей (даже если на улице уже второй месяц стоит безоблачное небо, солнце жарит людей как курицу-гриль, а гидрометеобюро настойчиво "рекламирует" погоду как на южном курорте) и шерстяные носки;

- защитное средство от солнца. Во время долгой гребли обгораешь быстро и незаметно. Заметно становится потом, когда не можешь уснуть от боли и жжения во всех конечностях;

- аптечку;

- средство от комаров (и не одно);

- перчатки, чтобы не образовывалось бесчисленное количество мозолей;

- увлажняющий крем, так как от частого соприкосновения с водой руки быстро сохнут и трескаются;

- плащ от дождя (на заметку - те, что продаются в переходах по 10 руб. рвутся после первого надевания);

- кепку, панамку, бандану или любой другой головной убор для защиты от солнечного удара;

- все вещи упаковать в полиэтиленовые пакеты.

Смотрите также:


Актуальные вопросы

  1. От чего скончалась Ирина Цывина?
  2. Что значит реновация жилья?
  3. О чем фильм «Дылда», который представит Россию на Каннском кинофестивале?