Вера Копылова 0 434

Директор Малого театра: «Из-за реконструкции Большого у нас пострадал фасад»

Под Театральной площадью изменился уровень грунтовых

Государственный академический Малый театр. Фото с сайта wikipedia.org

Большой театр, чью реконструкцию заслуженно прозвали «стройкой века», привнес свои сложности в работу второго по величине и значимости театра России, который находится совсем рядом с первым, — Малого театра. Как рассказала прессе директор Малого Тамара Михайлова, из-за изменений в руслах грунтовых рек под зданием скапливается вода. Из-за этого Малому театру пришлось провести специальные мероприятия по безопасности.

Тамара Михайлова Тамара Михайлова. Фото с сайта Малого театра

«AиФ.ru»: — Тамара Анатольевна, когда стало заметно, что реконструкция Большого театра принесла для Малого неприятные «побочные эффекты»?

Т.М.: — Наш театр был построен в 1824 году на берегу реки Неглинки. Все грунты под ним были насыпные. Болезнь фундамента присутствовала всегда: и в XIX веке, и в XX, и в XXI. Такая же проблема была и у Большого театра. Просто Большой решил свои проблемы раньше, а сейчас мы свои решаем. Трагедии отношений между Большим и Малым я просто не вижу.

Просто изменилась гидрогеология, то есть уровень грунтовых вод. Почему? Потому что Большой театр углубили, он опустился, по-моему, на 40 метров вниз. Его зацементировали, и он стал искусственной плотиной, преградой для грунтовых вод. От этого подземные речки, потоки изменили свои русла. Как говорят, вода дырочку найдет. Она стала обтекать эту плотину и находить себе новые русла. Естественно, фон, воздействующий на наш фундамент, изменился.

«AиФ.ru»: — Какие-то неприятные последствия подтоплений были?

Т.М.: — У нас в большей степени пострадал угол, который выходит на «Метрополь», и та часть, которая состыкована с ЦУМом.

«AиФ.ru»: — Почти весь фасад!

Т.М.: — Ну да. В 2006 году началась разработка проектной документации на реконструкцию Малого театра. Но изменения все-таки взяли свое, и мы начали противоаварийные работы по укреплению фундаменту. В декабре прошлого года мы их закончили. Это были плановые работы, мы были готовы к тому, что их придется проводить. И даже деньги, выделяемые нам Правительством, так и назывались — на противоаварийные работы.

Параллельно мы ведем работу по реконструкции Малого театра.

Памятник Александру Островскому у Малого театра Памятник Александру Островскому у Малого театра. Фото с сайта wikipedia.org

«AиФ.ru»: — Театр будет закрыт?

Т.М.: — По согласованию с Министерством культуры мы применяем такие технологии, при которых не нужно будет закрывать театр. Реконструкция будет совмещаться с деятельностью театра: работы уже ведутся, но основной работе такие работы не мешают. С апреля мы закроем театр — это будет стадия, при которой по технике безопасности нельзя будет пускать зрителя. А 1 декабря мы планируем открыть сцену — снова до апреля. То есть мы просто увеличиваем «тихий сезон». Обычно мы закрыты с июня до ноября, то сейчас — с апреля по декабрь. Но это не мешает нам планировать творческую деятельность театра. В этом году выйдет пять премьер, на следующий год запланировано еще пять. В январе, как обычно, у нас пройдет фестиваль Островского.

«AиФ.ru»: — Чем будет занят коллектив в эти самые «тихие сезоны»?

Т.М.: — Мы хотим поехать по городам России. Мы много ездили в этом году и увидели, как это важно, когда академический театр приезжает в глубинку. Знаете, что для меня было просто удивительно? Когда мы звонили в другие города, в тот же Курск или Петрозаводск, и предлагали провести гастроли, нам не верили! Считали, что под видом Малого театра приедет какая-то антреприза, мы за бешеные деньги продадим билеты, приедем с двумя стульями. Когда они поняли, что приехал настоящий театр, в том же составе, в каком мы выступаем и на основной московской сцене... Мы получили повторные приглашения. В 2013 году планируем поехать в Саратов, Барнаул (или Сургут), Самару, Казань, Санкт-Петербург, Курск, Петрозаводск.

Помимо этого мы пытаемся договориться об аренде залов в Москве. Не секрет, что к нам попасть на спектакли по произведениям, которые входят в школьную программу («Горе от ума», «Ревизор»...) очень сложно. И мы хотим приблизить театр к спальным районам. Проблема для нас — это цена: не может театр заплатить за аренду 500000 рублей, сколько же тогда должны стоить билеты для тех же школьников? Кроме того, наши спектакли рассчитаны на большую сцену. Мы решаем эти проблемы и надеемся на поддержку Министерства культуры.

«AиФ.ru»: — А у вас нет недоумения, почему об этом не позаботились раньше, до реконструкции Большого?

Т.М.: — Об этом позаботились. Мы ведь начали наши реконструкции одновременно. Но это очень недешевые удовольствия. Сразу на два таких здания найти деньги в бюджете не очень легко. Поэтому в то время, когда шел ремонт Большого театра, мы вели противоаварийные работы. Реконструкция Большого завершилась — и мы начинаем свою реконструкцию. Это логично. Это оптимизация расходов.

«AиФ.ru»: — А с точки зрения архитектуры, планирования что надо было сделать, чтобы избежать этой проблемы?

Т.М.: — Это вам надо было спросить архитектора Бове, который строил Большой театр.

«AиФ.ru»: — Штатной работе театра проблемы «подземелья» не мешают?

Т.М.: — Нет, абсолютно. Все происходит планово. Никуда театр не уходит и не уплывает.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Реально ли пересадить голову человека?
  2. Когда могут оштрафовать за использование аварийки на дороге?
  3. Кто такой Леонид Пасечник, объявивший себя и.о. главы ЛНР?


Какая система оценок в школе самая правильная?

Самое интересное в регионах

Новое на AIF.ru