Юлия Шигарева 0 2651

Максим Матвеев: «На Лизе Боярской женился по любви»

В большом кино Матвеев, что называется, «выстрелил», сыграв красавчика Фрэда в фильме «Стиляги» Валерия

Сегодня на счету Максима Матвеева десяток успешных кинопроектов («Тариф новогодний», «Не скажу!» и др.), аншлаговые спектакли в МХТ им. Чехова, в конце ноября в «Табакерке» он выйдет на сцену в главной роли в премьерном «Дьяволе». Плюс счастливая женитьба на Лизе Боярской. Казалось бы, ему грех жаловаться...

                                                               
Досье
Максим Матвеев родился в 1982 г. в г. Светлый Калининградской обл. В 2002 г. закончил театральный факультет Саратовской консерватории, в 2006 г. - Школу-студию МХАТ, принят в труппу МХТ им. Чехова. Женат на актрисе Лизе Боярской.

«АиФ»: - Максим, как-то вы признались всё тому же Тодоровскому: «Хочется сыграть очень плохого человека. Реализовать внутренние черты. Накопилось!» Ну что может накопиться у человека, у которого и профессиональная, и личная жизнь складывается так успешно?

М.М.: - Предрассудки, личные и профессиональные, в твой адрес. Плюс, что называется, спортивный интерес. В кино меня увидели у Валерия Тодоровского в «Стилягах» и решили: ага, его роли - это успешные симпатичные молодые люди, которые крутят девицами направо и налево. Значит, именно это и надо ему давать. И вот ты приходишь в какую-нибудь компанию, речь заходит о той или иной роли, и ты слышишь: «Ты? Нет! Да ты посмотри на себя! Какой же ты, к примеру, Раскольников!» Ты пытаешься переубедить их: вы не верите, что я могу быть другим? Но почему? Только из-за моей внешности? Сперва я переживал, а сейчас расслабился на эту тему. Потому что подвижки есть - у Станислава Говорухина в фильме «Лифт в преисподнюю» я играю убийцу, который, совершив убийство, застрял в лифте. В МХТ репетирую «Бесов», в «Табакерке» - «Дьявола». Вот такая трилогия получается! (Смеётся.)

«А я - по любви!»

«АиФ»: - В спектакле «Дьявол» по повести Льва Толстого вы играете Иртенева - молодого человека, который и после женитьбы продолжает связь с крестьянкой и в итоге кончает жизнь самоубийством, будучи не в силах прервать эти греховные отношения. Не страшно было за такую роль браться? Уж больно глубоко в душе копаться придётся.

М.М.: - Наоборот - интересно. Потому что Лев Николаевич там вскрыл то, что рано или поздно переживает любой представитель сильной половины человечества. И мужчина - настоящий мужчина - должен об этом, не боясь, говорить - именно для того, чтобы всё не закончилось так страшно, как у Иртенева. Ведь это действительно может быть ужасно - когда ты не имеешь смелости признаться в своей неправоте. Ложь начинает накапливаться внутри и вокруг тебя, и рано или поздно произойдёт взрыв. И тогда мужчина может превратиться в зверя.

«АиФ»: - А для вас самого женитьба что-то изменила в жизни?

М.М.: - Конечно! Я, в отличие от Иртенева, по-другому отношусь к своей семье. У Толстого Иртенев влюбился в Лизу Анненскую, потому что знал, что женится. Он такой сценарист своей жизни - выстраивает какие-то правильные (как ему кажется) ходы. Но организм бунтует и ведёт его совсем в другую сторону.

А я… Я, наоборот, более спокоен стал. Что для меня семья? Это родной человек рядом, который готов тебя принять таким, какой ты есть! Человек, с которым можно себе позволить быть самим собой! Семья - это как новая роль, очень важная, которую нельзя провалить.

«АиФ»: - А вам с Лизой штамп в паспорте вообще для чего был нужен? Сейчас к гражданскому браку все спокойно относятся. Жениться-то зачем?

М.М.: - По любви! В современном мире тяжело быть одному - тебе нужен надёжный тыл. И любовь. Вот и всё! Раньше я был для себя вселенной. А теперь вселенная по имени «Я» поменялась на вселенную «Мы».

Чужая боль

«АиФ»: - Сейчас вы снимаетесь в фильме о конфликте в Южной Осетии «Август восьмого» у Джаника Файзиева. Война - это страшно?

М.М.: - Страшно! В детстве у меня, как у любого мальчишки, и солдатики были, и в войнушку мы играли. Но когда ты осознаёшь, что можно столкнуться с этим в реальности… Так как в съёмках участвовали действующие воинские части, у нас была возможность пообщаться с ребятами, которые прошли через те августовские события... Вот тут ты и понимаешь, что война - это не подвиг совсем, а неконтролируемое проявление агрессии ко всему: к мужчинам, которые стоят с автоматами по ту сторону линии фронта, к детям, женщинам, старикам, которых почему-то объявили твоими врагами. Именно в этом страх - не потому, что ты слаб и не можешь защитить себя и свою семью, а потому, что ты не можешь контролировать эти обстоятельства. Страшно от мысли, что вот сейчас все живы, а в следующую минуту твоих родных могут убить - только за то, что кто-то таким образом попытался решить свои проблемы. Нам ребята, служащие в миротворческих войсках, показывали любительские съёмки того, что происходило за пределами окопов. А там шла бойня!

«АиФ»: - А зачем вам понадобилось не только на войну идти, но и с больными детьми работать?

М.М.: - (Смеётся.) Как зачем?! Всё получилось случайно. В Школу-студию МХАТ, где я тогда учился, обратились за помощью: может ли кто-нибудь из студентов небольшой концерт для детишек организовать? И мы с друзьями придумали спектакль про кота Леопольда и двух мышей. После спектакля к нам подошли сотрудники клиники: «Спасибо огромное! А может, у вас есть друзья, которые могут переодеться клоунами и по палатам пройтись?» Мы накупили носов, париков смешных. Не умели мы тогда ничего! Просто заходили, разговаривали с ребятами. Это потом я выяснил, что за границей такая организация существует уже больше 30 лет - «Доктор-клоун». Знаете, почему именно доктор-клоун?

«АиФ»: - Почему?

М.М.: - Потому что для детей, которые болеют долго и тяжело, доктор - это человек, приносящий боль. А если к ним приходит доктор-клоун, у ребят благодаря нам меняется отношение и к докторам, и к лечению. Представьте: мальчик лежит со сложным заболеванием, ему в колено вставили протез, который нужно разрабатывать, а это очень больно. Но он уже столько времени провёл в больнице, что у него нет никакого желания это делать. И тут приходит доктор-клоун, который говорит: «А что лежим? Давай поспорим: я тебе сейчас покажу фокус. Отгадаешь - можешь дальше лежать. Не сможешь - съедаешь ложку каши». Короче, берёшь пацана «на слабо». Делаешь фокус, он, естественно, проигрывает и проспоренную кашу съедает. А ты продолжаешь: «Ну, а теперь надо встать! Давай-ка, пацан, давай помогу!» И он встаёт - через «не могу». Наша организация «Доктор-клоун» уже шесть лет существует, мы развиваемся.

«АиФ»: - Вы научили этих детей преодолевать боль. А дети вас чему-то научили?

М.М.: - Наверное (задумывается, и уже уверенно)… да. Научили. На них, на маленьких, сваливается столько, что не каждый взрослый выдержит. Глядя на них, ты свои проблемы начинаешь воспринимать по-другому: у них ТАКОЕ, а ты тут переживаешь, что роль не получается! И жаловаться стыдно становится.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как оформить дарственную на квартиру на несовершеннолетнего?
  2. Какой вид облицовки лучше для дачи?
  3. Обязывает ли новый регламент выходить из машины по требованию инспектора?

Какая система оценок в школе самая правильная?

Самое интересное в регионах

Новое на AIF.ru