aif.ru counter
Вероника Гудкова 1 234

Василий Сигарев: «Снимать патриотичное кино предлагают, чтобы распилить денег»

В День российского кино режиссер Василий Сигарев рассказывает о своей новой картине «Жить», отличии отечественного зрителя...

«АиФ»: - Не драматизируете ли вы в «Жить», где у вас гибнут сразу пятеро персонажей, тему смерти? Люди редко умирают оттого, что у них погиб кто-то близкий.

В.С.: - У меня от этого тоже не умирают. Но я всегда беру крайние ситуации, потому что в них и легче раскрыть актера, и мне интереснее почему-то работать с ситуациями «на грани», пограничными состояниями.

«АиФ»: - А как вы работаете с актерами, чтобы довести их до «пограничного состояния»?

В.С.: - Это за меня делает текст, сценарий. В большинстве случаев мне не приходится прилагать усилий, чтобы доводить актеров до нужного состояния. Я изначально выбираю актеров, которые способны в это состояние войти. Мне не приходится что-то выдумывать.

«АиФ»: - Как осуществляется кастинг?

В.С.: - В фильме «Жить» я писал главные роли под конкретных актеров, тех, которые в итоге их сыграли. Подбор актеров на эпизоды – очень долгий процесс. Ведь охота найти людей так, чтобы они соответствовали главным персонажам, не выбивались из канвы. Очень сложно находить актеров на пятиминутные, двухминутные, минутные роли. При этом за исключением актеров массовых сцен, у меня играют только профессионалы. Я просматриваю актерские базы: самое важное – найти фактуру. А потом уже начинаются пробы.

 

Василий Сигарев и Яна Троянова (исполнительница главной роли в фильме «Жить») на фестивале «Кинотавр». Фото: Михаил Мокрушин (РИА Новости)

 

«АиФ»: - Как складывался сюжет из трех разных историй?

В.С.: - Я сам обнаружил, что у меня три разные истории – одна про любовь к детям, вторая про любовь к возлюбленному, мужчине, и третья – про любовь к родителям – обнаружил, только когда все уже было написано. Оно как-то само родилось.

«АиФ»: - А какие вы рецепты предлагаете для переживания смерти близкого?

В.С.: - Я, честно сказать, рецептов не предлагаю, я предлагаю только быть сильнее. Где найти силы? В себе. Они все там есть, просто человек не всегда знает это. Можно и в религии найти, почему нет. Можно найти в людях эти силы, которые тебя поддержат. Но самое главное – силы в тебе. Другие люди, религия помогут раскрыть их. Сила в том, чтобы идти дальше.

«АиФ»: - В одном из интервью вы говорили, что в вашем фильме только интерьеры и электричка – российские, а остальное – вненационально…

В.С.: - В том интервью, видимо, как-то маленько переврали, потому что это все-таки чисто русское кино. Я имел в виду не то что русский антураж, а то, за что мы можем зацепиться, чтобы понять, какое это имеет отношение к сегодняшней нашей стране. К сегодняшней нашей стране это имеет отношение только с точки зрения антуража – пейзажи, интерьеры. В остальном это могло и в 70-е годы произойти, в любое время. Но это глубоко русская история, потому что мы «скорбнее», что ли, чем, допустим, европейцы. У нас другие кладбища, у нас другое отношение к смерти.

«АиФ»: - Почему вы думаете, что мы «скорбнее»?

В.С.: - Возможно, из-за православия. Я помню, как-то зашел в больницу в Екатеринбурге, и там на стене была написана большая такая икона. Какая-то большая икона Скорбящей Богоматери. И я испугался. Ведь в больницу ты идешь за здоровьем все-таки, а не скорбеть.

«АиФ»: - Говорят, наша «скорбность» - от того, что мы все время ждем войны и знаем, что наши полководцы будут воевать не умением, как завещал Суворов, а числом, как обычно, поэтому мы боимся войны и смерти.

В.С.: - Может и такая причина быть. Я знаю такую вещь: когда гремит гром, или другой какой-то громкий звук, мы пригибаемся. Этот рефлекс возник, когда появились разрывные снаряды. А до этого люди от звука не пригибались.

«АиФ»: - Недавно в российском прокате шел фильм «Железное небо». Режиссер рассказывал, что многое в фильме делалось силами пользователей интернета. Вы не использовали интернет-аутсерсинг?

В.С.: - Пока мне не приходилось работать с этим, но в целом я за такие явления, потому что надо всячески пытаться делать кино, использовать не только традиционные способы – брать у Госкино деньги и снимать на них.

«АиФ»: - Вы не боитесь цензуры, что вам запретят снимать что-то?

В.С.: - Мне никогда ничего не запрещали, и деньги всегда государство давало на мои фильмы.

«АиФ»: - Вам не предлагало Госкино, скажем, денег на то, чтобы снять что-нибудь патриотичное, национально-идейное?

В.С.: - Предлагали, конечно. На самом же деле это предлагают продюсеры, которые хотят распилить денег на большом бюджете. Такое же кино не снимают так, что вот государство тебя попросило и ты снял. Все происходит иначе. Продюсеры придумывают тему, приходят к государству и говорят: «Мы хотим вот тут сделать патриотичное кино, дайте нам 30 миллионов». А потом снимают. Это же не государственный заказ обычно.

«АиФ»: - Агитки вы принципиально не снимаете?

В.С.: - Ммм… ну так неинтересно мне такое снимать.

«АиФ»: - Вы же любите снимать пограничные состояния. Вот война – очень пограничное состояние.

В.С.: - Ну, война… Если снимать про войну, мне надо просто лет десять жизни потратить, смотреть хронику, изучать вопрос. Я это и про Великую Отечественную говорю, и вообще про любую войну. Я не был на войне ни разу, и вот так прийти и снять про войну… Не получится. И вообще еще есть фильмы, которые тему закрыли. Например, «Иди и смотри» Элема Климова. После этого нужно снимать только лучше, а куда лучше-то? Уже не снять лучше.

«АиФ»: - То есть, по-вашему, предел совершенству есть?

В.С.: - Есть, да.

«АиФ»: - И надо искать «незакрытую» тему?

В.С.: - Нет, ну можно искать какие-то ходы, чтобы снимать про что-то другое на войне, но… Я пока не вижу в себе, что я способен на это.

«АиФ»: - Значит, вы не будете снимать про чеченскую войну или осетинский конфликт?

В.С.: - Мне, кстати, предлагали как-то снимать про чеченскую войну, год назад по-моему. Но там было такое кино, про которое я говорил – когда продюсеры берут деньги и снимают. Они мне предложили, а через месяц уже надо было снимать. То есть как попало – лишь бы снять. Я не участвую в таких проектах, мне нужно минимум два года, чтобы пройти от начала до конца весь путь.

«АиФ»: - Что для вас значит международная награда - гран-при фестиваля goEast?

В.С.: - Прежде всего, это значит, что фильм «Жить» купили в Германии, Франции. Значит, там посмотрят кино. Хотя меня европейский зритель не очень интересует. Вот американский зритель, мне кажется, ближе к нашему. Европейский, с его холодностью, нас не до конца поймет.

«АиФ»: - Расскажите о следующем проекте.

В.С.: - Это будет комедия. Черная. По мотивам произведений Андрея Ильенкова частично. Он будет писать одну половину сценария, я буду писать другую половину сценария, потом я это соединю, и Андрей Ильенков, писатель, будет исполнять одну из главных ролей. Но пока даже сценария нет, пока только идея.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Павел Дорожкин
    |
    20:52
    28.08.2012
    0
    +
    -
    Как же вам объяснить?Ну при чём тут агитка или дешёвое призывающее к чему-то кино?ну как оно может промыть мозги человеку если вышел за дверь а там будет другая реальность?Это я про ельцинское время говорю когда никакой работы в холодильнике шаром покати а по телевизору американские фильмы о демократии.Ну есть же Пикуль например любую его книгу возьмите ни одной не интересной нет и любому читать понравится хоть школьнику хоть инженеру главное чтоб только страну свою любили.тут ведь дело вот в чём сколько фильмов нужно снять чтобы историю русскую стране показать чтоб знал каждый в какой стране он живёт.А в истории этой всегда героизм будет ихрабрость русской армии так что и агитации никакой не нужно придумывать просто покажите как было.Что Бреская крепость это агитация?Или крейсер Варяг или Русско-Японская война или Крымская или Цусима.там не нужно никого агитировать просто покажите факты и всё.А необходимо такое кино для создания настоящей молодёжи для того чтобы было будущее и у страны и у тех кто в ней живёт.Иначе будет подмена ценностей и эмиграция но это ведь не Россия эта страна никогда так не жила чтоб из неё каждый мечтал сбежать.Наоборот люди после революции работали на износ чтоб её отстроить,и после войны также работали и теперь нужно правильное кино показать чтоб весь народ сплотился.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что за объединительный собор проходит в Киеве?
  2. Где в Москве подорожала парковка?
  3. Почему уроки в школе начинаются так рано?


Самое интересное в регионах