aif.ru counter
Надежда Ковалева 150

Алексей Учитель: «Фильм «Край» вышел масштабным даже по голливудским закона

Новая картина Алексея Учителя «Край» выходит в российский прокат 23

Алексей Учитель.
Алексей Учитель. © / Александра Горбунова / АиФ

Уже известно, что именно она будет представлять нашу страну в соревновании за самую престижную кинонаграду - «Оскар» в номинации «лучший иностранный фильм».

«АиФ»: - Алексей Ефимович, о чем фильм «Край»?

Алексей Учитель: - История начинается осенью 1945. Сержант, дошедший до Берлина, его играет Владимир Машков, приезжает в глухое сибирское село, где живут ссыльные. По профессии он машинист, безумно любит скорость. Отсюда и разгораются все страсти – любовь, ненависть, зависть к более удачливому сопернику… Даже по голливудским законам фильм очень масштабный. Я впервые делал картину, которая будет интересна зрителю от 5 лет до глубокой старости. К тому же там снимались прекрасные актеры – Сергей Гармаш, Алексей Горбунов, Аньорка Штрехель, Юлия Пересильд… А оператором был Юрий Клименко, я считаю его лучшим оператором в России. Это наша с ним пятая работа.

«АиФ»: - Какой посыл вы хотели донести до зрителя своей новой картиной?

А.И.: - Для меня очень важный вопрос, с какого момента возникает слово «враг». Мы общаемся, у нас нет особенных противоречий – и вдруг начинаем не просто ругаться, а убивать друг друга. В фильме есть немка, и вроде бы она – враг. На самом деле она даже не знала, что идет война. Хочу, чтобы люди понимали – нет врагов, мы все, несмотря на национальности и религии одинаковые, мы все – люди.

«АиФ»: - Я знаю, что сценарий для картины переписывался 107 раз. С чем это связано?

А.И.: - Да, этот факт можно в Книгу рекордов Гиннеса заносить. Дело в том, что изначально было ясно: картина предстоит сложная, масштабная, поэтому не хотелось упускать никаких деталей. Из-за этого и сценарий его автор Александр Гоноровский правил на протяжении всего съемочного периода. Для меня это вообще особый проект – и по масштабу, и по жанру. У меня никогда не было столько действия в кино, одни гонки на паровозах чего стоят. Все это требовало не обычного подхода, а детально продуманного. У нас только группа была 140 человек, это же целое предприятие! Кидаться в омут технологически и творчески тут было нельзя.

«АиФ»: - Расскажите, как вам работалось с Владимиром Машковым?

А.И.: - Честно говоря, перед началом съемок меня пугала Володина известность. Мне хотелось, чтобы он ушел от своих прежних наработок, чтобы зритель увидел нового, необыкновенного Машкова. Я ему прямо об этом сказал. И Володя загорелся: похудел, пересмотрел не один десяток фильмов о войне, практически не снимал с себя гимнастерку. То есть, попытался полностью стереть грань между собой и его героем. Думаю, такого Машкова зритель еще не видел. Владимир не только водил паровозы. Он еще, бедный, тонул, прыгал с моста в ледяную реку, получал бревном по голове… Мне кажется, роль Игната – лучшая в его карьере.

«АиФ»: - Кстати, о паровозах. Они в вашем фильме чуть ли не главные герои. Каково было работать с такими «актерами»?

А.И.: - И для меня, и для Володи Машкова, мы с ним это обсуждали, паровоз – живое существо. Со своим характером, со своими недостатками. Более того, это и в самом деле актер, к которому мы тоже предъявляли определенные требования. Машков рассказывал, как у него складывались отношения с паровозом: тот далеко не сразу подпустил его к себе, поначалу был недоволен, норов показывал… И поэтому мне кажется, что машинист – это не механическая профессия: прижал, надавил, подкинул угля и поехал. Нужно было найти с машиной общий язык. Я все это говорю совсем не в сказочном смысле, поверьте. Однажды в один из последних съемочных дней, когда уже все предвкушали слово «финиш», мы снимали сцену в кабине паровоза. Много там было народу: Машков, я, оператор - человек восемь всего. Снимали на откосе, перед поворотом. Паровоз был приперт и башмаками, и тормозами. И вдруг прямо во время съемки он тронулся. У нас там приборы, кабель электрический подведен, все поехало с грохотом. А паровоз продолжает идти вниз. Володя пытается его остановить – не выходит. Ситуация неуправляемая и опасная. Тут машинист, который был у нас на съемках консультантом – Павел Власов, здоровый такой мужчина двухметрового роста, запрыгнул к нам. Буквально в бешеном темпе начал что-то там крутить, поворачивать, и все обошлось. А еще несколько секунд – и могли бы вылететь с рельсов на повороте. Это был какой-то знак свыше, что все, поезд прибыл на конечную станцию - кино пора заканчивать.

«АиФ»: - В финальных титрах фильма вы выражаете благодарность актерам массовки, что, по-моему, сделано впервые в нашем кино. Было за что благодарить?

А.И.: - Местные жители, которые снимались у нас, подошли к процессу прямо-таки самоотверженно. В фильме есть эпизод, когда горит баня. Оттуда выбегает актер наш – Женя Ткачук, а с ним выбегает женщина. Сцена довольно опасная, хотя мы к ней тщательно готовились вместе с каскадерами. А еще ночь, холод, зима… Отобрали около двадцати женщин, я перед ними выступил, все честно рассказал. Потом спрашиваю: «Кто пойдет?» Все двадцать сделали шаг вперед! Массовка у нас вообще была уникальная. Однажды мы снимали семь ночей подряд. А это значит, что работать на следующий день невозможно. И вот многие какими-то путями добывали больничный, лишь бы не уходить со съемок.

«АиФ»: - На время съемок фактически девять месяцев группа была оторвана от привычной обстановки, от родных, существовала автономным коллективом. Не возникало в отношениях напряжения из-за этого?

А.И.: - Я всегда стараюсь увозить группу подальше от дома, потому что на съемках должна существовать особая атмосфера. К тому же, только так можно соблюдать режим. А когда съемочный день по 10-15 часов, задуматься больше не о чем. И времени ни на что другое не остается. Да и не надо. Поэтому задача режиссера, как и всей остальной съемочной группы – увлечь актеров. Чтобы это было не работой, а смыслом каким-то на этот период. На самом деле это довольно трудно. Но у нас, как мне кажется, все получилось.

«АиФ»: - Автором музыки к ленте «Край» стал североирландский музыкант и композитор Дэвид Холмс, знакомый российскому зрителю по саундтрекам к трилогии о «Друзьях Оушена». Как возникла идея пригласить его?

А.И.: - В последних моих картинах «Космос как предчувствие» и «Пленный» у меня практически не было музыки, так уж складывалось. Но здесь показалось, что это нужно. Дэвида я помню не только по «Друзьям Оушэна», но и по потрясающей ирландской картине «Голод». Мы с ним встретились в Каннах на одной вечеринке, и как бы пошутили, что неплохо бы поработать вместе. Когда дошло до дела, я послал ему сценарий, он ему очень понравился. Да и мне самому было интересно поработать с такого уровня кинокомпозитором.

«АиФ»: - Чего, по-вашему, в мире не хватает, чтобы жить мирно и счастливо – любви, доброты, терпения?

А.И.: - Прежде всего, сидящая в нас жестокость мешает, животный инстинкт. А если он сознательный, то это еще страшнее. Жажда физической расправы губительно действует. Самое страшное, что этого много в молодом поколении. Как этого избегать? Победить это может только дух, любовь, внутренняя сила – слова банальные, и тем не менее. И еще важно не поддаться инстинкту толпы: а-а, давай, бей, души врагов. А вот как выстоять, да еще и другим внушить, что надо оставаться людьми даже в самых острых конфликтах? Пусть хотя бы кино, искусство противостоит вражде.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. cаламин153
    |
    22:11
    16.09.2010
    0
    +
    -
    В общем, у Михалкова - из самолёта, а здесь, наверно, из паровоза...
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какие антивирусные программы самые надежные и эффективные?
  2. Зачем в США собираются штурмовать «Зону 51»?
  3. Что известно о Кирилле Курносове, возглавившем «Альфу»?


Самое интересное в регионах
Роскачество