aif.ru counter
Савелий Кашницкий 1 1341

Первая после Пушкина. Шесть московских адресов поэтессы Евдокии Ростопчиной

23 декабря 1811 года в семье Сушковых родилась девочка, которую нарекли Евдокией. Ей суждено было стать одной из лучших поэтесс золотого века.

Евдокия Ростопчина.
Евдокия Ростопчина. © / Эдуард Кудрявицкий / АиФ

Родилась Додо, как её звали родные, в доме дяди Николая Сушкова, известного поэта и драматурга, в Старопименовском переулке, 11/6 . Рано потеряв мать, девочка воспитывалась у деда и бабушки Пашковых - тех, в чьём владении находился самый роскошный дом Белокаменной, - на Ваганьковском холме, ныне старое здание Российской государственной библиотеки.

Одинокая и грустная, она постигала жизнь в тиши дедовой библиотеки, к юности владела пятью европейскими языками и была не по-женски начитанна. Семья к моменту её превращения в завидную невесту обитала на Чистых прудах, в Потаповском переулке, 7 , среди стройных лип и задумчивой сирени усадьбы Пашковых, в то время почти на краю Москвы. Этот полутораэтажный дом можно и сегодня увидеть в глубине участка дома 12 по Чистопрудному бульвару.

Старопименовский переулок, 11/6.
Старопименовский переулок, 11/6. Фото: АиФ

Муза двух столиц

В 16 лет девушку вывели в свет - на зимних балах бли­стала романтической красотой изящная и остроумная собеседница, непритворная и приветливая, общества которой искали самые видные столичные кавалеры. В их числе юный Мишель Лермонтов, до конца жизни друживший с обаятельной Додо; дальний родственник Николай Огарёв, безнадёжно в неё влюблённый и отомстивший неприступной красавице много лет спустя язвительной рецензией на её книги. Как-то на санном катании юной поэтессе уделил внимание Пушкин, неизвестно чем сильнее увлечённый - её свежими стихами или ею самой. Как бы то ни было, у них завязалась дружба и продолжилась через много лет в Петербурге: Александр Сергеевич стал завсегдатаем на «литературных обедах» в салоне графини Евдокии Ростопчиной (эту фамилию она стала носить после замужества). Накануне роковой дуэли на Чёрной речке Пушкин пришёл именно к ней, всё понимавшей, чуткой и восхищавшейся его талантом.

Потаповский переулок, 7.
Потаповский переулок, 7. Фото: АиФ

Додо не знала отбоя от поклонников. Сама была влюблена в князя Александра Голицына, но не смела о нём даже мечтать. «Не пара он тебе», - заявили всесильные тётушки, решавшие её судьбу. А если уж не за любимого, то за богатого! Так Евдокия стала женой графа Андрея Ростопчина - человека вздорного, увлекавшегося лишь картами, лошадьми и женщинами. На своём личном счастье она поставила крест.

Андрей был сыном отставного генерал-губернатора Москвы Фёдора Ростопчина, руководившего городом в дни французской оккупации 1812 г. и, по легенде, отдавшего приказ поджечь Москву. Молодожёны поселились в графской усадьбе на Большой Лубянке, 14 , описанной Львом Толстым в «Войне и мире». Двумя столетиями ранее здесь жил князь Дмитрий Пожарский и был ранен поляками в бою на своём подворье. В конце XVIII в. тут хозяйничало семейство Нарышкиных, оформив дом в стиле нарышкин­ского барокко. А через столетие после Ростопчиных в усадьбе разместилось руководство НКВД: здесь решались судьбы миллионов жертв сталинского режима. Здание с голубым декором и пышной лепниной и сегодня одно из самых эффектных на Лубянке.

Большая Лубянка, 14.
Большая Лубянка, 14. Фото: АиФ

Лишённая любви мужа, графиня Ростопчина целиком отдалась поэзии и светской жизни. Её салон посещали все без исключения выдающиеся литераторы, музыканты, художники Пушкинской эпохи. У неё был самый модный и хлебосольный дом Москвы. Евдокия Ростопчина стала первой дамой столицы.

В 1847 г. Андрей Ростопчин купил усадьбу на Земляном Валу. Дом 15 по Садовой-Кудринской , чудом не сгоревший в пожаре 1812 г., и сегодня - ампирная изюминка на фоне бетонной стены детской больницы им. Филатова.

Садовая-Кудринская, 15.
Садовая-Кудринская, 15. Фото: АиФ

Изгнанница

Её стихи, ценимые Пушкиным, Вяземским, Жуковским, Лермонтовым, иногда взрывали светское общество. Так, в стихотворении «Насильный брак», где жестокий барон угнетает свою жену, одни услышали отголосок неудачного супружества автора, другие же, и в их числе император Николай I, - едкую сатиру на подавление Россией Польши. Графиню выдворили из Петербурга, куда супруги на тот момент перебрались. Так вслед за Пушкиным и Лермонтовым она стала третьим поэтом, гонимым имперской властью. Младший сын Карамзина Андрей, от которого Евдокия родила двух внебрачных дочерей, дважды разбил её сердце - когда женился на богатейшей Авроре Демидовой и когда погиб на Крымской войне. Ростопчин же оставался рядом с нелюбимой женой до самой её смерти.

К сорока годам графиня растеряла поклонников - как светских, так и литературных. Белинский, Чернышевский, Добролюбов подвергли её поэзию уничижительной критике, называя романсовой и салонной. В юности крамольными стихами она поддерживала сосланных декабристов. А в зрелые годы скорее отождествляла себя с одиноким Чацким. Демократы-разночинцы не простили ей «отступничества». Ростопчина написала пьесу «Возврат Чацкого в Москву» - продолжение «Горя от ума». Её не приняли ни западники, ни славянофилы. «Я одна, а против меня - партии», - сокрушалась она.

Усадьба Вороново.
Усадьба Вороново. Фото: АиФ

Последние годы жизни поэтесса провела между Белокаменной и подмосковной усадьбой Вороново , где, по легенде, её свекор в ожидании прихода французов закопал в подземных коридорах несметные сокровища (неугомонные краеведы с биорамками в руках ищут их до сих пор). В Москве она обитала на Новой Басманной, 16 , - сейчас в этом здании военная комендатура. Поблизости, на Старой Басманной, доживал свой век близкий ей по духу Пётр Чаадаев, тоже не понятый современниками и объявленный сумасшедшим.

Новая Басманная, 16.
Новая Басманная, 16. Фото: АиФ

Перед самой смертью графиню посетил Александр Дюма и до конца жизни вспоминал однодневную дружбу с умирающей, но по-прежнему прекрасной и интеллектуальной женщиной. Близкий друг Пушкина Плетнёв, неравнодушный к Ростопчиной, называл её «русской Сафо» и уверял, что после гибели Пушкина и Лермонтова именно она оказалась первым поэтом страны.

Отпевали умершую в 46 лет от рака Додо в церкви Петра и Павла. Нарисованный рукой Петра I храм и сегодня располагается невдалеке от площади Красных Ворот. На этом московском пятачке родился Лермонтов и ушла в вечность Ростопчина - два прекрасных поэта, ценивших друг друга с самого детства.

Смотрите также:

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Гена
    |
    07:17
    30.03.2012
    0
    +
    -
    "Первая после Пушкина"...- Гм, а куда, журналюги, вы поместили М.Лермонтова, Н.Некрасова и множество других, сегодня почитаемых великими, поэтов??? Как легко вы навешиваете ярлыки, у вас и Басков с Киркоровым - великие!... Гореть вам в геене огненной за базар ваш!
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Сколько людей живут на Шикотане и Хабомаи?
  2. Кому и почему не стоит есть много соли и соленого?
  3. Когда Пасха в 2019 году?


Самое интересное в регионах
Роскачество