Вера Копылова 0 1446

Ренессанс Театра Ермоловой: Новый худрук оживил старый театр

Олег Меньшиков оказался волшебником

Олег Меньшиков. Фото: www.russianlook.com

Такого оживления стены старого театра на Тверской не видели давно. Столько людей, молодежь, звезды, пожилые театралы, цветы, смех... Так открывалась новая эра в истории театра имени Ермоловой. Сам театр существует чуть менее 90 лет; с 1970 года по минувшую весну художественным руководителем был Владимир Андреевич Андреев. Великий актер и режиссер, Андреев вел театр достойно, однако нельзя не признать, что уже много лет как в театре не было громких событий и молодой публики.

Революционные перемены последнего времени в столичных театрах начались, пожалуй, именно с театра Ермоловой. Причем начались они «снизу». 82-летний худрук Владимир Андреев сам и по своей инициативе передал место актеру, который работал в этом театре два десятка лет назад, но, даже уволившись, остался верен своему мастеру, — Олегу Меньшикову.

Театр Ермоловой стал одной из тех площадок, которые давно требовали перемен и в которых за недавнее время сменилось руководство. Однако, в отличие от незатихающего скандала с Кириллом Серебренниковым в Театре Гоголя и с Московским театром кукол, власти Москвы формально не имели отношения к этим изменениям.

Сам факт такой перестановки уже привлек к себе внимание театральной и нетеатральной публики. Любимый всеми актер Олег Меньшиков, спектакли с участием которого имеют огромную популярность, дал несколько интервью, провел экскурсию по зданию, показал старые стены с сохранившимися надписями из прежних времен... Ремонт едва-едва успели завершить, и вот — премьера в честь открытия сезона и открытия новой эпохи театра.

Валентин Гафт и Владимир Андреев — вот те, кто добавили масла в огонь и сделали открытие обновленного театра еще блистательнее. Спектакль с их участием под названием «Самая большая маленькая драма» в постановке молодого режиссера и драматурга Родиона Овчинникова — первый в списке премьер. Впереди «Оркестр мечты. Медь» в постановке самого Меньшикова (яркое шоу под духовой оркестр), «Фотофиниш» по пьесе Питера Устинова в постановке худрука театра На Малой Бронной Сергея Голомазова, «Язычники» погибшей при взрыве в Домодедово Анны Яблонской в постановке Евгения Каменьковича и другие спектакли. А пока — «Самая большая маленькая драма».

На сцене чего только нет! Скопище театрального реквизита: какая-то лошадь, сундук, пара искусственных деревьев в цвету (намек на «Вишневый сад»?)... И два персонажа, взятых Овчинниковым из рассказа Чехова «Калхас». Оба они старики, но один из них — смертельно пьян! Конечно, это персонаж Гафта. Кто еще так сыграет всем знакомое пьяное бормотание, растягивание звуков и смена громкости — то в крик, то шепотом?

Владимир Андреев и Валентин Гафт в постановке Самая большая маленькая драма Владимир Андреев и Валентин Гафт в постановке «Самая большая маленькая драма». Фото Владимира Майковского, предоставлено пресс-службой театра им. Ермоловой

Мы за кулисами дореволюционного провинциального театра. Тут местная звезда, временами запивающий актер Василий Васильевич (Валентин Гафт) и суфлер Никита (Владимир Андреев). Им предстоит завтра играть летописца Пимена, но как тут сыграешь, когда непонятно — Василий Васильевич уходит в запой или как?

Спектакль звучит живо и актуально даже для тех, кто вообще не любит театр. Хотя он, конечно, о театре. Мастерство разноплановых актеров позволяет найти свое каждому зрителю, с какими бы мыслями и интересами он ни вошел в этот зал.

Тем, кто от философии театрального искусства дальше, будет цеплять, веселить и трогать сама история: старый актер, вконец упившись, решает оставить после себя хотя бы одного ученика, а именно — суфлера Никиту. Решают начать с басни.

— Вороне как-то бог послал...

— Нет, не так! Ворона, чиновница, дура!

— Воро-о-оне как-то бог послал кусочек сыра...

— Орден ей дали! Она пришла с вручения, в кресле развалилась...

Репетируя то басню, то «Гамлета», то «Сирано де Бержерак», а то прикладываясь к царским реквизиторским фужерам, актер и суфлер говорят «за жизнь». Сам текст пьесы необыкновенно афористичен.

— Русскому человеку жить и не пить нельзя! Давай неси чего-нибудь, а то мир уже начинает проясняться.

— Так ведь плохо же будет?..

— Этого ты знать не можешь!

Будут и другие афоризмы. «Закуска — враг веселья». «Умирать рано, жить поздно». Будет фраза, которой обрадуются противники Чехова. Гафт с неповторимой интонаций кричит: «Чехов? Гениальная скука! Ходят, ноют, стонут, ничего не знают...» Получат по заслугам те, кто не очень твердо знает, чьим именем назван театр, кто это вообще такая — Ермолова.

— Я вас вызываю на дуэль! — кричит суфлер Никита своему мэтру. — Как это — никто не знает Ермолову?! Ермолова, великая актриса! Да я за нее убью! Выбирайте оружие, любое, вот вам шпага, вот топор... (вопит Никита, перезаряжая ружье).

И они помирятся и выпьют за театр, за эту «иллюзорную эфемерность», которая, завершившись, исчезает отовсюду и остается только в душе.

«Искусство — это кто как думает», — говорит в финале Валентин Гафт. Зал аплодирует стоя.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Кому может грозить уголовная ответственность за ввоз «санкционки»?
  2. Чем знаменит Гари Линекер, который будет ведущим жеребьевки ЧМ-2018?
  3. Что представляет собой новый грузовик компании Tesla?


Какая система оценок в школе самая правильная?

Самое интересное в регионах

Новое на AIF.ru