aif.ru counter
Юлия Красновская 1068

Вера Сотникова: «Чувствую в Зыкиной что-то родное»

Статья из газеты: ТВ-ГИД № 20 15/05/2013

Основан ли сериал «Людмила» на документальных воспоминаниях или это исключительно художественный фильм?

Вера Сотникова в образе Людмилы Зыкиной. Фото предоставлено пресс-службой телеканала «Россия-1»

В. С.: - Я посмотрела много документальных фильмов о Людмиле Георгиевне, поэтому во время съёмок сериала мне не раз хотелось что-то добавить, заменить авторский текст сценариста на подлинный, на те слова, которые говорила сама Зыкина. И скажу, мне часто многое разрешалось. Но были моменты, когда режиссёр говорил: «Нет, здесь оставим как есть. Вера, это художественный фильм, а не документальный».

Например, пресс-атташе Зыкиной отмечал, что с Фурцевой Людмила Георгиевна была очень близка, но держала дистанцию. А у нас по сценарию они лучшие подруги. Это было сделано, чтобы амплитуду катастрофы повысить. Напряжение сильнее, когда о смерти Фурцевой узнаёт не человек, который был с ней на дистанции, а её закадычная подруга.

«ТВ-Гид»: - Вас утвердили на роль без проб, а вы согласились не раздумывая? Не страшно было, всё-таки Людмила Зыкина - это целая эпоха.

В. С.: - Так сошлись звёзды. Когда-то продюсер Алексей Пиманов не утвердил меня на роль Лидии Руслановой в фильме «Жуков». И только сейчас я подумала, как хорошо, что тогда мне не дали эту роль. Сыграть сразу двух великих женщин - певиц русской народной песни - мне бы не удалось. О страхе не было речи. Я понимала, что это большая честь и ответст­венность. Пусть это звучит нескромно, но я рада, что роль попала именно ко мне. Потому что я любила Зыкину с дет­ства и всегда считала, что она наша, волгоградская. И любила её как свою, родную. Маргарита Агашина наша, Александра Пахмутова наша и Людмила Зыкина - я тоже считала, что наша!

Вера Сотникова. Фото www.russianlook.com

«ТВ-Гид»: - Хорошо, вас утвердили, а дальше? Как вы готовились? Ведь одно дело играть героев литературных произведений и совсем другое - человека, которого все помнят?

В. С.: - Да, конечно, разница есть. Мне в жизни пришлось дважды играть исторических героев - Екатерину Долгорукую, жену царя Александра II, и Айседору Дункан. Это были незаурядные личности, красивые и талантливые женщины.

Например, когда играешь Машу в «Трёх сестрах», ты фантазируешь её жизнь и поведение на сцене, создаёшь  шлейф роли. А здесь биография и шлейф уже есть, есть яркая жизнь. И ни на шаг, ни на сантиметр ты не должен уходить от правды. Но всё равно все эти реальные герои проходят через моё видение и через моё сердце. После того как меня утвердили на роль Зыкиной, я уехала на гастроли и взяла с собой весь материал о Людмиле Георгиевне. Я засыпала и просыпалась с её песнями. Слушала их, а по щекам текли слёзы. Такого голоса, как у Зыкиной, нет и никогда не будет на нашей планете. Я старалась, как можно ближе быть к ней - читала про неё книги, изучала, как она говорит, как ходит, как смотрит. 

«ТВ-Гид»: - А вы с Людмилой Георгиевной похожи?

В. С.: - А может, даже и похожи! Есть фотографии молодой Зыкиной, где, мне кажется, она похожа на мою родную сестру или на мою бабушку и на мою маму. Я чувствую в Зыкиной что-то родное. Возможно, мы похожи темпераментом. У неё с детства был боевой характер, и она дралась с мальчишками. И я в детстве тоже была сильной девчонкой и гоняла ребят. Перед трудностями, как и она, никогда не пасовала. Надо кого-то спасти - спасём не задумываясь. Возможно, мы с Зыкиной похожи страстностью натур. Потому что для меня в отношениях с человеком самое главное - любовь и страсть. Зыкина умела любить и жила только потому, что любила. Единственное для меня табу - женатые мужчины. Точно так же и для Людмилы Георгиевны.

«ТВ-Гид»: - Людмила Георгиевна говорила: надо любить так, чтобы земля уходила из-под ног...

В. С.: - Да, потому что русские бабы только так и умеют любить - раз и навсегда. И если она когда-то про одного мужа узнала, что он ей изменяет, - всё. Фотографии порваны, и назад пути нет. Есть такие люди, которые способны любить всем сердцем. И я знала одно, где бы я её точно не подвела, когда играла, - это в своём стремлении честно любить. Я думаю, меня поймёт любая женщина, потому что для каждой из нас любовь, если любовь настоящая, это навеки.

«ТВ-Гид»: - Как вы думаете, почему Зыкину так любили?

В. С.: - Её голос не просто приводил в восторг, а заставлял плакать от осознания этого таланта. Как чисто она пела! Достойно, с душой, с большим сердцем. Сейчас говорю это и чувствую, что снова подступают слёзы… Она ведь, когда пела, никогда не напрягала диафрагму и лишь слегка открывала рот. Я смотрела и не понимала, откуда у неё льётся голос. А ещё она была замечательной актрисой. И даже если ты никогда не был на Волге, слушая Людмилу Зыкину, представляешь и реку, и просторы - так образно она пела.

«ТВ-Гид»: - Но рядом с успехом на сцене стояла неудавшаяся личная жизнь…

В. С.: - В интервью она как-то сказала: «Виновата я сама». Вот так себя мужикам отдавать тоже, наверное, неправильно. С ней рядом действительно должен был быть сильный человек. Такой, как генерал. Потому что неодарённые, пусть даже симпатичные, но без внутреннего стержня мужики ей были неинтересны. Да и они никогда бы с ней не жили, потому что выдержать такой накал страстей и её настоящую любовь - это надо уметь.

«ТВ-Гид»: - Но ведь никто из поклонников не знал об этом, все видели только красивую и сильную женщину…

В. С.: - Зрители воспринимали Зыкину очень успешной, не знавшей горестей и трудностей, но никто не подозревал, сколько бед ей пришлось пережить. Она работала и на заводе, и санитаркой в госпитале во время войны. Был страшный момент в её жизни, когда в 1949 году умерла мама и она на два года потеряла голос. Ей даже пришлось уйти из хора им. Пятницкого. Что такое в жизни артиста осознание того, что он больше никогда не сможет заниматься своим любимым делом? Теперь можно только догадываться, что она пережила в то время. Но у неё никогда и не было никакой звёздности. Это был очень скромный человек, который в 80 лет говорил: «Да ну, какая ж я звезда?»

Хотя она прекрасно понимала, кто она, поэтому и говорила, что готова отдать все свои бриллианты за голос. Ничего ни у кого не просила для себя. Вот только у Фурцевой по­просила ансамбль. И всё. Но при этом её и боялись. Представляете, какой у неё был энергетически мощный стержень, который позволял так жить и так общаться с людьми.

Ради роли пришлось поправиться

- Для этой роли пришлось перекрасить волосы в чёрный цвет и набрать вес. Как-то на гастролях я взглянула в зеркало и увидела свои впавшие щёки, а Людмилу Зыкину я никогда не видела со впалыми щеками, я так испугалась! Думаю: приеду с гастролей, и меня заменят! Нужно было как-то исправлять ситуацию: я шла в ближайший магазин, покупала пряники и молоко и ела их на ночь. Я округлилась и, что называется, не выпала из персонажа. Самое интересное, только закончились съёмки, я тут же начала худеть, а мне говорят, что нужно проморолик снимать. Я думаю: «Так, опять молоко с пряниками на ночь!» Я предлагала сделать накладные вставочки на бёдрах, чуть-чуть больше грудь, а потом увидела себя на экране и подумала: «Ого, многовато! Хватит!»

Вера Сотникова в образе Людмилы Зыкиной. Фото предоставлено пресс-службой телеканала «Россия-1»

Пророческий сон

- Зыкина была тем человеком, которому не нужно было, как сейчас говорят, пиариться. Она была талант­ливая и самодостаточная. Перед началом съёмок я посетила её могилу и не только просила благословения, но и заранее молила у неё прощение за то, если мне в картине что-то не удастся. Я подумала, что Людмиле Георгиевне не очень бы понравилось, что мы снимаем о ней фильм и фантазируем на какие-то темы. Она была очень прямой человек и точно сказала бы: «Ребят, что вы делаете?» Поэтому, когда я пришла на могилу к Людмиле Георгиевне, я именно это и сказала: «Извините. Пожалуйста, извините, если вам что-то не понравится. Но это кино. Вас любят, и я вас очень люблю». То есть я её заранее уговорила, чтобы она снисходительно отнеслась и к этому фильму, и к моему исполнению. Я бы хотела, чтобы ей не было стыдно за нас.

Самое удивительное, когда мы снимали на Новодевичьем кладбище, почти напротив могилы Зыкиной, сцену прощания с генералом, мы вдруг увидели салют. Приветствовать Людмила Георгиевна нас точно не могла, но всё равно - это был не град или другой природный катаклизм, который бы точно нёс в себе негативную энергию. Два года назад я была в квартире Людмилы Георгиевны и вела «Битву экстрасенсов». И тогда одна из участниц передачи, экстрасенс Наташа Бантеева, сказала: «Все, кто в этой квартире находится, ещё долго будут связаны с Людмилой Зыкиной и с историей её бриллиантов». Проходит два года, и пророческие слова сбываются - я играю Зыкину.

А за месяц до начала съёмок мне приснился сон, что я нахожу своё чёрное пальто, которое очень долго не надевала, опускаю руки в карманы и оттуда достаю горсти бриллиантов.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Сергей Иркутск
    |
    09:08
    20.05.2013
    0
    +
    -
    Я считаю, что портретное сходство актрисы и реальной Зыкиной минимальное. Лично мне это мешает. Ещё по рекламным роликам, по анонсам я сделал вывод, что смотреть этот фильм не буду! Я слишком хорошо знал и ещё очень хорошу помню Зыкину, чтобы принять вот эту, экранную "Зыкину". Это тот фильм, где портретное сходство необходимо. В своё время смотрел биографический фльм "Жизнь в розовом цвете" об Эдит Пиаф. Вот, господа, посмотрите и поучитесь, как надо делать биографические фильмы. Ваш фильм не удался! И не надо меня упрекать: мол, фильм не смотрел, а говорит "не удался". Сами виноваты, слишком много было рекламы... Как же его смотреть, когда вы с этим фильмом всем надоели ещё до его премьеры.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какой фильм победил на ММКФ-2019?
  2. Что обсуждали на встрече Владимир Путин и Ким Чен Ын?
  3. Что известно о новой атомной подводной лодке «Белгород»?


Самое интересное в регионах