aif.ru counter

Анзор Кавазашвили: на место Яшина не метил, но был готов к любому вызову!

Голкипер, сыгравший на самом успешном для сборной СССР чемпионате мира два полных матча, до сих пор не получил законную бронзовую медаль. Почему?

Анзор Кавазашвили, 1969 г.
Анзор Кавазашвили, 1969 г. © / Юрий Сомов / РИА Новости

Чемпионат мира 1966 года, проходивший в Англии, вывел сборную СССР в четверку сильнейших команд мира. Она выиграла все три матча в группе (3:0 у КНДР, 1:0 у Италии, 2:1 у Чили) и сумела наконец преодолеть четвертьфинальный барьер (победа над Венгрией 2:1). В полуфинале советскую команду остановила сборная Германии (1:2), а на матч за третье место против Португалии мотивации уже не хватило (1:2).

В двух матчах из пяти ворота сборной СССР защищал голкипер московского «Торпедо» Анзор Кавазашвили, чьи попытки выиграть конкуренцию у великого Льва Яшина можно признать вполне успешными. Беседа с Анзором Амберковичем телепортировала корреспондента АиФ.ru в далекое прошлое, которое благодаря бодрому духу, уникальной памяти и образной речи рассказчика обернулось настоящим. А в каком-то смысле — даже и будущим.

Грузин или слон?

Константин Столбовский, АиФ.ru: — Статистика, как известно, знает все. В 1966 году Яшин и Кавазашвили провели за сборную СССР равное количество матчей — по 7, но при этом вы пропустили 5 мячей, а Лев Иванович — 8. И на чемпионате мира во вратарской линии была ротация. Скажите честно: вы ощущали себя «вторым номером» или рвались стать первым?

Анзор Кавазашвили: — Отвечу так: я был уверен в своих силах, а уверенность базировалась в том числе на доверии главного тренера сборной СССР Николая Петровича Морозова. Он хорошо знал мои возможности по совместной работе в «Торпедо». Морозов был твердо убежден в том, что я готов к самым серьезным испытаниям. О прямом соперничестве с такой глыбой, как Яшин, я даже не помышлял, а вот стремление быть похожим на него в игровых качествах было у меня всегда. Мне кажется, получалось неплохо. По крайней мере, когда меня ставили в состав, я точно не портил картины.

В процессе подготовки к чемпионату мира Морозов укрепился во мнении, что я не только для «Торпедо» гожусь, но могу и Льва Ивановича в сборной заменить. Меня такое доверие буквально окрыляло, но, клянусь, даже в самых тайных помыслах не проскальзывало, что я, молодой и дерзкий, лучше великого Яшина. Я очень хорошо чувствовал разницу между нами. Но стоило мне встать в ворота сборной СССР, как я о ней мгновенно забывал. Не думал о разнице в мастерстве, в росте, в возрасте и опыте. Я играл так, как умел.

— Всем известно, что Кавазашвили ничем не запугаешь.

— Это факт: я никогда не был мандражистом, и команда это чувствовала. Николай Петрович, помню, на разборах удивлялся: «Анзор вообще грузин или нет? Грузин должен быть горячим, взрывным, а этот в игре спокойный как слон. Положи его на колючки — уснет».

Один из лучших вратарей СССР 60-х годов Анзор Кавазашвили.
Один из лучших вратарей СССР 60-х годов Анзор Кавазашвили. Фото: РИА Новости/ Дмитрий Донской

Всегда готов!

— Но одно дело — подготовка к чемпионату мира, совсем другое — сам чемпионат. В первом матче, против КНДР, ворота сборной СССР защищал Кавазашвили, а не Яшин...

— Расскажу о том, что знаю достоверно. А знаю я, что Морозов планировал на все матчи ставить в ворота меня. Но его помощник, бывший начальник «Торпедо» Юрий Васильевич Золотов, с которым я тоже был в добрейших отношениях, как-то предупредил: «Николаю Петровичу очень тяжело, на него давят. Говорят, что на чемпионате мира должен играть Яшин». «Правильно говорят! — ответил я. — Он и должен играть».

Так что на роль «первого номера» я не претендовал, но готов был к любому вызову. И когда за два дня до игры с Кореей меня вызвали к руководству и спросили: «Готов, Анзор?» — я ответил: «Как всегда!».

— Завидное хладнокровие.

— Знаете, я был уверен в себе еще и потому, что у нас была прекрасная линия обороны. Просто великолепная! Пономарев, Капличный, Хурцилава, Данилов, Островский и, конечно, Алик Шестернев — с этими людьми можно было смело идти за линию фронта. И они знали, что я не подведу, и я в них не сомневался.

— Яшин перед первой игрой вам какие-нибудь наставления давал?

— Лев Иванович удивительный был человек. В нем даже намека не наблюдалось на то, что называют сейчас «звездняком». Все наставления от него, в любой ситуации, в том числе перед матчем с Кореей, были исключительно добрыми. Пожелания даже, а не наставления или, боже упаси, замечания.

Неизвестная Корея

— Что вы знали о сборной КНДР?

— Почти ничего. Там такая была любопытная история. На закрытый матч корейцев со сборной ГДР командировали в Германию работника Федерации футбола СССР, а по совместительству кинооператора Бориса Набокова. В тот день дождь лупил проливной, он забрался куда-то на самую верхотуру трибун, развернул свою технику на треноге — и давай шпионить... Вернулся в Сандерленд, где была база сборной СССР, нас собирают: садитесь, будем смотреть соперника. «Свет, камера, мотор!» — а на экране сплошное «молоко». Вообще ничего не снято, ни одного кадра! Как же мы над ним смеялись, над бедным нашим разведчиком!

В итоге тренеры наковыряли откуда-то паспортного типа фотографии, подписали их ни о чем не говорящими фамилиями — Ким, Чон, Хван и так дальше — расклеили на доске и говорят: изучайте соперника!

— Изучили?

— Конечно. И настроились так, что вообще дышать бедным корейцам не дали. Характерная особенность любой азиатской команды — они все очень быстрые, взрывные, им нельзя дарить пространство, глушить надо сразу, в момент приема мяча. Так и вышло — заглушили, вырубили. Наутро британские газеты вышли с карикатурами: мы в боксерских перчатках, а корейцы с синяками, с кривыми челюстями. Что-то вроде этого.

В братской просьбе требуем не отказать

— Победный состав не меняют, тем более что вратарь сыграл «на ноль» — негласное правило футбола. И тем не менее на следующий матч, против Италии, выходит Яшин. Почему?

— Могу только догадываться, опираясь опять же на слова Золотова: Николая Петровича «попросили» об этом большие люди. Те, кому невозможно отказать. Но честно скажу: когда на установке объявили, что будет играть Яшин, у меня на душе стало спокойно. Италия — это не Корея, и моего опыта, несмотря на уверенность в себе, могло просто не хватить. И действительно, в самом начале матча возникло два-три эпизода, которые Яшин решил в нашу пользу. Не факт, что эти мячи мог взять Кавазашвили.

После победы над итальянцами мы с четырьмя очками пошли дальше, в плей-офф. Игра с Чили, по большому счету, ничего для нас не решала, а вот для сборной КНДР это был вопрос жизни и смерти. Накануне матча приезжает к нам корейская делегация в составе трех человек, включая высокопоставленного правительственного чиновника. Переговорили с нашим руководством, а потом пригласили нас: Яшина, Шестернева, Воронина и меня как секретаря комсомольской организации. Сидим, как сейчас помню, за длинным таким столом, и нам говорят: «Уважаемые советские братья, друзья, коммунисты! От лица корейского народа просим вас обыграть команду Чили, чтобы в следующий этап вышли сборные СССР и КНДР».

— Невозможно отказать в такой просьбе...

— Обыграли, вышли в плей-офф с первого места, а корейцы — со второго. В четвертьфинале с венграми опять Лев Иванович играл, и я этот матч по сей день в самых мелких деталях помню. Он получился очень трудным, очень насыщенным. Венгры выглядели просто здорово! В первом они так давили, что думал: ну все, сейчас сломают. Но нет, выстояли, Яшин сыграл просто блестяще. А во втором тайме уже мы их придушили и вышли в полуфинал.

Выпорхнули мальчики

— Вряд ли даже у вас были сомнения в том, кто встанет в раму в матче против сборной ФРГ...

— После поражения от немцев главный тренер, считаю, допустил большую ошибку. Наверное, сгоряча, но сыграл против себя: сказал, что в пропущенных мячах есть вина вратаря. Думаю, именно эти слова стоили Морозову дальнейшей карьеры в сборной СССР. И совершенно точно повлияли на атмосферу в команде.

— В чем это выразилось?

— Матч за третье место проходил в Лондоне. Мы переехали в столицу из своего Сандерленда, до игры целых четыре дня — и на два из них про футболистов вообще забыли. Идите и делайте что хотите! В Сандерленде мы жили в максимально закрытом режиме, а здесь — выпорхнули мальчики... Не знаю, кто что себе позволял, не ловил никого за руку, не держал за ногу, но факт тот, что за два дня ни одной полноценной тренировки у нас не было. Каждый делал что хотел.

— Хорошо известно, что, например, Валерий Воронин и Игорь Численко никогда не дружили с режимом. Несложно представить, как они снимали стресс в Лондоне...

— Не хочу ни представлять, ни тем более говорить об этом. Никогда сексотом не был. Точно знаю лишь одно: целенаправленных тренировочных занятий в эти два дня у сборной СССР не было. В день игры с португальцами, когда мы вышли на зарядку в Гайд-парк, подзывает Николай Петрович и говорит: «Анзор, играешь». Отлично, готов! И вдруг на установке: «А сейчас состав команды. Яшин...».

— Опять звонок сверху?

— Вот здесь грешить не стану, просто не знаю. Матч был очень напряженный, мы проиграли, но если бы Хурцилава не допустил ужасную ошибку, все могло сложиться иначе. Что Муртазом двигало, когда он с головы у двухметрового Торреса мяч рукой снимал, — вопрос без ответа. Замкнуло что-то, бывает.

Послание Путину

— По правилам ФИФА, команда, занявшая четвертое место, тоже получает комплект бронзовых медалей.

— Да, но до 1974 года действовало жесткое ограничение: награды вручаются только тем игрокам, кто принимал участие в «медальном» матче. 11 медалей каждого из достоинств, больше у ФИФА для вас, ребята, ничего нет.

— Глупейшее правило...

— Трудно не согласиться. Мне кажется, эту несправедливость давно пора исправить, пока живы участники тех событий. Мы, ветераны, в какие только инстанции ни писали! Министрам, депутатам, всем президентам РФС, лично Путину Владимиру Владимировичу я не так давно послание отправил: ну найдите возможность восстановить историческую справедливость! Разве это такая большая проблема — сделать дубликаты и торжественно вручить медали тем немногим, кто еще ходит по этой земле, и близким тех, кто уже нас покинул?

— До первого матча сборной России на домашнем чемпионате мира — ровно две недели. Ваши ожидания?

— Мои ожидания — это вера в чудо. В чудо, в магию родных стен, а также в календарь: нам очень повезло в том, что первая игра — с Саудовской Аравией...

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какие льготы и скидки положены инвалидам на железнодорожные билеты?
  2. Можно ли не платить за вывоз мусора?
  3. Когда владельцев собак и кошек обяжут их маркировать и ставить на учет?


А что вы думаете по поводу тарифной политики в ОСАГО?