aif.ru counter
220

«Прогнозы про угрозы»: Что несёт для РФ соседство с Центральной Азией?

17 апреля лекцию №8 прочитала доктор исторических наук, профессор Московского государственного университета международных отношений (МГИМО) МИД РФ Ирина Звягельская

Фото Екатерины Изместьевой
В конференции участвуют: Звягельская Ирина Доновна

17 апреля в рамках совместного проекта АиФ.ru и Совета по внешней и оборонной политике «Прогнозы про угрозы» свою лекцию прочитала доктор исторических наук, профессор Московского государственного университета международных отношений (МГИМО) МИД РФ Ирина Звягельская. Тема беседы: «Что несёт для РФ соседство с Центральной Азией?».
«Центральная  Азия  —  регион,  имеющий особую стратегическую ценность для России. Наша страна зависит от развивающихся в регионе процессов и должна быть готова к тем вызовам, которые порождает быстро меняющаяся реальность», — говорит Ирина Звягельская. О каких вызовах идёт речь и может ли Россия противостоять им? Об этом и многом другом эксперт рассказала АиФ.ru.
«Прогнозы про угрозы» — это лекции известных российских и зарубежных экспертов Совета по внешней и оборонной политике об актуальных угрозах для нашей страны. Что или кто может нанести вред России? Выдержит ли страна демографический удар? Останется ли наше государство образованным? Чем может обернуться для россиян неконтролируемая миграция? Раз в месяц и чаще мы говорим с экспертами на эти и другие темы на АиФ.ru.

Ответы:
Звягельская Ирина Доновна 21:50 17/04/2014
Прежде всего, я должна сказать о том, что Россия и Центральная Азия очень взаимозависимы. Это связано с тем, что она является для нас важнейшим рынком сбыта — туда направляется наше продовольствие, оборудование, машины. Целый ряд центральноазиатских производств, в свою очередь, ориентирован на Россию. Благодаря сотрудничеству с нашей страной Центральная Азия имеет возможность направлять свои энергоресурсы на другие рынки. Граница, разделяющая наши государства, одна из самых длинных в мире — ее протяженность — более 7000 километров. Как вы понимаете, ни оборудовать, ни закрыть такую границу практически невозможно — к счастью, вопрос об этом на повестке дня не стоит. Происходящее в наших странах также очень сильно зависит друг от друга. Любая нестабильность в странах Центральной Азии будет отражаться и на приграничных к ней регионах, и на России в целом. В этой лекции я хотела бы осветить вопрос: «Какие потенциальные угрозы могут исходить из центральноазиатских стран и что делать для того, чтобы снизить их интенсивность?». Я хотела бы начать с известного утверждения, которое разделяю: в Центральной Азии внутренние угрозы превалируют над внешними. Несмотря на то, что этот регион составляют как развитые государства, имеющие большие возможности за счет производства энергоресурсов, так и другие — относительно слабые и бедные, проблемы у них общие — только проявляются с разной интенсивностью. Главная беда стран Центральной Азии в том, что в них не был завершен процесс создания наций на государственном уровне, и я даже не уверена, что его можно довести до конца. Не были созданы государства с гомогенной культурой, где главное — это гражданская идентичность на уровне всей страны в целом. Общества остались фрагментированными, в них огромную роль играет региональная идентичность, принадлежность к определенному клану. Это является одной из причин нестабильности, поскольку региональные элиты достаточно жестко конкурируют в борьбе за власть, особенно в более уязвимых странах — достаточно вспомнить гражданскую войну начала 90-х годов в Таджикистане или противостояние между элитами севера и юга в 2005-2010 годах в Киргизии, также приведшее к переворотам и к насилию. Однако сейчас смена власти не является главным фактором дестабилизации. Для стран Центральной Азии, как и для многих других постсоветских государств, характерны бедность населения и высокий уровень коррупции. И если раньше мы говорили о том, что взрывы нестабильности в большей степени имели межэтническую основу, то сейчас при сохранении этой опасности все же большую озабоченность вызывают их социальные и экономические причины. Существуют огромные разрывы в доходах, значительная часть населения находится за чертой бедности. И фактором, снижающим возможность социального взрыва, стала трудовая миграция. Порядка 4,5 миллионов людей приезжает работать из Центральной Азии в Россию — это очень большая цифра. Достаточно сказать, что денежные переводы трудовых мигрантов на родину столь велики, что в наиболее бедных странах составляют половину внутреннего валового продукта. Таким образом, своими заработками они стабилизируют ситуацию в своей собственной стране. Кроме того, как правило, уезжают работать молодые люди, которых легко мобилизовать на участие в каких-либо социальных движениях, и то, что Россия предоставляет им работу, на мой взгляд, очень важно с точки зрения наших собственных интересов. Наконец, упомянем об еще одном очень важном факторе — религиозном. Нельзя все сводить исключительно ко взрыву радикализма, но игнорировать его тоже нельзя. С одной стороны, ситуация подогревается внутренними проблемами стран Центральной Азии, с другой — имеет некое внешнее измерение. Что касается внутренних проблем — то вполне понятно, что религия — это тоже способ мобилизации протестных настроений, поскольку созданные политические системы не всегда дают людям возможность высказывать свое недовольство за счет общепринятых каналов — создания политических партий и общественных организаций. Формально они существуют, но на самом деле пока своих функций либо вообще не выполняют, либо выполняют не полностью. Поэтому мобилизация с помощью экстремистских религиозных организаций — таких, например, как Хизб ут-Тахрир — имеет место, и собирает вокруг себя протестный потенциал. Самое неприятное здесь — это симбиоз социального протеста с религиозным, потому, что вместе они становятся очень серьезным фактором дестабилизации положения в стране. Что касается внешнего влияния — мы прекрасно понимаем, что оно тем эффективнее, чем более «благоприятные» условия для этого созданы в стране. Один из самых значительных факторов подобного влияния — «Арабская весна», это — своего рода вирус, который распространяется по всему миру. Однако преувеличивать эту угрозу тоже не стоит, так, как после распада Советского союза общество Центральной Азии уже пережило период бифуркации, а такие периоды в жизни народов часто не повторяются. Арабскому миру понадобилось более 60 лет, чтобы перейти к другой фазе своего «пробуждения». Нередко говорят о том, что в результате произошедших в арабском мире событий религиозное влияние исламистов возросло. Но сейчас мы видим, что в Египте и Тунисе исламисты прекратили свое триумфальное шествие и начался постепенный откат. Поэтому я считаю, что к опасениям по поводу возросшего влияния исламского фактора на центральноазиатские страны следует относиться с определенной долей скептицизма. Модель «Арабской весны» неприменима к Центральной Азии. Тем не менее, надо внимательно наблюдать за происходящими процессами. Второй — и очень важный внешний фактор — это Афганистан. Сейчас американские войска должны покинуть страну. Можно как угодно относиться к их пребыванию там, но все же следует сказать, что они способствовали стабилизации ситуации. Я знаю, что это очень спорное утверждение, но это действительно так. После ухода или даже неполной передислокации войск ситуация в стране изменится и с точки зрения безопасности будет грозить нам большим количеством вызовов. Не удивительно, что сейчас активно проводятся заседания ОДКБ и ШОС, активизируются наши отношения с центральноазиатскими государствами — нам необходимо поставить барьер на пути будущих угроз из Афганистана. Что же это за угрозы? Речь, разумеется, идет не о прямом наступлении талибов и прочих радикальных группировок на границы Центральной Азии, все гораздо сложнее. Дело в том, что режим, созданный в Афганистане, обеспечил определенный симбиоз между правящей верхушкой и верхушкой талибан. Они сотрудничают в области наркоторговли, поддержки определенных радикальных движений, сохранения так называемой «серой зоны» подготовки боевиков — и это очень серьезная угроза. Многие эксперты говорят о том, что когда ситуация в Афганистане изменится, радикальные организации, некогда перебазировавшиеся туда из Центральной Азии (например, «Исламское движение Узбекистана») попытаются вернуться и усилить влияние на своих единоверцев. Уже сейчас целый ряд боевиков из центральноазиатских стран можно увидеть на Ближнем Востоке, в том числе на кровопролитной гражданской войне в Сирии, где они воюют на стороне оппозиции. Афганистан в данном случае является важной перевалочной базой для этих людей — и не только он. С одной стороны, это такие исламские «солдаты удачи», кочующие от конфликта к конфликту, с другой — это люди, у которых есть определенное идеологическое видение мира и которые едут на войну по идейным причинам. Теперь я хотела бы поговорить об еще одном важном и для России, и для стран Центральной Азии, факторе — трудовой миграции. Прежде всего, следует сказать, что мигранты нужны нашей экономике. У нас был очень большой спад населения: за 20 лет мы потеряли более 12 миллионов человек. И на пустующие рабочие места мы и привлекаем мигрантов. Существуют как обоснованные, так и необоснованные страхи, связанные с этой категорией население — например, о том, что среди них высок уровень преступности, что они живут своими общинами и будут менять культурный облик наших городов. Я считаю, что все это возможно регулировать, а появление большого количества нелегалов, прежде всего, связано с нашей собственной коррупцией и жадностью некоторых работодателей, которые гонятся за дешевой рабочей силой. Учитывая нашу заинтересованность в стабильности центральноазиатских стран, нам нужно создавать рабочие места непосредственно в самом этом регионе. Перечислив все вызовы и угрозы, я хочу подвести итог: наша политика в Центральной Азии должна быть направлена на максимальное развитие сотрудничества с этими государствами. Существующие интеграционные проекты — например, Таможенный Союз — должны быть расширены. Это очень важно потому, что в регионе действуют и другие внешние силы, например, Китай. С одной стороны то, что мы развиваем отношения с Китаем — прекрасно, ведь это — мощнейшая держава. В то же время мы должны понимать, что Поднебесная в перспективе может вытеснить нас с рынков Центральной Азии и наводнить и нашу страну дешевыми контрафактными товарами — что ударит по нашему производителю. Создание Таможенного Союза преследовало цели поставить преграды на этом пути, и с этой точки зрения очень важна была бы интеграция в него Киргизии. Многие спрашивают — зачем Таможенному Союзу нужна слабая страна? Однако Киргизия как раз занимается реэкспортом китайских товаров, и чтобы это не происходило — а мы получали легальные товары, действительно произведенные в Центральной Азии, ее вступление и необходимо. И, наконец, последнее, что я хотела сказать: поскольку проблема безопасности играют очень большую роль для России, то развитие отношений по военно-политической линии также играет огромную роль. Это и заседания ОДКБ, и двухсторонние отношения с различными центральноазиатскими государствами. В некоторых из них есть наше военное присутствие — например, базы в Таджикистане и на юге Киргизии. Исторические судьбы России и стран Центральной Азии неразрывно связаны.
Вопрос:Хуршеда 16:21 26/03/2014
Народ Таджикистана все еще с сожалением воспринимает развал СССР. Недавние независимые опросы в соцсетях показали, что если бы референдум аналогичный крымскому проводился в Таджикистане в ближайшие дни, то большинство проголосовало бы за присоединение Таджикистана к России. Знаю, это наверное испугает россиян, потому что, к сожалению, они воспринимают мигрантов из Средней Азии крайне негативно. Но таковы результаты голосования, и такое отношение у таджикистанцев к России - в целом положительное. Как вы думаете, есть ли в будущем хоть какая-то перспектива если не воссоединения СССР, то хотя бы реального сближения наших двух стран? Такие схемы как СНГ, Таможенный Союз, Эвразэс и т.д. показали свою недееспособность. Народ (не правительство) Таджикистана надеется на более тесные взаимоотношения с РФ.
Вопрос:Павел Вопрос 22:35 27/03/2014
Уважаемая Ирина! У меня вопросы к Вам, как к специалисту МГИМО, знающему настроение в верхах: 1. Есть среди сотрудников МГИМО, дипломатов, элиты понимание того, что СССР развалился именно потому что включал в себя такие несовместимые, противоположные общества-цивилизации: Прибалтика (средняя зарплата около 300 рублей), Россия + Белоруссия + Украина (около 200 руб) и Средняя Азия (в Таджикистане средняя зарплата была около 40 рублей) ? Есть ли среди них те, кто понимает и открыто говорит, что попытка воссоздать Союз со Средней Азией сейчас окончиться ещё хуже? Что ни в позднем СССР, ни в современной РФ не было и нет сил, средств и желания исправить всю эту азиатскую клановость, кумовство, байство, бедность, бесправие, взяточничество, антисанитарию, наркомафию и т.п.? Есть те, кто понимают, что проще от них просто отгородиться и управлять ими подачками и визовым режимом как делает это со своими вассалами США? 2. Есть ли наверху понимание того, что массовая иммиграция в РФ, выдавливание коренного населения дешевой покорной рабочей силой, открытые границы, любые формы союза РФ и бедных стран Средней Азии играют на руку исламским экстремистам как в РФ, так и за её пределами? Ведь с внутренним врагом бороться куда сложнее, чем с внешним, особенно учитывая уровень взяточничества в современной России.
Вопрос:Митя 15:40 02/04/2014
Добрый день, Ирина! 1. Как, на Ваш взгляд, можно было бы обратить вспять отток т.н. "русскоязычного населения" из стран Средней Азии? В связи с массовой миграцией в течение "парада суверенитетов" количество квалифицированных специалистов резко снизилось, а местные вузы и ссузы готовят кадры практически для России, поскольку в них нет востребованности в самих республиках. В частности, в Киргизии практически не осталось ни одного промышленного предприятия. Оставшиеся несмотря на отсутствие работы специалисты были вынуждены переквалифицироваться либо "впасть в спячку". 2. Угроза радикализации исламского сообщества требует принятия срочных контр-мер. Каким образом можно наиболее эффективно противостоять этому явлению, и какова, на Ваш взгляд, должна быть позиция России в этом вопросе?
Ответы:
Звягельская Ирина Доновна 22:03 17/04/2014
В разных странах положение различается. Я бы не стала сравнивать положение русских в Казахстане и, скажем, в Киргизии, где существует постоянная нестабильность, и люди уезжают потому, что не видят будущего для себя и своих детей. С точки зрения наших интересов это действительно очень грустно, потому, что русские в Центральной Азии были важным сегментом местного общества. Это были люди, которые несли определенную культуру, и, вместе с тем, многому учились у местного населения и переняли у него немало хороших черт. Когда русские из-за гражданской войны стали уезжать из Таджикистана и селиться где-нибудь в Центральной России, к ним относились крайне негативно, потому, что они уже не вписывались в местный социум - они не пили, были очень дружными и работящими. Они стали субэтносом и очень сильно отличались от местного населения. Очень печально, что люди, работавшие в различных сферах, в том числе — и в промышленности, составлявшие наш культурный задел в Центральной Азии, вынуждены уезжать. Мне кажется, наша задача — сделать все, чтобы они смогли там остаться, поддержать их, договариваться с местными правительствами о том, чтобы они не испытывали никакого националистического давления.
Вопрос:Vitali 18:13 03/04/2014
Мигранты это хорошо, но у нас есть и свой люди которые хотят найти себе приличную работу и трудиться на этой трудовом месте. Считаете ли вы что должны быть лимиты или какие-то ограничения для мигрантов из Средней Азий?
Ответы:
Звягельская Ирина Доновна 22:00 17/04/2014
Я скажу о рабочей миграции в целом. Я считаю, что определенные лимиты существовать должны. Мы должны быть заинтересованы в том, чтобы привлекать более квалифицированные кадры, в том, чтобы миграция была легальна, чтобы иметь возможность представлять себе, сколько людей трудится в нашей стране, знать, что им нужно и как защитить их права. Но для того, чтобы сделать все это, нужны достаточно большие усилия. Прежде всего, необходимо сломать коррупционную составляющую и жадность предпринимателей, которые хотят на дешевом труде заработать много денег, не думая о том, в каких условиях эти люди здесь живут, и, по сути дела, криминализируя эту среду.
AIF.RU Ведущий конференций 22:00 17/04/2014
Но вы же сами говорите о том, что к нам едут так называемые, «провинциалы» из кишлаков. А чего хотим мы — высококвалифицированную рабочую силу?
Звягельская Ирина Доновна 22:01 17/04/2014
Нет, нам нужны люди среднего уровня квалификации, с профессиональным образованием — их приезд был бы для нас самым желательным. К нам приезжают очень разные люди — есть среди них и очень высококвалифицированные кадры — врачи, инженеры — которые устраиваются на работу, чаще — в отдаленных районах — и успешно интегрируются. Но я сейчас говорю об основной массе мигрантов, которую мы видим на стройках. До тех пор, пока этим людям будут платить копейки, относиться к ним не по-человечески, пока они будут жить в ужасных условиях и не имеют здесь минимальной социальной поддержки, к нам будут ехать лишь те, у кого просто нет другого выхода.
AIF.RU Ведущий конференций 22:01 17/04/2014
Однако, если мы будем платить не копейки, а хорошую зарплату — не переедут ли к нам тогда вообще все?
Звягельская Ирина Доновна 22:01 17/04/2014
Нет, потому что хорошая зарплата предусматривает определенный уровень квалификации.
Вопрос:Москаль 10:12 06/04/2014
Центральная Азия — регион, имеющий особую стратегическую ценность для России но у нас нет столько людей чтобы защищать расширяющуюся территорию которая будет занозой. Придется звать на помощь китайцев чтобы защитить себя от интервентов
Вопрос:Helg 23:51 08/04/2014
Центральная Азия — регион, имеющий особую стратегическую ценность для Китая, КНР обладает гораздо большими ресурсами, чем Россия, для усиления своего влияния в странах Средней Азии. Что фактически и происходит. Как может разрешится данное противоречие между нашими странами.
Вопрос:Rovnov 01:47 13/04/2014
Уважаемая госпожа И. Звягельская! Наверно центральная Азия - это важно. Однако, для России, её народа, важное следующее: Центр, Север, Сибирь, наш Дальний Восток. Имперская политика хороша тогда, когда империя заботится в первую очередь о своём благосостоянии, а потом размышляет о центральной Азии. Так зачем нам центральная Азия?
Ответы:
Звягельская Ирина Доновна 21:58 17/04/2014
Вопрос о том, зачем нам Центральная Азия, очень стар. Еще Федор Михайлович Достоевский в своих дневниках (а это — вторая половина XIX века) рассматривал мнение о том, что наше общество было не готово к принятию Средней Азии. Все говорили: «Зачем нам эта Азия, мы и в Европе-то не можем устроиться!». Однако, по мнению классика, это присоединение было нам необходимо, поскольку русские — не только европейцы, но и азиаты, и, может быть, именно в Азии — наш последний исход. Я цитирую не очень точно, но суть ясна. В связи с этим я хотела бы сказать о двух вещах. Во-первых, мы не империя и больше ей не будем потому, что век империй кончился. Почему же тогда мы проводим такую активную политику в этом регионе? Потому, что — я говорила об этом в лекции — мы очень взаимозависимы и в экономическом, и в социальном, и в культурном плане. В Центральной Азии по-прежнему существуют русские диаспоры, и об этом следует помнить. А также мы тесно взаимосвязаны с точки зрения проблем безопасности, поэтому мы не можем игнорировать то, что происходит в этом регионе. Значит ли это, что при этом нужно забывать о том, что происходит в нашей собственной стране? Конечно же, нет! Но, если нестабильность в Центральной Азии будет провоцировать проблемы у нас, то России от этого лучше не будет.
Вопрос:Кучина Любовь Захаровна 19:53 15/04/2014
Все перечисленные вопросы, мне кажется, поставлены очень верно. Именно эти опасности и грозят стране. Рушится единство нации, путем ассимиляции и потери самосознания русской части населения страны. Все-таки мы в большей части европейцы, чем азиаты или стремимся ими быть, имея в виду приоритеты культуры и высшей формы цивилизации. Нам все время приводят в пример США. Но там и не было никогда общенациональной культуры. Мне кажется, что мы теряем ту русскость, чем были горды все время , а именно веками - 18, 19, 20. Потребуется много, много лет, чтобы тот приток мигрантов приспособился к вековым традициям коренного населения России или хотя бы частично научился соблюдать их. Пока их жизнь устроена обособленно и они не стремятся вливаться в обычаи, культуру и устои страны. Просто живут незаметно, опасаясь полиции, чиновников. Но, получив гражданство и равные права, тут же начнут заявлять о своих национальных интересах, своих молельнях, школах, клубах и прочих институтов общения. Необходимо ли будет соблюдать их требования? Принесет ли это какие-то трудности и расходы стране. И нужно ли это делать? Может лучше пойти по пути ассимиляции приезжих, не ущемляя интересы россиян? Возможно ли такое в настоящее время и как вы на это смотрите?
Вопрос:Михаил Г 12:13 17/04/2014
Ирина Доновна, об организации каких рабочих мест в ЦА вы говорите, если даже у нас в Рязани невозможно найти нормальную работу, и средняя зарплата — 10-15 000?
Ответы:
Звягельская Ирина Доновна 21:51 17/04/2014
Я понимаю озабоченность Михаила и знаю, что ситуация в нашей стране далека от идеала. Но если мы опасаемся того, что нас захлестнет поток легальных и нелегальных мигрантов, то нам все-таки нужно создавать совместные предприятия в Центральной Азии, где предоставлялись бы рабочие места и местным жителям, и, возможно, и самим россиянам — предприятия могли бы иметь и филиалы. То есть — в любом случае развитие бизнеса было бы полезно не только для центральноазиатских стран, но и для России в целом.
Вопрос:Я Павел Геннадьевич 12:17 17/04/2014
Как вы считаете, то, что американские войска уйдут из Афганистана, спровоцирует усиление наркоторговли, в какой степени? PS: С некоторыми тезисами вашей лекции я бы поспорил!
Ответы:
Звягельская Ирина Доновна 21:55 17/04/2014
Безусловно. Наркоторговля и так имеет там место, уход войск без сомнений спровоцирует увеличение ее объемов. Связано это будет, помимо всего прочего, еще и с тем, что значительная западная помощь полевым командирам, представителям оппозиции и официальных кругов будет наверняка сокращена, и они будут компенсировать убытки за счет производства опиатов и героина. К сожалению, на границах все это перехватывается очень плохо — порядка нескольких процентов. Более того, 10% неизбежно оседает в той стране, через которую идет поток наркотиков. Я боюсь, что это — серьезная угроза и для нас и для стран Центральной Азии.
Вопрос:Марина 54 12:24 17/04/2014
Не считаете ли вы, что к нам необходимо пускать только тех мигрантов, которые хорошо знают русский язык, а тех, кто «ни бе ни ме», ни в коем случае не нужно впускать в страну? А то понабирают всех без разбора и простые люди должны мучаться в магазине.
Ответы:
Звягельская Ирина Доновна 21:57 17/04/2014
Вопрос знания русского языка — это прежде всего вопрос к самим мигрантам. Если ты считаешь, что обойдешься без языка — это твои проблемы, и все сложности, которые будут из-за этого возникать — это твои личные трудности. Не сможешь работать без языка — значит, не сможешь. На мой взгляд, необходимо, чтобы эти люди были лучше информированы у себя на родине о том, какие условия труда существуют в России, каковы наши традиции и модели поведения. Они очень часто не знают даже элементарного — с чем они столкнутся, когда приедут сюда. Просвещением в этой области и надо заниматься. Хотя сейчас в государствах Центральной Азии существует большая тяга к изучению русского языка, особенно в тех которые дают основной процент мигрантов. Конечно же, эту инициативу надо поддерживать, организовывать различные курсы. Но основная проблема этим не решается. Ведь в основном мы получаем миграцию из кишлаков, а не из городов. И те, кто к нам приезжают, даже в городах самой Центральной Азии будут чувствовать себя провинциалами. Это — огромный культурный разрыв.
Вопрос:Игорь Поветкин 12:30 17/04/2014
Ирина, скажите, пожалуйста, почему в СССР все жили мирно и дружно, а в сегодняшней России, когда кругом демократия, мы никак не можем понять, что Центральная Азия нам действительно нужна? У нас кругом враги.
Ответы:
Звягельская Ирина Доновна 22:06 17/04/2014
Я думаю, что значительная часть нашего населения все-таки это понимает. Что касается взрывов национализма, которые мы наблюдаем и здесь, и в центральноазиатских странах, и во многих постсоветских республиках — к сожалению, таков исторический период, через который мы проходим — фаза национального становления. К сожалению, этот период сопровождается у нас всплеском энтонационализма — наиболее агрессивного и нетолерантного к представителям других народов. Как с этим бороться? Вы знаете, еще в Советском Союзе существовал такой старый рецепт — частью нашей идеологии был интернационализм. Мы слишком быстро от этого отказались и, на мой взгляд, это было огромной ошибкой. Я удивляюсь, что даже оставшаяся у нас коммунистическая партия в последнее время не выдвигает этот лозунг. Мне кажется, нам пора к этому вернуться. Потому что в противном случае нам, невероятно «пёстрым» в этническом плане, ничего хорошего ждать не стоит.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что за народ чудь, о котором спрашивали Владимира Путина на «Прямой линии»?
  2. Где в России летом 2019 года самая большая вероятность пожаров?
  3. Можно ли оспорить аннулированную работу на ЕГЭ?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ